Вторник, 17.10.2017, 10:42Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск по сайту

Календарь

«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Финансово-хозяйственная деятельность Российско-американской компании (1804-1820)
Александр Петров
Финансово-хозяйственная деятельность Российско-американской компании
(1804-1820)


В ходе своего образования РАК не раз испытывала финансовые потрясения.[5] Этому были свои причины. Попытки соперничавших друг с другом купеческих фамилий перетянуть капиталы компаний в свой карман, их взаимное недоверие - все это привело к существенным ошибкам при составлении финансовых документов. Участники Соединенной американской компании (предшественницы РАК) в 1798 г. рассчитывали акции согласно уставному капиталу (уставной капитал равнялся 724000 руб., соответственно имелось 724 акции по 1000 руб.). В дальнейшем последовали предложения семьи Шелиховых об увеличении эмиссии акций на 1000 штук, не подкрепленных реальными активами, что привело к большому внутреннему долгу и необеспеченности активов реальным финансово-хозяйственным наполнением. Стоимость первых акций оказалась значительно завышенной. Мыльниковы, первые директора РАК, стали продавать акции гораздо ниже стоимости, выведенной в балансе, ведь при основании РАК многие под акцией понимали пай с его конкретной финансово-хозяйственной нагрузкой. Стоимость акций оказалась сильно завышенной, и Мыльниковы стремились быстрее от них избавиться. В свою очередь, данное положение вызвало кризис РАК, который выразился в невозможности платить дивиденды акционерам компании и своевременно обслуживать кредитный долг. Булдаков и Резанов сурово осудили действия Мыльниковых. На их место пришли люди "клана Шелиховых": Е. И. Деларов и И.П. Шелихов.
19 октября 1800 г. было принято решение о переводе Главного правления (ГП) компании из Иркутска в Санкт-Петербург, что должно было способствовать укреплению позиций семьи Шелиховых.[6] Учреждение ГП РАК в Санкт-Петербурге и подведомственной конторы в Иркутске не могло не привести к перераспределению уже отлаженных хозяйственных связей. Были созданы подчиненные ГП РАК конторы в Северной Америке и России.[7] Огромные расстояния, отсутствие скоординированных действий подведомственных контор привели к созданию весьма размытой структуры, имевшей Главное правление в Санкт-Петербурге, которое отдавало распоряжения в другое полушарие. В настоящее время очень сложно себе представить, что письмо из Главного правления, содержавшее в себе важные сведения, которые требовали немедленной и адекватной реакции в Америке, шло в лучшем случае год, а часто и два. Таким образом, проходило от двух до четырех лет, прежде чем в Санкт-Петербурге получали ответ на тот или иной посланный запрос. Отчеты из Америки не поступали в срок, и даже принятое РАК правило о составлении балансов раз в два года было спорным из-за отсутствия всей необходимой документации за отчетный период. Удаленность ГП РАК от пушного промысла и приход в Главное правление людей, незнакомых со спецификой меховой торговли, постепенно меняли лицо компании. Она все больше становилась бюрократической конторой, реально работавшей лишь несколько месяцев в году.[8]
Благодаря особым усилиям М.М. Булдакова и Н.П. Резанова были внесены изменения в капитал компании. Оказалось, что многое из того, что было указано в генеральном балансе РАК за 1799 г., при внимательном изучении оказалось не совсем отвечающим действительности.
Аудиторской проверки в то время в России еще не существовало (Коммерц-коллегия по отношению к РАК была скорее утверждающим, чем контролирующим и проверяющим органом). В 1801 г. братья Яков и Дмитрий Мыльниковы и С.А. Старцев были смещены. На их место пришли купцы И.П. Шелихов и Е.И. Деларов. С 1802 по 1804 г. произошел существенный пересмотр как методов составления балансов, так и расчета акционерного капитала. Баланс стал более конкретным и детальнее, были пересмотрены многие статьи активов, которые реальнее отражали существующее положение дел. Переработке подверглись и долговые обязательства, особенно по внутреннему долгу или задолженности компании перед собственными крупнейшими акционерами. К 1 января 1802 г. акционерный капитал был раздроблен на "пятисоточные участки", причем акции стали доступнее в цене.
