Вторник, 17.10.2017, 12:25Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск по сайту

Календарь

«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Доценко В Д Судьба Русской Америки и Сахалина в книгах В В Сиповского и В М Дорошевича

Доценко В Д Судьба Русской Америки и Сахалина в книгах В В Сиповского и В М Дорошевича

 

В. Д. ДОЦЕНКО

Судьба Русской Америки и Сахалина

в книгах В. В. Сиповского и В. М. Дорошевича

"Всякий потентант, который едино войско сухопутное имеет, одну руку имеет, а который и флот имеет, обе руки имеет" - эту фразу любил повторять великий преобразователь России Петр I. Он собственноручно вписал ее в первый Морской устав русского флота, изданный в 1720 году. Благодаря флоту Россия вначале закрепилась на Тихоокеанском побережье, в том числе на Сахалине и Камчатке, а затем проникла на Аляску, которая на протяжении многих лет называлась Русской Америкой. Это было время великих географических открытий. В рейсах к берегам Америки на карту мира русскими моряками были нанесены сотни географических пунктов. И моряки и предприниматели стремились приумножить славу отечества и расширить его границы. К сожалению, о богатейшей истории освоения Дальнего Востока современники знают очень мало. Выходившие научные монографии А. И. Алексеева, Л. С. Берга, А. В. Ефимова, С. Б. Окуня и других ученых-востоковедов рассчитаны главным образом на специалистов. Широкому же читателю приходится довольствоваться романами Валентина Пикуля. В этой связи переиздание книг "Коронка в пиках до валета" и "Каторга", посвященных истории Русской Америки и Сахалина, вполне оправданно. Тем более, что обе книги отнесены к раритетам и совершенно неизвестны современному читателю.

В вышедшей в 1930 году книге В. Новодворского "Коронка в пиках до валета" рассказывается об известной исторической авантюре XIX века продаже Аляски. Автор подошел к этой проблеме весьма оригинально, представив ее в жанре приключенческо-детективного романа. В то же время, несмотря на вольность жанра, за каждой строкой чувствуется высокий профессионализм автора и глубокое знание проблемы. И это не случайно, ведь за псевдонимом В. Новодворский стоит известный историк и филолог Василий Васильевич Сиповский, окончивший историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета и преподававший на высших женских Бестужевских курсах. С 1932 года он был профессором Ленинградского университета. О том, что это маститый ученый говорят и докторская диссертация и избрание его в члены-корреспонденты Академии наук СССР.

Композиция романа не лишена логики. Автор выстроил его на фоне плавания фрегата "Диана" из Кронштадта в Русскую Америку. Это был известный маршрут, по которому прошли десятки русских кораблей. Командовали ими такие прославленные мореплаватели, как И. Ф. Крузенштерн, Ю. Ф. Лисянский, О. Е. Коцебу, В. М. Головнин, Л. А. Гагемейстер, М. П. Лазарев, З. И. Панафидин, Г. С. Шишмарев и другие. Это был цвет русского флота. Лучшие из лучших.

В романе говорится, что все эти плавания контролировались верхушкой тайного общества, называвшегося "Коронки в пиках до валета". Оно и организовало продажу Аляски. Возможно и было подобное общество, но это останется загадкой видимо навсегда. Ясно лишь одно, что и в Великобритании и в США многие торговые компании были против проникновения русских на Аляску и всеми силами старались их оттуда выжить. Особенно они активизировались после поражения России в Крымской войне, а обнаружение на Аляске золота подлило масла в огонь.

Плавание "Дианы" полно приключений: это и штормовой океан, и детективные истории в Австралии, и перестрелки с туземцами на Соломоновых островах, и настоящий морской бой с корсарами... Есть в романе и заговоры и таинственные агенты тайного общества. Причем все настолько достоверно, что невольно складывается впечатление о прочтении путевых заметок. В книге прекрасно описан судовой распорядок, заходы в иностранные порты, праздник Нептуна при пересечении экватора и т. д. Каждая строка дышит романтикой моря. Повествование течет так гладко и настолько захватывает, что невольно хочется заглянуть вперед. А что же дальше? Но все же это роман, а не историческое исследование. Вот почему уместно в нескольких словах напомнить об истории Русской Америки и существующих трактовках ее продажи США.

