Вторник, 17.10.2017, 10:45Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск по сайту

Календарь

«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Глава IV Отправление партии.

Глава IV

24  Апреля пришло в Кадьяк первое торговое Соединенных Американских Штатов судно Enterprise, из Нюйорка. Капитан онаго Джемс Скотт доставил Баранову донесение от Управляющего с Ситхе и предложил променять часть своих товаров на меха. Сие новое обстоятельство должно было по необходимым нуждам привести в исполниние; но оно очень затрудняло Баранова; ибо по правилам тогдашней промышленности , все приобретенные меховые товары должны были делиться между Компанией и самыми промышленниками; следовательно, промен иностранцам общих товаров нарушал условия. С другой же стороны совершенный недостаток по колониям во всех товарах, как для одежды и содержания Русских служителей, так и для платежа Алеутам за промыслы заставлял отступить от существовавшего до сего порядка. Нужда изменяет законы. С потерею Феникса лишились подкрепления из Охотска, а посланные за товарами в Июле прошедшего года в Уналашку еще не возвратились и не было даже об них слуха. В сей крайности рещился Баранов на торговлю с иностранцом; но как за бобров Капитан полагал низкую цену, то употреблено на промене только 2 тыс. лисиц чернобурых и красных. От сих посетителей Баранов известился о продолжении войны во всей Европе; они настращали его, что Испания действуя соединено с Франциею, намерена вооружить фрегат и послать в наши колонии;  и если это сбудется, то не имея официальных сведений, можно принять неприятелей за союзников и напротив; почему Баранов уведомлял о сем через нарочного Ларионова, просил его доставить сведения, какие он имеет из России.

В Мае меясце по уходе Американца прибыл Поторочин байдарками их Уналашки, отправясь оттуда 29 Сенятбря. Бурные погоды удерживали его на пути всю зиму. Этопослужит доказательством, как ненадежны и опасны сообщения между островами в кожаных челноках, и как дорого и невозвратимо время потерянное для распоряжений. На байдарках привезено немного товаров и получено подтверждение о выкидных с Феникса вещах, кои находили по всюду от Уналашки до Аляски.

В лето 1801 года Баранов Получил известие от 9 Мая от Малахова из Константиновской крепости, что двое из прежних бунтовщиков бежали, и пробравшись на Медную реку собрали тамошний народ и вышли в один залив  Чугацкой губы, где усиливают свою шайку туземцами, с намерение напасть на крепость. Баранов немедленно отправился на галере Ольге, сперва в Кенайскую губу, а потом в Константиновскую крепость, где нашел уже рассеянными возмутителей от собственного их раздора, и возвратился в Кадьяк 28 Сентября. Бриг Екатерина доставил их Ситхи весь промысел бобров, приобретенный партиею Кускова и выменом при  заселении. Всех было до 5 тысю шкур. Кусков возвратившийся на том же судне, донес, что с партией обошел кругом остров Ситху, и находил в  проливах множество бобров. Он одаривал Колош по всюду и они не препятствовали в промыслах.

В  Апреле следующего ( 1802) года, Баранов отправил опять Кускова с партией Алеутов по тому же пути. В Мае пришел из Уналашки на байдарках Титулярный Советник  Баннер, поступивший в службу Компании, и отправленный акционером Ларионовым в Колонии к Г. Баранову для навыка при нем в управлении и распоряжениях, дабы после мог принять от него должность и заступить его место, когда он оставит Америку. 

Иван Иванович Баннер находился прежде в Коронной службе по Иркутской Губернии и был Земским Исправником в Зашиверске. Потом оставя службу, условился в Компании следовать на судне в  Берингов пролив с людьми и там сделать заселение и основать торговлю с туземцами. На пути судно повредилось и оставалось год  в 1-м Курильском проливе. В Уналашке Ларионов удержал судно, и не считая нужным иметь заселение в Севере, отправил его в Кадьяк – где и помер в 1816 году.

