Суббота, 08.08.2020, 09:44Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск по сайту

Календарь

«  Август 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Как Россия потеряла Аляску (часть 1)
Борису Владимировичу РИХТЕРУ,

наставнику и учителю; ученому и

художнику; полярнику - посвящаю.

Автор
      
       Две части света - Европа и Азия - образуют единый континент, называемый географами Евразией. Одна треть этого обширного материка занимает Россия, раскинувшаяся от Атлантического до Тихого океана, Но не так давно, всего 130 лет назад, государственная граница России проходила и по другому континенту - Северной Америке: от Ледовитого океана на юг точно по 141 меридиану - к западу от Гринвича, а затем по хребту Кордильер по 55 параллели. На политических и географических картах, во всех атласах до 1867 года дальний северо-запад Америки закрашивался в цвет территории нашего Отечества с надписью "американские владения России". Они были получены по неоспоримому праву первооткрывателя, которое дали отважные русские землепроходцы, создавшие своими путешествиями эпоху великих открытий в Азии и на Тихом океане.
       А начались они на Востоке с плавания С. Дежнева и его спутников, которое привело к открытию пролива между Азией и Америкой, к открытию Камчатки и определению восточного побережья Тихого океана. Уже тогда, через Сибирь, к нему устремились промышленники, торговые люди, а также крестьяне, бежавшие от крепостного произвола из центральных областей России. Это движение в известной степени направлялось сибирскими властями, выдвигавшими задачу "проведывания новых землиц" на окраине Азиатского материка для увеличения доходов приведением "под высокую государеву руку в ясашный платеж" народов, населявших эти земли.
       Стремление русских на Восток было чрезвычайно интенсивным. Следует отдать дань смелости и предприимчивости целого сонма безвестных людей, и в этом отношении никакая другая европейская нация не может сравниться с русскими. И это все результаты трудов наших исследователей-мореходов, промышленников и купцов. Царское правительство еще не осознало своей роли в подобном процессе и не спешило закрепить достигнутые успехи в интересах нации.
       Выдающийся русский исследователь, неутомимый путешественник купец Григорий Иванович Шелехов стал основателем русских поселений на Аляске. Уроженец уездного города Рыльска Курской губернии, он был одним из самородков, которыми так богата Россия. Обладая глубоким и проницательным умом, попав в совершенно незнакомый для него край, очутившись в центре борьбы за наживу и обогащение на морских промыслах, единственный из всех купцов-предпринимателей он понял исключительное государственное значение Тихого океана для Русского государства. Шелехов осознавал, что экономическая эксплуатация тихоокеанских вод требует закрепления на береговой линии Америки, отсюда его вылазка на Алеутские острова и на Аляску и быстрый захват береговой линии на возможно большем расстоянии к югу. Все стремления Шелехова были направлены на юг - к Калифорнии.
       Григорий Иванович положил начало хозяйственному освоению и географическому изучению территории, называемой теперь Аляской, а правильно сказать, как это широко употреблялось во второй половине XIX века, Русской Америки. Такое название вполне оправдано не только в политическом, но и в географическом смысле. Эта обширная область площадью в полтора миллионов квадратных километров впервые обследована, положена на карту и хозяйственно освоена исключительно трудами русских людей. Первые названия географическим объектам дали здесь русские, и многие из этих названий сохранились до наших дней.
       Патриотом и государственным "мужем" считали Шелехова современники. Об этом свидетельствует и единственный уцелевший памятник на кладбище Знаменского девичьего монастыря в Иркутске. На постаменте обелиска, украшенного барельефным портретом, высечена надпись, составленная Г. Р. Державиным: "Здесь погребено тело по прозванию Шелехова по деяним бесценного по промыслу гражданина по замыслам мужа почтенного, разума обширного и твердого...он отважными своими путешествиями на Востоке нашел, покорил и присовокупил державе не только острова Кыхтак, Афогнак и многие другие, но и самую матерую землю Америки простираясь к северу и востоку, завел в них домостроительство".