Весной 1802 г. акции РАК купили члены императорской фамилии, что должно было известным образом подчеркнуть надежность и прибыльность компании. Акционерами стали многие царские сановники, том числе Н.П. Румянцев, Н.С. Мордвинов, И.А. Вейдемейер и другие.[9]
В 1802 г. РАК получила кредит от Государственного заемного банка в 240 тыс. руб. с уплатой 2% годовых на отправление первой кругосветной экспедиции. В просьбе о кредите директора компании обращали особое внимание на открытие выгодного для России торга с Китаем и Японией.[10] Статьи кредита баланса РАК за 1803 г. показывают, что если суммировать все расходы, экспедиция "кругом света" обошлась РАК в 439 201 руб. 51 коп. [11] Снабжение колоний всем необходимым путем отправки из России ежегодных экспедиций требовало значительных средств. При этом стоимость получаемых из России товаров повышалась более чем в два раза по сравнению с приобретавшимися на месте.
В отчете общему собранию акционеров от 22 августа 1813 г. директора РАК представили свое понимание финансово-хозяйственных вопросов, связанных с расчетами по подготовке и отправлению экспедиции: "По прежде наблюдаемому порядку, еще с бытности заводителя компании Шелихова, все вообще материалы, вещи и провизия, назначаемые для употребления в Америке на счет тамошних заведений, записывались при отправлении прямо в невозвратный расход, под названием подкруты[l3], но впоследствии по причине увеличившейся потребности на отсылаемые в Америку материалы и вещи, из коих некоторые шли в подкруту, а другие, будучи назначены в продажу, должны были оставаться в капитале. Невозможным сделалось отделять при отправке одни от других, а посему с 1803 года все вообще посылаемые в Америку товары и материалы остаются первоначально в капитале, и те из них, кои идут в подкруту, выводятся в расход тогда, когда сколько израсходовано будет"[14].
Ситуация с отправлением первой российской кругосветной экспедиции в дальнейшем не раз обсуждал ась в ГП РАК. Директора компании признали, что отправление экспедиции было опрометчивым поступком с точки зрения финансового состояния монопольного акционерного объединения, но оправдано патриотическими и гуманными соображениями: «.. .для самого поддержания себя в общем мнении и кредите, надлежало отправить первую экспедицию вокруг света, потребовавшую чрезвычайных издержек...» [15] Долг перед Государственным заемным банком был заплачен РАК в 1807 г. [16]
Кредит компании к 1 января 1804 г. равнялся 2 010 376 руб. 98,S коп. Главное правление РАК за три года со времени своего перевода из Иркутска в Санкт-Петербург успело задолжать более 260 тыс. руб. Для успешной деятельности компании необходим был постоянный оборот пушнины, Т.е. продажа и закупка необходимых для деятельности Русской Америки товаров. К 1803 г. из колоний своевременно не была получена пушнина. Наличных средств у РАК к этому времени почти не было, поэтому на Макарьевской и Ирбитской ярмарках были взяты в долг товары на сумму в 50 тыс. руб.
РАК имела значительные обязательства внутри своей структуры. Компания должна была заплатить промышленникам и служащим 24 тыс. руб., хотя долг "Наталии Шелиховой с наследниками" стал существенно меньше по сравнению с 1799 г. Что касается расчетов с другим организатором Российско-американской компании – И. Л. Голиковым, ситуация была более драматическая. РАК по сути не выплатила причитавшейся ему суммы, а продолжавшаяся тяжба компании с его наследниками закончилась практически безрезультатно к 1810 г. [17]
Активы РАК составляли 6454706 руб. 61,5 коп. Сумма эта стала рекордной для РАК в период до 1 января 1820 г. В балансе за 1803 г. в активах не упоминаются паи[18], нет и специального раздела по недвижимости, наличным деньгам, долговым обязательствам перед компанией, Т.е. того, что было расписано в балансе за 1799 Г., зато все активы разбиты строго по конторам и отделам в колониях и континентальной России, за исключением отдельной статьи - "экспедиция кругом света отправленная". В каждом из этих разделов выделены отдельными строка¬ми конторы, лавки, пакгаузы, в которых сосредоточены пушнина и разного рода товары.