Вместе с тем получено известие о принятии Компании под Высочайщее покровительство, о даровании ей привилегий, о включении Баранова в число акционеров оной. О вступлении на престол ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА, и тут же доставлена Баранову Высочайше пожалованная от покойнаго  ИМПЕРАТОРА ПАВЛА золотая на Владимирской ленте медаль за усердную службу. Он ознаменовал сей день торжеством и описывает оный так: «пропели в казарме часы и молебен, пред коим прочитаны были Высочайшая грамота, привилегии и прочия к общему порадованию относящиеся акты, а тогда уже и я возложил на состарившуюся выю мою Монарший знак отличия, о чем никто еще не был предуведомлен. Я от искреннего моего усердия за тот присланный мне Монарший жар, не мог изъявить иначе моей душевной признательности, как слабым подражанием благотворению: подписал в здешнюю школу на учащихся сирои из Русских и островитян детей - тысячу рублей. Для сего праздника заколот был один их состарившихся яманов». (баран)… какая роскошь!

Судно Екатерину Баранов послал 21 Июня в Якутат и в Ситху для подкрепления, и между тем предложил  Г. Баннеру отправиться в Уналашку для получения необходимо нужных товаров и припасов. 1 Июля Баннер вышел из Кадьяка на галере Ольге под управление Кашеварова. Баранов писал Ларионову, что намеревался сам отправиться в Ситху, но удержался единственно в ожидании неприятельских покушений от Европейцов. Магазины наполнены были тогда богатыми промыслами, которые он намеревался скрыть внутри острова. Он пишет: «Правда, что если придут сильные неприятели, спасти меха мудрено; но по крайней мере сколько сил будет и как Бог поможет и какое вразумить средство к отражению и сохранению, лучше при своих глазах. Батарею мы в узком месте делаем; но орудий больших у нас мало, а ядер по калибру пушек ни одного».

24 числа того ж месяца пришел в Кадьяк Англииский Юникорн. Капитан онаго Барбер, доставил с Американского берега 3 Русских, 2 Алеутов и 18 кадьякских женщин вырученных от Колош, после истребления ими крепости в Ситхе. Баранов ходил тогда на Афогнак и другие острова, но получа о сем известие  немедленно возвратился.

Свидетели несчастного и ужасного происшествия рассказывали, что Колоши среди дня, великою силою напали на крепость, истребили мучительною смертию Русских, разграбили хранившихся в магазинах бобров и превратили в пепел селение и строившееся судно.

Бывших пленников Барбер не спускал на берег; но выдвинув в борта 20 пушек и вооруда своих людей, давал заметить Баранову, что хотя он и принадлежит к нации воюющей с Россиею, но сострадая к человечеству выкупил бедных людей их рук варваров, одел и кормил их, и остановя все свои торговые операции, привез к ему, а потому в вознаграждение всех сих убытков, требовал 50 тыс. рублей наличною монетою или пушным товарами, по ценам от него назначаемым. Напротив Баранов узнал, что Барбер не токмо не платил за них выкупа, но по указанию пленных, захватя главных виновников истербления Тоенов Скаутлельта и племянника его Котлеяна, заковал их в железа и угрожал повесить на нок рей. Сим способом сострадательный Барбер вынудил предоставить себе значительное число из разграбленных в селении бобров; а расходы были только одеть и прокормить пленных на пути в продолжении менее чем одного месяца. Несообразность такового требования по сравнению с одолжением и военные угрозы, привели Баранова в самое затруднительное положение. Не боясь однакож угроз, он с твердостию отринул бессовестное требование Британца, и с своей стороны принял оборонительные меры, какие силы его позволяли. В готовности дать отпор, Баранов вел однакож переговоры о выкупе пленных и оставаясь непреклонным на прежние предложения Барбера, решился наконец заплатить ему выкупа на 10 тыс. рублей пушными товарами. По доставлении оных и сдаче Капитану с роспискою, тогда же приняты от него и люди.