       Приведены и даты его жизни: "Григорий Иванович Шелехов, Рыльский именитый Гражданин родился года 1748, вступил в супружество года 1775, начал торговлю свою в областях Сибири в 1775 году, морские путешествия совершил в 1783, 1784 и 1785 годах, скончался 1795 года июля 20 дня".
       На третьей стороне постамента помещены строки Державина:
       Колумб здесь русский погребен,
       Проплыл моря, открыл страны безвестны...
       И, зря, что все на свете тлен,
       Направил парус свой
       Во океан небесный
       Искать сокровищ горных, неземных... Главным же памятником Шелехову стала Русская Америка. За 85 лет ее существования она приобрела большую популярность в России. Туда устремлялись наиболее предприимчивые люди. Русская Америка часто упоминается в произведениях А. С. Грибоедова, А. С. Пушкина, Н. А. Некрасова.
       Имя знаменитого путешественника можно найти на географических картах: залив Шелехова, озеро Шелехова. город Шелехов. На Аляске и на Алеутских островах до сих пор сохранились многочисленные постройки, сработанные русскими мастерами.
       Шелехов был незаслуженно забыт вскоре после утраты Россией территорий, присоединению которых посвятил свою жизнь этот выдающийся деятель XVIII века.
     

    К берегам Восточного океана
       Чтобы понять, какая дорога привела Григория Шелехова в Новый Свет, нужно познакомиться с началом его жизненного пути. В нашем распоряжении оказалось не так много памятников, относящихся к жизни Шелехова. Год рождения Григория Ивановича установлен Точно - 1748, Глава семьи - Иван Шелехов, рыльский купец. Он и мысли не допускал, что его сыновья могут заниматься чем-либо иным, кроме торговли холстом, пенькой, дегтем и щепным товаром. Поэтому все его сыновья, в том числе и Григорий, прошли единственную в Рыльске школу для купеческих и мещанских детей - школу дьячка местной приходской церкви.
       Григорий был наблюдательным и вдумчивым человеком. Тот широкий кругозор, которым он обладал, мог выработаться только при упорной работе над собой.
       Не много книг попадало в Рыльск, и, по-видимому, больше всего интересовали Григория описания путешествий, особенно морских. Из книг Шелехов узнал, что недалеко от русских берегов находится таинственная Америка, населенная дикарями, убивающими европейцев.
       Григорий часто ездил с отцом в Курск, где жили богатые родственники Шелеховых - купцы Голиковы. Один из них - М. С. Голиков - был отставным морским офицером. Вот он и рассказывал своему молодому племяннику много интересного о море, помогал осваивать начала географии и мореходства. Рассказы старого моряка вызывали у Григория еще больший интерес к заморским странам: хорошо бы поехать на далекие острова, привезти оттуда диковинные товары, продавать их в гостином дворе в Курске.
       После смерти отца Григорий стал полным хозяином своей жизни, да и пора была - ему шел уже 25-й год. Со всех сторон доходят до Рыльска слухи о новых больших делах, затеваемых купечеством в разных концах России. Растет заграничный торг, возникают фабрики и заводы: по-новому их называют "мануфактуры". За далекой Сибирью открыли новые земли в океане - острова, где можно получить богатую добычу - драгоценные меха морских зверей. Большие деньги дают за них в Китае.
       Теперь уже не мальчишеские мечты, но трезвые деловые планы молодого купца подсказывают выход. Он решил поехать в Сибирь, заняться там торговым делом, попытать счастья. Переговорив с братьями, добился от них выдела его доли в отцовском наследстве деньгами и двинулся в далекий путь. Он едет в Сибирь, приглядываясь к здешней жизни, сильно отличавшейся по своему солидному укладу, соединенному с широким размахом, от привычных условий жизни бедных крепостных деревень Центральной России.
       Ровно через год после выезда из Рыльска купец приехал в Иркутск.
       Иркутск - центр торговой жизни Сибири, отсюда европейские и сибирские товары развозятся по всем направлениям: в Россию, в Якутск и Охотск, на Камчатку и в Китай. Здесь ежегодно бывают четыре ярмарки, на которых русские, бурятские купцы ведут оживленный торг, совершая крупные сделки на шелк, сукно, меха и чай.