Сопоставление дебета и кредита компании по балансу за 1803 г. позволяет отметить, что товары и запасы, имевшиеся у РАК в России, превышали аналогичные показатели в колониях. По данным этих статей можно проследить магистральные пути движения товаров и важность основных опорных пунктов, которые активно разрабатывались компанией Голикова - Шелихова и были заложены еще в процессе зарождения РАК. Этими опорными пунктами являлись Иркутск, Охотск, ¬ а также колониальная контора на о. Кадьяк, где были образованы первые постоянные российские поселения в северной части Тихого океана. Несмотря на то, что сначала к компании Голикова - Шелихова, а затем Соединенной американской компании и наконец РАК присоединились ¬купцы из многих регионов России, преобладающее значение в единой монопольной организации в начале XIX в. продолжали играть представители Иркутской и Вологодской губерний. К 1804 г. роль и значение указанных контор еще более возросли. Через Иркутск проходили основные торговые пути, связывавшие воедино пушной промысел у берегов Северной Америки и торговлю мехами на основных российских ярмарках и с китайцами в Кяхте. В Иркутской конторе, лавке и пакгаузе было сосредоточено разного рода товаров почти на 1 млн. 700 тыс. руб., в то время как в Охотске имелось запасов не более чем на 700 тыс. руб. Следует иметь в виду, что слова: отпущено "в разных местах товаров" на 505 тыс. руб., в большей мере стоит отнести именно к Иркутской конторе как основному сибирскому перевалочному пункту РАК, которая с переводом конторы в Санкт-Петербург продолжала играть если не политически, то по крайней -мере экономически первую скрипку в деятельности РАК в начале XIX в.
Любопытно, что при значительном обороте пушнины РАК на китайском рынке в Кяхте ее реальное наличие в местной конторе относительно невелико, немногим меньше 137 тыс. руб. Следует отметить, что с переводом ГП в столицу возросла роль Московской конторы РАК, в которой были сосредоточены разнообразные товары более чем на 300 тыс. руб. Если Иркутск являлся для РАК торговым центром в Сибири, то Москва в начале XIX в. становилась таковым в Европейской части России. Несмотря на то, что активы ГП РАК выделены отдельной строкой, они представляли из себя самую незначительную из европейских контор сумму: менее чем 50 тыс. руб. В Америке больше всего активов было сосредоточено в Кадьякской конторе, на сумму почти в 860 тыс. руб., за ней шли Предтеченский и Северный отделы. Всего в колониях имелось активов, состоявших из судов, товаров и прочего, на сумму более чем в 2 млн. 295 тыс. руб. [19]
Согласно расчетам директоров компании, стоимость каждой акции составила 656 руб. 67 коп., а их количество равнялось 6768 штукам.
Таким образом, к началу 1804 г. ГП РАК представило баланс, который, казалось бы, должен быть очень привлекательным для будущих акционеров по целому ряду показателей. В колониях и в России имелись достаточные активы. Находились средства на благотворительность - "В пользу страждущего человечества", "Рыльской Вознесенской церкви".
Дальнейшие события показали, что отладить финансово-хозяйственный механизм РАК в начале XIX в. не удалось, и положение компании продолжало неуклонно ухудшаться, достигнув критической отметки к концу 1805 г. Когда пришло время подводить баланс компании, то оказалось, что ее реальные активы не покрывают обязательств. Собственность у РАК, безусловно, имелась, но она была рассеяна; кроме того, сложно поддавалась учету амортизация судов, неясной оставалась ситуация с недвижимостью. В балансе вся разбросанная на тысячи километров собственность РАК составляла не один миллион рублей, но реально в Санкт-Петербурге ГП не только не располагало ликвидными активами, но и не могло внятно объяснить акционерам распределение капитала.
Думается, что кризис конца 1805 г. был вызван целым рядом обстоятельств, которые условно можно разделить на внутренние (деятельность ГП РАК) и внешние (работа других контор РАК и не зависящие от компании факторы влияния на ее ФХД).