Существование Российско-Американских колоний связано с именем молодого сибирского купца Григория Ивановича Шелихова, который в 70-е годы XVIII столетия снарядил на Алеутские острова и на Аляску несколько экспедиций, привезших крупные партии дешевой пушнины и параллельно сделавших новые географические открытия. В 1781 году со своими компаньонами И. Л. и М. С. Голиковыми Шелихов заключил договор об образовании Северовосточной компании для организации совместного промысла на Аляске и на Алеутских островах. Срок этого договора ограничивался десятью годами. А уже в 1784 году сам Шелихов прибыл на остров Кадьк в Павловскую гавань и не мешкая приступил к делу. Он сразу же нашел общий язык с жителями местных племен, занялся устройством селений, открыл школу для детей и даже организовал библиотеку. На Аляске всемерно поддерживалось принятие христианства. Отъезжая через два года в Охотск, Шелихов предписывал своему сменщику К. А. Самойлову: "...поступать расселением российских артелей для примерения американцев и прославления Российского государства по изъясненной земле Америке и Калифорнии до 40 градусов". Этим документом впервые обозначались границы Русской Америки.

В 1788 году Шелихов с одним из Голиковых прибыл в Санкт-Петербург, где обратился к императрице Екатерине II с прошением о создании единой компании на Аляске и просил ссуду в 200 тысяч рублей сроком на 20 лет. Но по совершенно непонятным причинам в прошении было отказано, хотя императрица и пожаловала первооткрывателям медали и грамоты и наградила золотыми шпагами. Но это решение не только не убавило энтузиазма Шелихова, а наоборот, подстегнуло его. Он хотел доказать свою правоту императрице. Русские более активно стали исследовать Аляску и Алеутские острова, зарывая в приметных местах доски с российским гербом и надписью: "Земля Российскаго владения".

Случай свел Шелихова с каргопольским купцом Александром Андреевичем Барановым, человеком недюжинных способностей и большого ума. В августе 1790 года в Охотске они заключили между собой договор, по которому Баранов по существу становился главным правителем большей части русских колоний на Аляске. В течение 1791 - 1793 годов Баранов обошел почти все владения компании и на острове Ситха заложил столицу Русской Америки - город Ново-Архангельск. Затем он создал адмиралтейство, в котором уже в 1794 году спустили на воду первое судно "Феникс". А вскоре компания имела собственную флотилию, занимавшуюся географическими исследованиями, промыслами и охраной владений на Аляске и на Алеутских островах.

Вскоре Баранову удалось объединить усилия всех промысловиков Русской Америки. Оставалось только закрепить монополию императорским указом. Но последовал он только после смерти Екатерины II. В 1797 году император Павел I вначале поддержал идею создания на Аляске единой колонии, а в следующем году подписал указ о создании Российско-Американской компании. Были утверждены ее гербовая императорская печать и флаг.

К этому времени стараниями Баранова было обустроено множество селений, организованы десятки экспедиций и составлены карты Аляски, Алеутских и Курильских островов и даже предпринимались попытки исследовать Сахалин и Амурский лиман. В 1795 году Баранов впервые провел на Аляске перепись населения. Жителей оказалось не так уж и много. Их было всего 6206 человек. В следующем году на острове Кадьяк была освящена первая русская православная церковь. В целом это был период становления, а затем расцвета Русской Америки. За полезные для России труды император наградил Баранова в 1802 году золотой медалью на Владимирской ленте.