Судно Екатерина пришло в Кадьяк 5 Сентября из Якутата, где было с партией Г. Кускова. Он отразил нападение Колош на пути в Ситху, достиг мест близ оной и известился о намерении Колош истребить тамошнее селение. Остановясь, он послал для осведомления к крепости несколько байдарок, и Алеуты прибыв ночью нашли, что новое селение разграблено , сожжено и опустело. Они поспешили с сим горестным известием к Кускову, а потом все вместе возвратились в Якутат. Через несколько дней присоединился там к ним,  посланный для промыслов из Ситхи, начальник партии Урбанов и с ним несколько Алеут, спасшихся от истребления.

 Прибыв в Кадьяк, они не облегчили отчаянного положения Баранова, терзавшегося прежде неизвестностию о партиях отправленных из Ситхи и Кадьяка; но при всем том, он благодарил Бога и почитал особенным счастием, что заселение  в Якутате осталось в целости, и помощник его Кусков с партией, не потерпев урона, возвратился, хотя безуспешно, но благополучно.

О потере заселения  в Ситхе Баранов чрезвычайно сокрушался. Это было самое сильное для него испытание; он видел, что сие несчастие поставило ему великую преграду в намерениях занять места далее Ситхи. Постигая всю важность потери и трудность завладения вновь теми местами, он твердо решился опять приступить к сему при первой возможности, дабы поддержать народную славу в глазах торгующих иностранцов, сохранить доверенность к себе Правительства и Компании и разпространя промыслы и торговлю, доставить оною выгоды оказать новыя услуги отечеству.

 Беды и напасти, постигающие людей. более и скорее научают познавать благость Бога, чем непрерывное счастье и безмятежность покоя. Сквозь мрак своих понятий, они чувствуют  и видят высшую силу, неожиданно изводящую их из бездны зол, в которой по разумению человеческому кажется надлежало бы погибнуть. Побывав в школе бедствий, научаются осторожнее и действовать основательнее.

Гнетомый горестию от последних неудачных происшествий, Баранов обрадован бвл приходом судов: из Уналашки Ольги с баннером, и из Охотска брига Александра под командою штурмана Петрова 13 Сентября, а потом Ноября 1 брига Елисаветы под командою Лейтенанта Н.А.Хвостова. На двух последних судах доставлено более 120 человек промышленных и некоторое весьма неудовлетворительное количество товаров и припасов.

Главное Компании Правление по справедливости удостоило и почтило Г. Баранова местом Главного Правителя колоний в Америке и подчинило ему Уналашку с другими отделами, предписав учредить в оных Конторы и соединить все, до сего бывшие порознь Компании в одну и на одинаковом положении, чтобы все промысла, прежде выдаваемые мехами, поступали по одинаковой постоянной таксе в Компанию, а от оной уже будет платиться за них деньгами. Сия новая система была выгоднее Компании, чем промышленным, и потому встретила сильное сопротивление, которое стоило Баранову великих забот и многолетней переписки с Правлением.

Я не описываю сии утомительные споры и опровержения: они не любопытны, а следствия видимы в генеральных контрактах с промышленниками, из которых сличая прежний с последним утвержденным Главным Правлением по проэктам Баранова, открывается и образ изменения условий и отношений Компании к промышленным и обратно.

Тогда же он получил дубликаты бумаг отправленных на Фениксе,и узнал, что  Архимандрит Иоасаф, посвященный в Епископы, возвращался в Кадьяк со своею духовною свитою, богатой разницей и утварью. Экипаж с пассажирами бло 90 человек и знатный товарный груз; - все это сделалось добычею бурнаго моря.

1803 года в Апреле, Баранов, вступивший в управление всеми колониями отправил Баннера на галере Ольге в Уналашку с предписанием тамошнему Правителю: выслать в Кадьяк судно Петр и Павел с людьми, и переслать оттуда все какие есть в магазинах товары и запасы. Отобрать лучших морских котиков и прекратить на время бесполезные промысла оных на островах Павла и Георгия; ибо за невывозом их скопилось до 800 тыс, а по неимению магазинов для хранения от сырости и прочих причин, они много теряли своей доброты. Также предписал согласить промышленников на новое положение, присланное от Главного Правления, и сделал некоторые другие не столь важные распоряжения, которые Баннер вместе с Уналашкинским Правителем должны были привести в исполнение.