       Шелехов встретился в Иркутске со своим дальним родственником - богатым купцом Иваном Ларионовичем Голиковым, Купец принял гостя очень приветливо и, выслушав просьбу Григория взять его на службу, предложил ему быть приказчиком при обширном хозяйстве "откупа", Григорий постепенно знакомился с сибирским купечеством и сибирским рынком, Разъезжая по Сибири, он побывал на китайской границе, где в русском городке Троицкосавске (Кяхта) и в его китайской слободке Маймачине происходили основные торги с китайскими купцами. Добрался он и до берегов величайшей сибирской реки - Амура, а по другой большой реке - Лене - добирался до Якутска. Вот только на берегах Восточного океана не пришлось побывать, но зато Шелехов наслушался самых фантастических рассказов о невероятных пушных богатствах на островах, лежащих среди вод таинственного океана.
       В купеческих кругах Иркутска, где бывал Григорий, все знали, что он не богат. Но представлению сибирских купцов он был просто нищий, наймит. Но эти люди знали также, что молодой купеческий приказчик был из старинного купеческого рода, он не раз доказал, что у него есть ум, воля и энергия, есть практическая деловая сметка, а купечество, особенно сибирское, умело ценить подобные качества. Рассуждали: такой человек далеко пойдет, надо ему только капитал округлить побыстрее. Тут путь простой: нужно молодца женить, а невесту взять приданницу. Доброжелательные свахи скоро нашлись и за невестой далеко ездить не пришлось. В близком к дому Голиковых семействе купца Панова овдовела дочь Наталия Алексеевна, всего год и пробывшая в замужестве.
       Выслушав советы доброхотных сватов и поразмыслив, Шелехов решил, что такой брак сулит ему немалые выгоды: невеста - поразительная красавица, славившаяся своим умом, приносила хорошее приданое и родственные связи среди местного купечества. Он дал согласие на сватовство, которое было принято благосклонно: сибирячке понравился приехавший из "Расеи" молодой купеческий сын, удивлявший даже предприимчивых сибирских купцов своей энергией. Так, кроме деловых расчетов, возникло обоюдное чувство. В 1775 году голиковский приказчик женился на иркутской купчихе.
       Шелехов оставляет службу у Голиковых и записывается в купеческое сословие Иркутска. Теперь дорога к Восточному океану открыта и ДЛЯ него. Он собирается в Охотск -единственный порт на этом океане,
       Вместе с ним едет и молодая жена. Никакие уговоры, никакие рассказы о страшно трудной дороге в Охотск не могли заставить Наталию Алексеевну изменить её решение. Они сразу же становится неразлучной спутницей своего мужа во всех его будущих странствиях и делах. Она его друг и советник. Шелехов не начинает ни одного дела, не обсудив его с женой. Их дружба неизменно поддерживает Григория в дни житейских испытаний. Им предстоит длинный и не безопасный дня путешественников путь.
       После долгих приготовлений в середине мая из Иркутска по дороге на Качуг - большое село на берегу Лены - потянулись вереницей обозы. В Качуге Шелехов, подобно другим купцам, погрузил свою кладь на паузок, который должен теперь на целый месяц стать плавучим домом для неунывающих молодоженов, решившихся на такое странное свадебное путешествие: им предстояло проплыть 2500 верст по великой сибирской реке.
       С прибытием каравана в Якутске открывается ярмарка, на которую съезжаются якуты, тунгусы, русские купцы из ближних и дальных мест. Шелехов с головой уходит в торговые операции - надо распродать привезенные товары, закупить новые. Здесь же он заводит знакомство с якутским купцом Лебедевым- Ласточкиным, вложившим свои деньги в охотские промыслы. Оба купца договорились о совместных действиях, и опытный, искушенный в местных обычаях Лебедев-Ласточкин руководит Шелеховым в его сборах для путешествий в Охотск.