С восшествием на престол императора Александра I в Российско-Американской компании разрешалось служить офицерам морского ведомства. А весной 1803 года пришло известие о назначении Баранова главным правителем Российско-Американской компании, хотя формально таковым он являлся с первых дней своего пребывания на Аляске. К этому времени большая часть Аляски уже была обследована и обжита, а сама компания имела настолько прочные позиции, и ее авторитет был настолько высок, что император Александр I приобрел 10 акций этой компании, а по 2 акции купили вдовствующая императрица и брат царя великий князь Константин Павлович.

Небезынтересно напомнить, что первая русская кругосветная экспедиция на шлюпах "Надежда" и "Нева" была организована Российско-Американской компанией. А командовали шлюпами выдающиеся мореплаватели И. Ф. Крузенштерн и Ю. Ф. Лисянский. В 1807 году к берегам Русской Америки пришел шлюп "Нева" под командованием лейтенанта Л. А. Гагемейстера. Он привез из Санкт-Петербурга для Баранова орден Святой Анны 2-й степени. Затем кругосветные плавания для русских моряков стали обычным делом и, что примечательно, каждое новое плавание сопровождалось многими географическими открытиями. Так Россия знакомилась с миром, а мир знакомился с Россией.

В ноябре 1818 года на шлюпе "Кутузов" первый главный правитель Российско-Американской компании А. А. Баранов покинул Аляску, пробыв на ней безвыездно 28 лет и сделавший очень много для ее развития. На переходе через Зондский пролив 6 апреля 1819 года Баранов скончался, а на следующий день по морскому обычаю его тело было предано морю. Для России Баранов это не только эпоха Российско-Американской компании, но и история освоения Тихого океана, Аляски, Алеутских и Курильских островов. Об этом сегодня напоминают многие названия на карте мира. Об этом удивительном человеке в 1835 году написал прекрасную книгу его товарищ, правитель Камчатской конторы Российско-Американской компании К. Т. Хлебников. Книга называется "Жизнеописание Александра Андреевича Баранова, главного правителя российских колоний в Америке". В этой книге есть такие слова: "Если славят отважного Ермака и Шелихова, то Баранов станет конечно не ниже их, ибо он удержал и упрочил завладания Шелихова и до возможной степени просветил и образовал народ, ему вверенный. Шелихов, можно сказать, делал только предположения, но Баранов докончил оные и все провел в исполнение; а кто не знает, что легче предписывать, чем исполнять? Кроме того, он сам сделал дальнейшие и важнейшие заселения, о коих Шелихов и не помышлял".

Со смертью Баранова управление Российско-Американской компанией перешло к офицерам морского ведомства. На каждые пять лет назначался новый правитель. В целом это были хорошие служаки и славные офицеры. Среди них Л. А. Гагемейстер, П. Е. Чистяков, Ф. П. Врангель, И. А. Купреянов, С. В. Воеводский и другие. Но не было среди них Баранова. Все чувствовали себя на Аляске временщиками. Получали чины, продвигались по службе, а дела компании приходили в упадок. В 1824 году В. М. Головнин докладывал морскому министру о совершенно бесполезном для России содержании Русской Америки. Никакой пользы мол от нее нет. Одни убытки и лишние хлопоты. Такой же точки зрения придерживались и в высших кругах государственной власти. А ведь после Баранова прошло каких-то шесть лет. И даже когда готовили текст договора, подписанного с США в 1824 году, было видно полнейшее безразличие к этому важнейшему документу. В следующем году аналогичная ситуация сложилась при подписании договора с Великобританией. Эти документы были своего рода началом конца Русской Америки, ибо они развязывали руки и американцам и англичанам в отношении их деятельности на территории Аляски. Просматривается вина и за правлением Российско-Американской компании. Военные чины особо не вникали в хозяйственные проблемы, а гражданские - боясь утраты монопольного владения на колонии, не афишировали обнаружение в недрах Аляски золота, меди и угля. В правительственных кругах России господствовало мнение, что это бесплодная, промерзлая и продуваемая холодными ветрами земля мало кого интересует. На Аляску смотрели сквозь пальцы. Никто не желал вникать в ее проблемы.