К внутренним обстоятельствам можно отнести чрезмерный оптимизм ГП РАК, стремившегося начислять значительный процент на акцию, не учитывая риска и не дожидаясь из колоний мехов. Преследовалась цель - любым способом показать, что дела в компании идут хорошо, и тем самым привлечь новых акционеров. Вплоть до 1828 г. ГП РАК обходило молчанием тот факт, что с 1796 до 1804 г. все "приобретенные прибыли присоединены к складочному капиталу", поэтому цена на акцию продолжала оставаться завышенной[20]. Образовавшиеся в 1802-1803 гг. средства, полученные путем займов, были вложены в чрезвычайно дорогую кругосветную экспедицию.
Существовали и внешние факторы, которые подвели компанию на грань банкротства. Во-первых, это гибель фрегата "Феникс" в 1799 г, Только к концу 1805 г. стала окончательно известна сумма, в которую обошлась РАК эта трагедия. Кроме стоимости самого корабля было, потеряно товаров и снаряжения на сумму в 569 тыс. 328 руб. Вместе с судном потери составляли как минимум 600 тыс. руб.
Погибло 103 человека, из них 70 "работных" людей, 6 женщин. мальчик-метис и три американских туземца. Гибель судна явилась силь¬нейшим потрясением для духовного развития колоний[21]. На борту судна был первый епископ Аляски Иоасаф, которого сопровождала "свита", включая певчих, иеродьякона Стефана, одного послушника, священника Петра Митягина и иеромонаха Макария, который безуспешно пытался донести императору о несправедливом, по его мнению, отношении компании Голикова - Шелихова к местным жителям[22]. А.А. Баранов, рассчитывавший на прибытие этого фрегата, не смог отправить в срок партию пушнины из Америки. Компании был нанесен серьезный моральный и материальный ущерб. "До 1803 года компания о сем несчастии (гибели "Феникса". - А.П.) не знала и не могла ускорить в новых пособиях, было причиною, что за возвращением оттоль многих промышленных восвояси и во ожидании туда вышесказанных новых, оставшееся в колониях малолюдство русских не в состоянии было охранить и защитить острова Ситхи... Потеря сия, по заключавшемуся в ней большому капиталу, который долженствовал возвратиться компании с знатными прибылями в последующих за тем годах, составила вместо того важный убыток, а следствия оной еще несравненно были чувствительнее, ибо деятельность в промысловых и других хозяйственных занятиях в крайний пришла упадок... "[23]
Во-вторых, в результате враждебных действий туземцев в 1801-1804 гг. РАК потеряла многих промышленников, были сожжены многие постройки[24]. По мнению ГП РАК, кроме крепости было потеряно 3 тыс. шкурок калана, которые уже были зачислены в активы компании по поступившим донесениям. Не проявляли альтруизма и посещавшие русские колонии иностранцы. Так, спасшихся в результате нападения туземцев на о. Ситху подобрал английский капитан Генри Барбер, который их возвратил Баранову, но не бескорыстно, а за выкуп в 10 тыс. руб. [25]
В-третьих, при всех напастях, обрушившихся на колонистов со стороны недружественных туземцев, оказалось, что и сами промышленники своими действиями способствовали тому, что в начале XIX в. отправлять в колонии было особенно нечего. Кроме шкурок калана задумывалось послать в Россию большое количество мехов морского котика.