       Сразу после ярмарки караван отправился в трудный и рискованный путь. Двигались все вместе - и купцы, и промышленники с матросами, и казенный караван под охраной солдат. До Алдана дорога довольно сносна: она идет по обширным лугам. Часто попадаются якутские юрты, совершенно пустые - их обитатели прятались при подходе отряда. Путешественники хозяйничают в брошенных юртах, оставляя в уплату после себя ножи, иголки, табак и немного денег.
       Несколько дней такого пути, и караван, перейдя вброд Амчу, подходит к Алдану. Против устья реки Май начинается переправа на правый берег реки. За Алданом характер дороги совершенно изменился. Густой лес и болота, высокие снежные горы, крутые спуски к бурным рекам, постоянные дожди. Мучительный переход через извилистую реку Белую и ее притоки - Охотский тракт пересекает их в 30 местах.
       Наконец караван перевалил через Становой хребет, и отсюда начинается спуск к морю. Всего 200 верст осталось до Охотска, до желанного Великого океана.
       И вот последняя горная гряда, и с её перевала перед путешественниками открылся безбрежный простор моря. Впервые Григорий видит ту стихию, о которой так много читал и слышал, и мечтал в дни юности, к которому он всегда стремился.
       Это было Охотское море Великого Восточного океана. В 1776 году Охотск, будучи единственным портом в северной части Тихого океана, переживал период своего расцвета, выглядел крупным оживленным городом, имевшим совершенно особенный облик и своеобразный уклад жизни. Дом охотского начальника находился в центре лучших построек города, вытянувшихся вдоль реки. Весной разлившаяся река затопляла территорию города, поэтому лучшие дома - чиновников и купцов - были расположены вдали. Ближайшие к воде строения - амбары и магазины, служившие складами пушнины, казенных запасов и корабельного снаряжения, стояли на сваях.
       Дальше от берега, за главной площадью, по склонам прибрежных холмов, разместились избы и жалкие лачуги, в которых обитали рабочие верфей и лабазов, "промышленные", матросы, казаки и вся остальная голытьба, не нашедшая своего счастья на богатом "океан-море". За чертой города, вверх по реке, тянулись верфи. На самой реке покачивался целый лес мачт промысловых судов: галиотов, гукоров, ботов.
       Быстрое течение, малые глубины, узость и непостоянство фарватера очень затрудняли вход в порт, особенно при частых туманах. Многие корабли, уцелевшие во время многолетних плаваний в открытом океане, находили свой конец при входе в порт.
       Охотская команда была довольно многочисленна. Прибывший вместе с Шелеховым в Охотск новый охотский начальник Зубов приказал сделать перепись служащих, из которой видно, что в 1776 году в Охотске состояли на государственной службе: один капитан-лейтенант, один лейтенант, четыре штурмана, один подштурман, двадцать канцелярских служащих, двадцать учеников навигационной школы, два боцмана, одиннадцать унтер-офицеров, восемь матросов, шестьдесят семь казаков на морской службе, двадцать семь мастеровых вольных и тридцать восемь из ссыльных. Всего военных и вольнонаемных людей, находившихся в подчинении у охотского начальника, было шестьсот четырнадцать человек.
       Шелеховы нашли в Охотске большое общество. Купцы занимались своими торговыми операциями, а их жены вели такой же образ жизни, как и в любом провинциальном городе Российской империи. Но все жили исключительно интересами промыслов, и все разговоры велись только о бобрах, котиках и ценах на мех, Здесь быстро росли состояния: достаточно было удачно провести промысел, и десятки тысяч рублей лежали в кармане. Но если налетал шторм, бросавший судно на камни, когда тонули люди, погибал драгоценный груз и вчерашний "именитый" купец делался нищим, Большой риск и громадные барыши жили бок о бок.
       В Охотске установился такой обычай: снаряжать судно на промысел товариществом или "компанией" на собранные паевые деньги. Участники товарищества назывались компаньонами и вносили деньги по количеству "записанных на себя" паев.