В Июне месяце Хвостов на бриге Елисавете отправился в Охотск, с богатейшим грузом: одних бобров морских послано более 17 тыс, а со всеми мехами груз сей оценивался тогда в 1.200.000 рублей.

Баранов отправился на галере Ольге в Якутат, где нашел оба свои судна Кускова, возвратившегося с отрядом Алеут и маловажною добычею бобров. Баранов располагался тогда же следовать в Ситху, чтобы возвратить потерянное место и доказать Колошам, что во время союза они имели в Русских верных друзей, но за измену и разхищение в них же найдут грузных мстителей. Уважив однакожь благоразумной совет Кускова, представлявшего, что по позднему времени байдарки могут от бурь погибнуть и неудачная экспедиция только ободрит Колош; и по тому поход в Ситху отложен; а между тем для усиления флотилии приказано построить в Якутате два небольших парусных судна. Для исполнения сего оставлен Кусков с мастеровыми, а сам Баранов возвратился на Кадьяк 14 Октября. Здесь нашел он Американский корабль Бостон под начальством Капитана Окейна, бывшего за два года пред тем в звании штурмана на корабле Ентерпрейс; у него выменено товаров на 10 тыс рублей. Окейн предложил снабдить его байдарками и Алеутами, с которыми он пройдет для промысла бобров по берегам Калифорнии, и промысел разделит пополам. Смутные обстоятельства, в которых находился тогда Баранов в отношении промысла бобров собственными силами, отнимали у него надежду иметь выгодный улов оных: ибо по берегам в окрестностях Ситхи, должно было за каждого бобра сражаться с озлобленными врагами, до заведения постоянного на удобном месте заселения и твердого укрепления между ними. И потому он решился взяв от Окейна в обеспечение отряда значительную часть товаров, дать ему 20 байдарок под надзором верного и смышленого служителя Швецова, которому предписал замечать все страны, где будут они приставать. Сим способом Баранов надеялся получить верные сведения о местах, где еще бобры водятся; хотел ознакомиться с обитателями Калифлорнии, известными тогда только по темным слухам от иностранцов; узнать произведения того края, и наконец, какие меры употребляют Американцы для торга с Калифорнийцами и дикими народами, по пространству Северо-западного берега Америки разсеянными; что и в каком количестве им платят за местные произведения и проч.

26 Октября они вышли из Кадьяка. Заходили в порт С.Диего и потом перешли в залив С.Кентин, где остановились и промышляли бобров до 1 Марта. Число всех уловленных шкур простиралось до 1100, с коими по условию и возвратились в Кадьяк. Швецов донес Баранову о произведениях тех мест где они были, и что Окейн в С.Диего и С.Квентине выменивал на свои товары у миссионеров и солдат до 700 бобровых шкур, за которые платил им по 3 и 4 пиастра за каждую.

25 Марта 1804 года прибыл на байдарках из Уналашки Штурман Бубнов, отправленный из Охотска в Кадьяк в прошедшем году на транспорте Димитрии, но потерпел кораблекрушение у острова Умнака, причем груз и все люди были спасены. С Бубновым Баранов получил уведомление, что по ходатайству Главного Компании Правления за оказанные услуги и понесенные труды, он Всемилостивейше пожалован в чин Коллежского Советника.

Тогда-то, проливая слезы благодарности за милости Монарха чтущего заслуги и в отдаленнейших областях, он с жаром вскричал: «я награжден, а Ситха потеряна. Нет! Я не могу жить! Иду – или умереть, или включить ее в число земель Августейшаго моего благодетеля!»

Предуведомление
Глава I
Глава II
Глава III
Глава IV
Глава V
Глава VI
Глава VII
Глава VIII-1
Глава VIII-2
Глава IX
Заключение-1
Заключение-2

Copyright MyCorp © 2017 | Сделать бесплатный сайт с uCoz