В ходе активной охоты на калана популяция этого морского животного стремительно уменьшалась, зато при дальнейшем продвижении русских в северной части Тихого океана были обнаружены огромные стада морских котиков. Мех этих животных был не такой густой, как у калана, но всё-таки составлял немалую ценность. По ценам в Кяхте одна шкурка морского котика стоила 6 руб. 50 коп. Охотиться же на них было гораздо проще, чем на калана. В конце XVIII в. стала отчетливо прослеживается ориентация на добычу морских котиков. В водах Тихого океана водилось значительное количество котиков, поэтому без ущерба для популяции их можно было добывать от 100 до 150 тыс. штук в год. Однако, как и в случае с каланом, в погоне за прибылью велось их буквальное истребление. По признанию ГП РАК, они (промышленники. ¬А.П.) прежде 1800 г. из жадности к большему составлению своих паев по невежеству и незнанию судить о настоящем добре напромышляли их 10 900 тыс. [штук]». [26]
Стремясь как можно быстрее обработать шкурки котиков, их стали сушить в жарко натопленных банях. Между тем было известно, что самым хорошим считается мех, высушенный в затемненном, хорошо проветриваемом помещении с невысокой влажностью. При этом сушка была ответственным и длительным процессом. От того, как была высушена шкурка, зависела ее дальнейшая обработка. Цены на шкурки напрямую зависели от их первичной обработки. Между тем новаторство банной сушки привело к прямо противоположным результатам. Высушенные в банях шкурки были не просто плохого качества, а вообще стали непригодны для использования: они ломались, мех "вылезал", дальнейшая их обработка была серьезно затруднена. Китайцы, купив первые партии таких шкурок, отказывались их брать в дальнейшем даже за минимальную плату[27]. ГП РАК было вынуждено отдать приказ об уничтожении всех мехов. Согласно данным К.Т. Хлебникова, было уничтожено порядка 700 тыс. шкурок[28]. История с непригодной пушниной принесла РАК убытки не только в Америке, но и на российском и китайском рынках. Пострадали прежде всего Охотская и Иркутская конторы, где скопилось больше всего испорченной мягкой рухляди. Путем огромных усилий РАК удалось сбыть большую часть доставленной в Охотск пушнины по крайне низкой цене, и то не сразу, а постепенно. В Кяхту котиков уже не направляли. В балансе РАК за 1803 г. были заложены цены на котиков по их продажной стоимости в Кяхте. Только в результате таких приписок, по самым скромным официальным данным, РАК потеряла к 1805 г. порядка 800 тыс. руб.
Таким образом, суммарные потери компании в результате гибели корабля "Феникс" и неправильной сушки мехов составили как минимум 1 млн. 400 тыс. руб. (600 тыс. руб. - стоимость судна "Феникса" с припасами, не считая огромного духовного ущерба, и 800 тыс. руб. - минимальные потери от неправильной сушки мехов). Вооруженные действия туземцев в 1802 и 1803 гг., ослабив русские поселения в Америке, нанесли при этом финансовый ущерб на сумму не менее полумиллиона рублей. В целом непредвиденные затраты РАК вырастали по крайне мере до 1 млн. 900 тыс. руб.
Ситуацию осложняло вполне попятное, но сослужившее медвежью услугу стремление директоров компании придать ей наиболее привлекательный вид. Компания очень близко подошла к критической для своего существования черте. По признанию директора РАК И.В. Прокофьева, "компания в 1805 году находилась в самом бедственном положении. Капитал ее был разбросан, долги чрезмерны, колонии без поддержания, обороты - в убыток. И если она (РАК - А.П.) тогда уже не разрушилась, то сим обязана личному кредиту бывших тогда директоров и капиталам наследников Шелихова"[29].