       Первым делом Шелехова в Охотске было снаряжение судна на Курилы. Заключив "валовый контракт" с Лебедевым-Ласточкиным, он купил гукор и отправил его в море. После десятимесячного плавания вдоль Курильской гряды островов штурман Петрушков, нанятый Шелеховым, промыслил и приобрел 970 бобров (каланов), 45 чернобурых лисиц и 95 голубых песцов. На следующий год удачливый купец отправил гукор под началом Антипина, который пробыл на островах два года, ведя довольно успешно промысел зверя. Но сильное землятресение 8 января 1780 года выкинуло укрывшийся в бухте острова Итуруп гукор и разбило его. Команда вместе с добычей была вывезена другим судном.
       Внимательно присматриваясь ко всем делам и прислушиваясь к разговорам старожилов и бывалых людей, Григорий вскоре понял, что промыслы на Алеутских островах значительно прибыльнее, чем на Курильских. Местный купец Лицка Алин, давно живущий на Камчатке и прекрасно знающий все условия промыслов, уговорил купца снарядить с ним на паях судно к Алеутским островам. Шелехов купил судно и назвал его "Павлом". Осенью 1776 "Павел" ушел в плавание.
       "Павел" вернулся из плавания только в 1780 году, привезя груз пушнины, оцененный в 74249 рублей. Было забито 3400 котиков, 936 бобров, 1580 голубых песцов. Это была неплохая добыча.
       В 1778 в море плавало уже шесть судов Шелехова. За два года он получил доход почти 200 тысяч рублей. В 1779 он отправляет в плавание бот "Николай" и галиот "Иоан Предтеча". В этот же год возвращается в Охотск "Павел", Теперь Шелехов может отправляться в плавание самостоятельно, без компаньонов. Свое новое судно в память о своей родине он называет "Иоан Рыльский".
       В 1781 году на судно "Святой Георгий" был приглашен известный своими удачными плаваниями подштурман Герасим Прибылов. Целых восемь лет пробыл Прибылов в плавании, но добычи привез на 258000 рублей и сообщил об открытии им в Беринговом море двух новых островов, лежащих значительно севернее Алеутской гряды. Их все так и называют теперь - островами Прибылова. Подштурман нашел на островах несметное количество котиков. Очевидно, сюда перешла большая часть алеутского стада, напуганного наездами охотских промышленников.
       Участвуя почти во всех компаниях, ведя и другие коммерческие дела, Григорий преуспевал в Охотске и вскоре сделался одним из самых богатых купцов Сибири. За время пребывания в Охотске увеличилась семья. Здесь родились дочери - Анна и затем Екатерина.
       Шелехов, не имевший систематического образования, но обладавший деловой практической сметкой и большим природным умом, прекрасно ориентировался в создавшейся обстановке: он пришел к выводу, что морские промыслы в Восточном океане находятся накануне серьезного кризиса. В течение 35 лет, прошедших со времени открытия Берингом Алеутских и Командорских островов, русские промышленники широко охватывали своей деятельностью всю Алеутскую гряду и собирали на островах богатую жатву. За продвижением русских промышленников на восток следили не только в России, но и в Западной Европе.
       Все, интересовавшиеся деятельностью русских мореходов и промышленников, независимо от причин, вызывающих этот интерес, ясно представляли себе, что русские непосредственно приблизились к берегам Америки. Это обстоятельство не могло не привлечь к себе прежде всего внимания правительств тех государств, которые смотрели на американский материк как! на территорию своих исключительных прав. Такими государствами в конце XVIII века являлись Испания и Англия, Под флагом Ост-Индской компании к берегам Аляски направились корабли опытного морского разведчика Джеймса Кука. В 1778 году корабли Кука появились у берегов Аляски, пересекли Берингово море и вошли в воды Ледовитого океана. Во время плавания в северной части Тихого океана экспедиция Кука не раз встречалась с русскими промышленниками и установила факт хозяйственного освоения русскими прибрежных вод Аляски.
       Известие о появлении у Алеутских островов англичан было получено в Охотске от штурмана Герасима Измайлова, и если оно не произвело особого впечатления на купцов, то для Шелехова эта вылазка англичан была источником целого ряда заключений и выводов.