Так почему же продали Аляску? Новодворский в своем романе все свел к деятельности на территории США тайного общества "Коронка в пиках до валета", которое смогло через своих агентов оказать влияние на властные структуры России, которые и подвели императора к сделке века. Аляска была продана всего за 7 миллионов и 200 тысяч долларов. Возможно и было влияние какого-то тайного общества, но все сводить только к нему нельзя. Причин значительно больше. Во-первых, нельзя не учитывать того, что к 1844 году компания по существу превратилась в государственное предприятие. То есть Аляска потеряла своего отца-радетеля. Во-вторых, к середине XIX века в Тихом океане сложился весьма запутанный клубок противоречий между Россией, США и Великобританией. Сказывалась политика России на Ближнем Востоке и в Западной Европе. К тому же проигранная Крымская война сильно подорвала позиции России в целом. В этих условиях Российско-Американская компания для России стала своего рода разменной картой в политических играх с США и Великобританией.

Впервые заговорили о продаже Русской Америки в ходе Крымской войны. К этому времени казна России была опустошена, а защита и содержание колоний требовали больших затрат. Вначале мысль о продаже Аляски витала только в коридорах державной власти, затем она проникла во все кабинеты, вплоть до императорского. Сразу же после войны царю докладывали, что в результате этой сделки от США можно получить поддержку в ликвидации унизительного для России Парижского договора. Сыграло свою роль и мнение великого князя генерал-адмирала Константина Николаевича, который утверждал, что лучше отдать Аляску американцам сегодня и сохранить добрые отношения, чем завтра они сделают это с помощью военной силы и навсегда останутся врагами России. Следует учесть и тот факт, что в 1849 году Г. И. Невельским была наконец разрешена одна из запутаннейших географических загадок - он установил что Сахалин остров и что вход в Амур возможен как с севера, так и с юга, а сама река судоходна. Это, естественно, открывало большие перспективы в морской торговле России на Дальнем Востоке. Центр тяжести перемещался с Аляски и Камчатки в Приморье. А после подписания с Китаем в 1858 и 1860 годах Айгунского и Пекинского договоров позиции Сахалина и Амура еще больше укрепились. Все эти факторы в совокупности и подвели Александра II к подписанию 30 марта 1867 года договора о продаже Аляски, а 18 октября в Ново-Архангельске навсегда было спущено бело-сине-красное полотнище, на месте которого взвился американский флаг. Сегодня только географические названия на Аляске, да чудом уцелевшие исторические реликвии напоминают о том, что в свое время Аляской владела Россия.

Книга известного репортера "Московского листка" Власа Михайловича Дорошевича "Сахалин" ("Каторга") появилась в 1903 году и также посвящена Дальнему Востоку. После ее выхода, менее чем за год писатель получил более сотни писем, в которых читатели не только выражали благодарность, но и делали свои предложения и пожелания. По существу это было первое знакомство массового читателя с Сахалином. До этого об этом уголке необъятной Российской империи знали понаслышке. Кроме писем Дорошевич получил множество фотографий. А в 1907 году увидела свет исправленная, дополненная и проиллюстрированная книга. Причем она вышла значительно большим тиражом и стала известна не только в России, но и за рубежом.