Несмотря на то что ГП РАК явно испытывало сложности с реальным наполнением дебета компании, было принято решение "выдать акционерам вдруг значительную сумму в виде прибылей, которые, как само по себе ясно, не могли быть таковыми, как только идеальными".[30] По данным П.А. Тихменева, акционерам в 1802-1803 гг. было выдано 69 791 руб. 91,5 коп. [31] Однако уже в 1804-1805 гг. акционеры компании получили "незначительную прибыль" в размере 3367 руб., 30 коп. [32] При сохранявшихся больших долговых обязательствах РАК, неясностях с поставкой пушнины в 1803 и 1804 гг. выплатить всю прибыль на акции оказалось непросто. Такими возможностями компания не располагала ни в 1804, ни в 1805 гг. Положение было действительно шаткое. Приказчикам компании на местах отказывались предоставлять ссуды не то что под акции, а под товары. Лишь энергичное вмешательство в феврале 1804 г. Н.П. Румянцева, который лично ходатайствовал за компанию перед Александром I, изменило ситуацию в лучшую сторону. В ходе переписки между Н.П. Румянцевым и министром финансов А.И. Васильевым была достигнута договоренность, что РАК имеет право "пользоваться ссудою из учетных контор под товары ее промышленные и под собственные их векселя". Н.П. Румянцев лично об этом уведомил ГП РАК 21 марта 1804 г. [33]
Хотя Российско-американская компания явно испытывала финансовые трудности, на высшем государственном уровне она получала полную поддержку. В начале 1805 г. директора компании выступили с предложением к акционерам получать прибыль с акций не наличными деньгами, а акциями. Такое предложение не встретило должного энтузиазма, тогда ГП РАК направило 31 марта 1805 г. всеподданнейшее донесение императору, включив в него любопытный пункт: "...тем, кто потребует денег, заплатить по 50 руб. на акцию".[34] Таким образом, реально на акцию можно было получить не более 32% от заявленных в балансе дивидендов. Остальную сумму предполагалось заплатить в "кратчайшие по возможности сроки".[35] Выпуски акций следовало производить каждые два года "от дня опубликования в газетах в течение шести месяцев". Начиная с 1806 г. РАК стала постепенно выходить из кризисного состояния. Этому способствовал ряд обстоятельств в России и в Америке. В 1806 г. РАК по высочайшему указу был пожалован флаг, повторявший цвета российского триколора, с двуглавым орлом посредине. Этот указ был как нельзя более своевременным и если не улучшил финансового состояния компании, то по крайней мере поднял моральный дух акционеров, которые, даже если бы вдруг захотели сбыть акции компании по невыгодной для РАК цене, уже не смогли бы этого сделать, видя безусловную поддержку двора.
ГП РАК приняло ряд мер, призванных поправить положение. Балансы компании было решено составлять более подробными, а также оптимизировать статьи активов с учетом амортизации. Так, со времени основания первых постоянных российских поселений на Кадьяке прошло почти 20 лет, и многие постройки пришли в негодность или составляли гораздо меньшую стоимость, чем та, которая была отражена в более ранних балансах. Поэтому было решено, направляя в Америку разного рода материалы, заносить их стоимость "в невозвратный расход, потому что и самые заведения в капитале компании не стоят, заменяясь валовыми паями".[36]
В результате усилий А.А. Баранова удалось закрепиться в Ситхе и сломить сопротивление туземцев. Промысел 1804-1805 гг. был исключительно богатым, несмотря на жесткое противостояние индейцев. Благодаря деятельности Н.П. Резанова в Калифорнии была в основном решена проблема со снабжением колоний хлебом. Особенно удовлетворяла ГП РАК успешная торговля с иностранцами, которая "была благотворнейшим событием для компании и существенной эпохою скорого ее поправления".[37] У представителей других государств покупалось не только все нужное для подкрепления колоний но "даже сами корабли их".[38] Несмотря на неоднозначность понимания контактов русских колонистов с представителями других держав следует отметить то, что компания оставалась в них заинтересован практически во все время своего существования. [39] Транспортировка продовольствия из Калифорнии и торговля с иностранцами способствовали тому, что РАК избавлялась от чрезмерных издержек при доставлении припасов через Охотск или путем дорогостоящих кругосветных экспедиций.[40] Кроме того, часть пушнины продавалась на месте по выгодным ценам, что избавляло РАК от ее транспортировки в Охотск и далее в Кяхту. Думается, что, даже если бы все мех продавались РАК на внешнем, а не на внутреннем рынке, компания могла бы получать еще большие прибыли. Ведь именно из-за проволочек, излишней бюрократии, а то и прямого воровства доставка мехов из колоний до центральных российских регионов была чрезвычайно затруднена. Но если РАК торговля с иностранцами была вы годна, то государство от нее ничего не получало. Контролировать сделки в северной части Тихого океана у правительства не было тогда никакой возможности. С 1797 по 1818 г. РАК продала пушнины иностранцам на 3 647002 руб., т.е. более 20% от всей добытой в этот период мягкой рухляди.[4l] Торговля с Китаем велась лишь через Кяхту. Русским кораблям, несмотря на неоднократные запросы царского правительства, не разрешали посещать китайские порты, в частности Кантон.[42]