       Командорские, Алеутские, Курильские острова открыты русскими. Однако права русских на эти острова не получили политического признания. Царское правительство еще не сделало никаких заявлений о своих притязаниях на земли, лежащие на Восточном океане. Екатерининские политики считали, что в данный момент нельзя осложнять отношения с Англией. Правительство не желало открыто вмешиваться в дела на Тихом океане, и деятельность екатерининской администрации ограничивалось берегами Сибири.
       А на море, где не было ни одного судна под военным флагом, безнадзорно хозяйничали представители купеческих компаний, и их произвол представлял вторую опасность для государственных интересов. Хозяйский глаз Шелехова предвидел все последствия такой хищнической деятельности.
       Промышленные компании вели промысла без всякого плана. Зверь истреблялся в количестве большем, чем это вызывалось спросом рынка, цены на меха падали и приходилось уничтожать часть добытой пушнины. Такое бессистемное истребление приводило к обеднению лежбищ. В результате количество зверя на островах уменьшалось, и в поисках хорошего промысла суда должны были уходить все дальше и дальше.
       Поиски новых промыслов привели русских промышленников к американскому берегу. Еще в 1761 году судно Бечевина промышляло у полуострова Аляска в Протасовской бухте. Потом Зайков пытался вести промыслы в Чугацком заливе, но наткнулся на вооруженное сопротивление местного населения. Такая же участь постигла Полутова и Очередина, пытавших зимовать на острове Кадьяк.
       Организация промысловых экспедиций к далеким американским берегам требовало больших затрат. Такие расходы были не по силам мелким компаниям. Требовался крупный капитал, организация обширной компании, объединяющей большое число пайщиков.
       Не имея никакой поддержки в правительственных кругах, Шелехов задумал составить компанию из наиболее богатых купцов, собрать крупные средства и, начав освоение земель в Северной Америке, поставить правительство перед свершившимся фактом. В успехе задуманного дела он не сомневался.
       В 1781 году он вернулся с семьей в Иркутск и здесь выступил со своим планом, предлагая купцам образовать компанию для ведения промыслов в Америке. Он предлагал основать на побережье Америки ряд хорошо укрепленных и вооруженных поселений, где будут жить полным крестьянским хозяйством русские люди.
       После долгих переговоров в компанию с Шелеховым вошли только оба его родственника, И. Л. и М. С. Голиковы, затем купцы Пановы, но большая часть паев принадлежала самому Шелехову. Компаньоны подписали договор "Об образовании компании для организации плавания на Аляскинскую землю, называемую Американской, на знаемые и незнаемые острова для производства пушного промысла и всяких поисков и заведения добровольного торга с туземцами".
       Шелехов начал деятельно готовится к предстоящей экспедиции. Закупалось и выписывалось из России все необходимое оборудование и снаряжение на три новых корабля, строящихся в Охотске. Для перевозки всех грузов из Иркутска в Охотск отправилось несколько обозов. Теперь уже не купец, нет, - он с исключительной тщательностью, не забывая ни одной мелочи, снаряжал свою экспедицию. О расходах можно судить уже по тому факту, что денег, вложенных товариществом, не хватило, и Шелехов занял еще 50000 рублей у известного уральского богача Демидова.
       Наталья Алексеевна твердо и решительно заявила, что в этот опасный вояж вместе с мужем поедет и она, и обе их дочери. Никакие уговоры не могли заставить изменить решение.
       Вновь был проделан далекий путь в Охотск. Там уже, вблизи города, на реке Урак, заканчивалась постройка трех почти однотипных галиотов, поднимавших до 200 тонн груза. Весной 1783 года суда спустили на воду. Они получили названия - "Три Святителя", "Симеон и Анна" и "Святой Михаил". Названия кораблей даны были в честь святых -покровителей владельцев кораблей - Григория Шелехова, Ивана и Михаила Голиковых, Василия Попова, а также и старшей дочери Шелехова - Анны.
       Команды судов, промышленники и добровольцы-поселенцы, согласившиеся остаться жить на чужом материке, набирались по всей Сибири, и их было немалое количество -192 человека. Эти люди были распределены по кораблям.