В появившихся рецензиях оценивали не только высокие художественные ценности книги Дорошевича, но и ее большую историческую значимость. Ведь Сахалин осваивали каторжане. В 1805 году во время первого кругосветного плавания на шлюпе "Надежда" И. Ф. Крузенштерн побывал на Сахалине и описал большую часть его побережья. Заходил он и в Амурский лиман. Но так же как и предшественники, он считал Сахалин полуостровом, а устье Амура мелководным и совершенно непригодным для судоходства. Авторитет этого мореплавателя был настолько высок, что никто не осмеливался возразить. В 1807 году кругосветному мореплавателю В. М. Головнину перед выходом из Кронштадта была дана секретная инструкция, согласно которой ему предписывалось обследовать Сахалин и Амурский лиман и закрепить их за Российской империей. Но, как известно, на острове Кунашир Головнин был захвачен японцами и не смог осуществить свой план. Только в 1849 году руководитель Амурской экспедиции Г. И. Невельской на транспорте "Байкал" обошел Сахалин, определив таким образом что это остров. Он также выполнил промеры Амурского лимана. А в 1853 году участники Амурской экспедиции обосновались на Южном Сахалине. В заливе Анива они построили Муравьевский пост, затем на западном берегу острова появился Ильинский пост, а в Императорской гавани начали сооружать Константиновский пост. Над островом впервые был поднят русский флаг. Хотя вопрос о принадлежности острова пока не был решен. Японцы настаивали разделить его по 50-му градусу северной широты.

С 1859 года на Сахалин стали определять ссыльно-каторжных, которые постепенно составили основную рабочую силу при разработке каменноугольных месторождений. Несколько позже Сахалин был официально объявлен местом каторги. Каторжан привозили морским путем из Одессы в Дуйский пост, а оттуда распределяли по всему острову. Они-то и осваивали этот дикий и необжитый край. О том как это происходило и поведал в своей книге Дорошевич. О первых жителях Сахалина военный губернатор острова Ляпунов писал: "Организацией ссылки на Сахалине имелось ввиду сочетать задачи уголовного правосудия с государственной необходимостью заселить край, из которого по самому географическому его положению надлежало создать прочный русский оплот дальней восточной окраины". А вскоре русские закрепились на Сахалине настолько прочно, что в 1875 году Япония подписала договор, по которому весь остров переходил к России. Государственная граница между Россией и Японией проходила по Лаперузовому проливу.

Задумав книгу о Сахалине Дорошевич в 1897 году на судне Добровольного флота совершил переход на Дальний Восток и, прожив там некоторое время, изучил и остров и нравы каторги. Вот почему от его книги веет правдивостью, а у читателя нет и тени сомнения в надуманности даже казалось бы самых неправдоподобных фактов. Эта книга по полноте охвата проблемы даже несколько превосходит путевые заметки А. П. Чехова, который также побывал на Сахалине. В. С. Пикуль в романе "Каторга" широко использовал труд Дорошевича.

В своем произведении Дорошевич шаг за шагом проходит по острову и ненавязчиво знакомит с Сахалином и его жителями. Вначале он подробно рассказывает о самом острове: климате, растительности, животном мире, рельефе местности, дорогах и т. д. Потом, совершенно неожиданно, он говорит о первых впечатлениях случайной встречи с каторжанами. Далее автор знакомит с лазаретом, рассказывает о кладбище и ритуале погребения. После лазарета и кладбища он переносит воображение читателя в тюрьму, начиная ее описание от входных ворот и канцелярии. От его цепкого журналистского взгляда не ускользает ни одна мелочь. Он отдельно рассказывает о тюрьме вольной, кандальной, женской, и лишь потом приступает к описанию типажей. Перед глазами проходят убийцы, беглецы, тачечники, игроки, шпана... Есть среди его типажей лица, добровольно последовавшие на каторгу. Познакомив читателя с преступным миром, он переходит к персоналу тюрьмы и жителям Сахалина. Только после этого идет рассказ о нравах каторги: ритуале посвящения в каторжники, карточных играх, законах тюрьмы, языке и т. д. Читаешь книгу и невольно складывается впечатление, что все, увиденное Дорошевичем, видишь своими глазами и даже слышишь голоса главных героев. Прошло без малого 100 лет, а книга так же волнует, так же интересна и так же актуальна. Надеемся, что читатель конца XX века встретит книгу В. Дорошевича с таким же радушием, как это было в начале столетия.

В. Д. Доценко

кандидат исторических наук

Copyright MyCorp © 2017 | Сделать бесплатный сайт с uCoz