Другой мерой, призванной поправить финансово-хозяйственное положение компании, стало решение разделить пушнину на заготовленную с 1799 до 1803 г. и добытую с 1803 г., Т.е. со времени уничтожения испорченных шкур, хотя после принятия радикальных мер по уничтожению испорченных неправильной сушкой шкурок избавиться от всех непригодных мехов оказалось достаточно сложно. Вдобавок, по документам многих контор, испорченные меха проходили как хорошие и на¬оборот. Возникла путаница с определением их стоимости, поэтому в июле 1807 г. было решено все меха делить на 4 сорта, "чтобы 1-й был самый лучший, уличной сушки и без малейшего повреждения; 2-й – из высушенных в банях или иначе как, но отнюдь не в прелых и горелых и трещальных шкурах, и сии токмо два сорта высылать в Охотск; 3-го из числа прелых и горелых, ежели оные к какому-либо употреблению на островах могут годиться, оставить там для промышленных и алеут на парки, шапки и опушки, поставя однако ж по доброте их безобидную для промышленных цену, с каковою и записать в конторе на приход, дабы потому и компания могла оные числить в своем капитале; а затем 4-й сорт, яко вовсе уже негодный, как из прежних, так и новых промыслов, сжег бы он (А.А. Баранов. - А.П.) при себе с засвидетельствованием всех на лицо промышленных, и тем вовсе бы их уничтожили так, чтоб более отнюдь сих негодных шкур в виду не было".[43] Хотя эта мера и была эффективным средством для выравнивания экономического состояния РАК, все же она оставляла для промышленников и купцов¬ перекупщиков пушнины лазейку для обмана компании. Так, некоторые промышленники вскоре стали выдавать шкурки новой сушки за испорченные под предлогом использования их на одежду, но затем перепродавали их или стремились испорченные шкурки представить как новые. Такие действия вызывали особенное раздражение директоров компании. Мало того, что ГП РАК получало меха совсем другого качества, чем то, на которое рассчитывало, подрывался авторитет компании, которую обвиняли в торговле некачественными товарами. В конце концов и было принято решение не просто ограничиваться замечаниями таким промышленникам, а строго их наказывать.[44]
Хотя РАК и отошла от опасной черты, за которой ей грозило банкротство, положение компании в 1806-1807 гг. продолжало оставаться очень тяжелым. Убыток РАК за 1807 г. составил 251 234 руб. 44 коп., что привело к дальнейшему уменьшению капитала, по которому РАК могла начислять акции. Использование данных баланса за 1807 г. осложняется тем фактом, что выведен он был с опозданием в силу причин, указанных директорами компании. В отчете ГП РАК от 22 августа 1813 г. сказано, "что когда и собраны уже были к сочинению за 1807 г. все счеты, недоставало в них во многом ясностей, которые выводить и доискиваться точности, начиная от прежних давних производств, стоило много труда и времени, так что баланс к 1808 году не прежде мог быть выведен и заключен директорами того времени, как в декабре месяце минувшего же года, а без него за последующие годы нельзя было приняться".[45]
Баланс за 1807 г. составлен в основном на примере баланса 1803 г., хотя он стал более подробным, поэтому акционерам компании было легче в нем ориентироваться. [46] При анализе активов баланса 1807 г., в первую очередь, необходимо обратить внимание на тот факт что статьи, характеризующие состояние дел в конторах России и Америки, составлены наподобие баланса 1803 г. В то же время имеется ряд существенных отличий. Эти отличия состоят в следующем: суда, товары, валовые паи, "долги за промышленными" расписаны отдельно показателей добытой пушнины. Отдельно включены статьи, имевшие отношение к кругосветной экспедиции.