       Лето ушло на оснастку и погрузку и только 16 августа 1783 года галиоты, выбрав якорь, вышли в далекое путешествие.
     

    Подвиг
       Все путешествие в Америку достаточно подробно описано в книге, которая вышла в свет в Петербурге в 1791 году, под очень длинным названием -- "Россейского именитого купца рыльского гражданина Григория Шелехова первое странствие с 1783 по 1787 год из Охотска по Восточному океану к Американским берегам и возвращение его в Россию с обстоятельным уведомлением об открытии новообретенных им островов Кыктака и Афогнака, до коих не достигал и славный Английский мореходец капитан Кук, с приобщением описания образа жизни, нравов, обрядов, жилищ и одежд обитающих там народов, покорившихся под Российскую державу, так же климат, годовые перемены, звери, домашние животные, рыбы, птицы, змеиные произрастания и многие другие любопытные предметы там находящиеся, что все верно и точно описано им самим. С географическими чертежами, со изображением самого мореходца и найденных им диких людей. В Санкт-Петербурге 1791 года".
       Возвратимся к этому путешествию.
       Две недели плыли галиоты по Охотскому морю, держа курс на юго-восток к Курильской гряде. Только 31 августа они достигли острова Шемушу, но сильный туман не позволил им сразу пополнить запасы пресной воды. Только через 2 дня они смогли пристать к берегу острова. На другой день погрузка бочек с пресной водой была закончена и флотилия через первый Курильский пролив вышла в Тихий океан и взял курс к Командорским островам.
       Теперь перед кораблями расстилалась необъятная ширь Тихого океана. Но для утлых суденышек отряда океан не был тихим: ветер крепчал, и вскоре на океане уже бушевал жестокий шторм. Среди вспененных волн, за густой завесой дождя капитаны трех судов потеряли друг друга из виду. Несколько суток свирепствовал шторм. "Буря сия столь велика была, что лишались и надежды в спасении своей жизни", - записал Шелехов в своем дневнике. Когда ветер наконец утих, он направил свой корабль, как было условлено, к острову Беринга.
       Почти одновременно к острову подошло и второе судно - "Симеон и Анна", но "Михаила" нигде не было видно. Снова начался шторм, видимо, в этой части океана установилась. ранняя зима, Продолжать путь по бушующему океану маленькие галиоты не могли и после совещания с капитанами судов Григорий решил зазимовать на острове.
       Зима прошла относительно благополучно. Припасы и питание в основном состояли из продуктов охоты: в реках ловили рыбу, изредка промышляли сивучей и нерп. В пищу шли и некоторые растения. Весной появились гуси, утки и лебеди - это внесло разнообразие в пищу зимовщиков.
       Наступившее лето 1784 года принесло благоприятную погоду и 16 июня оба галиота вышли в дальнейшее плавание. Капитану "Симеона и Анны" был назначен для встречи остров Уналашка в Лисьей гряде Алеутских островов. Предосторожность оказалась не лишней: попав через три дня в туман, суда вновь потеряли друг друга.
       Вскоре на горизонте показались вершины островов Ближних. Капитан повел "Трех Святителей" вдоль громадной цепи Алеутских островов. 10 июля корабль прошел проливом между островами Ахту и Ситкин, двинулся вдоль южной стороны островной цепи. 12 июля произошла встреча с галиотом "Сименон и Анна". а вскоре оба корабля встали на якорь в Капитанской гавани острова Уналашка. Здесь был пополнен запас пресной воды, произведен ремонт, и галиоты отправились дальше. Через 5 дней плаванья открылись два дымящихся вулкана острова Унимака -Шимандин и Погромный, - последний тогда проявлял активную деятельность. Исанотским проливом Шелехов подошел к "Аляскинской земле", так тогда называли полуостров Аляску, Перед путешественниками была Америка - цель плавания. 3 августа открылся большой гористый остров, покрытый лесом, - Кыктак, или Кадьяк. Григорий приказал капитанам встать на якорь в бухте, названой гаванью Трех Святителей.
       На следующий день он послал своих промышленников на байдарках в обход острова, на разведку. Русские не обнаружили местных жителей, но вскоре на суда прибыли на лодках три аборигена. Их приняли ласково и провели обмен разных мелких вещей на меха. Здесь произошло событие, совершенно неожиданное как для прибывших, так и для местных жителей, вызывающее почти одинаковое впечатление - во втором часу пополудни началось затмение солнца, продолжавшееся полтора часа.
       Русские промышленники и в последующие дни выходили в море для разведки и охоты. Однажды во время таких вылазок в 40 километрах от гавани была обнаружена большая группа воинственно настроенных эскимосов, собравшихся на неприступном с моря утесе. "Дикие, не слушая уговоров, с угрожением приказывали, чтобы мы отдалились от берега их, ежели желаем остаться живыми, не отваживались бы впредь никогда мимо их разъезжать".
       Разведчики немедленно сообщили своему начальнику о волнении среди туземцев. Шелехов, выехавший для знакомства с аборигенами, был встречен крайне недружелюбно. Туча стрел понеслась с утеса на флотилию русских байдарок. Видя, что никакие дружелюбные знаки не помогают, Григорий отступил.
       Кто же были жители Кыктака, столь решительно отстаивавшие свой остров от пришельцев?
       Полуостров Аляску и прилегающие земли Северо-Западной Америки населяли эскимосы и индейцы, принадлежавшие различным племенам,. Остров Кыктак (Кадьяк) и Афогнак и прилегающие части материка населяло эскимосское племя конягмуты, русские называли их конягами. Это были рослые, круглолицые, смуглые, с черными волосами люди. Одеждой конягмутам служили меховые парки из шкур бобров, лис, медведей, соболей или оленей. Поверх меховой парки в плохую погоду, а также при плавании в море надевалась другая одежда - такие же широкие, но непромокаемые балахоны, сшитые из кишок морских зверей - сивучей, нерп и китов. Их называли комлейками. Путешественники отмечали полное отсутствие у эскимосов обуви. На голове эскимосы носили оригинальные шляпы, выдолбленные из дерева, или сплетенные из травы или тонких еловых корней.
       Вооружение эскимосов в бою состояло из лука, стрел и копий с железными, медными, костяными и даже каменными наконечниками. Это же оружие употреблялось и на охоте.
       Отличные охотники, на море ловко управляющие байдарками, а в лесу прекрасно ориентирующиеся и быстро отыскивающие зверя по следу, эскимосы являлись храбрым народом" не боявшимся вступить в вооруженное столкновение с пришельцами. В 1761 году эскимосы не дали промышленникам высадиться на американский берег. В 1776 году высадившиеся у мыса Ахаехталик русские были отброшены обратно на судно. Наконец, в 1780 году было истреблено много русских из команды штурмана Очередина. И всего год назад был изгнан с американского берега отряд штурмана Потапа Зайкова, расположившийся на зимовку в Чугацком заливе. Неудивительно, что и теперь эскимосы решили расправиться с пришельцами, высадившимися на их остров.
       В полночь 1 августа, в момент сдачи караула, на лагерь русских было произведено нападение большого отряда эскимосов. Но Шелехов, ожидавший нападения, не был захвачен врасплох, Усиленным ружейным огнем нападавшие были обращены в бегство. Русские не потеряли ни одного человека, что касается эскимосов, то под прикрытием темноты они унесли с собой убитых и раненых.
       Несколько дней спустя к русским явился перебежчик. Это был находившийся в плену у эскимосов алеут с Лисьих островов. Он решил бежать к русским и предупредить их, что эскимосы Кадьяка ожидают подкрепления с материка от родственных племен, из жилищ Илюди, Угашика, Учаатка, Чиннигака и многих других мест, чтобы соединенными силами напасть не только на лагерь, но и на стоявшие в бухте суда.
       Григорий принял единственное и совершенно правильное решение "предупредить оных предприятие и прежде, нежели получат они подкрепление, овладеть камнем..." Он решил сам напасть на эскимосов, пока не подошло подкрепление.
      
       продолжение Часть 2
Copyright MyCorp © 2020 | Сделать бесплатный сайт с uCoz