Отчет стал производиться по 5 отделам; очевидно, это было вызвано переносом конторы Главного правителя из Кадьяка в Ново-Архангельск. В балансе 1808 г. впервые появляется отчетность по Новоархангельскому отделу. Предтечевский и Северный отделы в балансе за 1807 г. не фигурируют. Пушнина расписана по трем конторам: Кадьякской, Новоархангельской и Уналашкинской. Прочие конторы в балансе не фигурируют. Соответственно к моменту составления баланса присутствовали лишь эти конторы, хотя вся пушнина могла быть аккумулирована лишь в этих местах. Хотя промысел морских котиков сократился, 1807 г. было доставлено в Охотск 61814 шкурок этого морского животного.[47] В течение 1807-1808 гг. компании в целом удалось испорченные шкурки "сбыть с рук, но тоже по весьма низкой цене, ибо всяк вид, что выделкою подделаны были худые коты".[48]
В течение 1807-1808 гг. директора РАК пробовали решить проблему сокращения расходов компании путем ходатайства перед правительством о разрешении остаться в колониях и не возвращаться в Россию промышленникам, у которых, как правило, имелись паспорта, выданные им на семилетний срок, по окончании которого они обязаны были отправляться назад, к месту своего постоянного проживания. Подавляющее большинство промышленников принадлежало к податному сословию, поэтому они должны были отбывать в России соответствующие повинности и платить налоги. Между тем многие прибывшие из России уже успели обзавестись семьями и хозяйством в Америке. Для ГП РАК было невыгодно отправлять этих промышленников обратно. Они становились профессионалами своего дела, ориентировались в обстановке, поэтому заменять их новыми людьми было для компании очень убыточно. Кроме того, отток людей способствовал дефициту людских ресурсов в Русской Америке. Ходатайство директоров РАК не увенчалось успехом. В августе 1808 г. Государственный совет империи отклонил их просьбу, мотивируя это необходимостью всех подданных платить налоги. Правительство Российской империи не хотело создавать опасного прецедента.[49]
Баланс за 1809 г. был составлен по примеру 1807 г.[50] По-прежнему активы компании были разделены на товары, материалы и запасы в Америке и на аналогичные статьи в России. Отдельной строкой была отмечена стоимость "мореходных судов", которая составляла 397 тыс. руб. По сравнению с предыдущим балансом на амортизацию судов было списано 10 тыс. руб. Это случилось потому, что у директоров РАК ещё были свежи воспоминания, связанные с ревизией активов РАК, когда у камергера Н.П. Резанова самые большие нарекания вызвало отсутствие учета изношенности в определенных статьях активов компании. Исходя из показателей в Америке, больше всего активов было в Кадьякской конторе, где имелось в наличии товаров почти в четыре раза больше, чем в Ново-Архангельске. Меньше всего разного рода запасов имела Курильская контора. Гипотетически можно представить, что лишь 46 курильских контор могли соперничать с Кадьякской по накопленным припасам. Любопытно, что отдельно в балансе выделялись пушные товары лишь в трех американских конторах: Кадьякской, Новоархангельской и Уналашкинской.
Из иностранных товаров в балансе отмечались только японские товары, которые были доставлены на судне "Юнона". Отдельно фигурировали "старые" и "новые" промыслы. А.А. Баранов, выполняя указание директоров компании, активно избавлялся от негодных, высушенных "новым" методом шкурок морских животных.
Общая сумма дебета составила к 1 января 1810 г. 5 418 848 руб. и 75 коп.[51] На первый взгляд, это - печальный факт, ведь компания, активы которой с течением времени не только не растут, а уменьшаются, явно не может быть успешной и динамично развивающейся. Но в случае с РАК это было скорее положительным, чем отрицательным показателем. Достаточно вновь обратиться к балансу РАК, а именно к статьям задолженности компании, а также проанализировать отчеты директоров компании, чтобы осознать наметившуюся положительную тенденцию.
Оказывается, что по сравнению с предыдущим балансом задолженность компании радикально уменьшилась: на 708 426 руб. 30 коп., или на 32,4%, по сравнению с 1807 г. О чем именно говорят эти цифры, можно уяснить, обратившись к комментариям о финансовом состоянии РАК ее директора В.В. Крамера, который с 1808 г. проводил ревизию статей активов компании и посчитал необходимым исключить из нее весьма значительную сумму "прежних долгов и других статей, почитаемых к получению компанией, которых, однако же, по моему мнению (В.В. Крамера. - А.П.) за настоящий и верный капитал поставлять не следует потому, что они наиболее сомнительны и ненадежны»[52]. Особенной ревизии были подвергнуты статьи, связанные с возможностью получения долгов с промышленников и прочих лиц в Америке и в России.
Итоговая задолженность компании стала 1 476 344 руб. 24,5 коп. За вычетом этой задолженности акционерный капитал компании равнялся 3 942 504 руб. 17,5 коп. Общее количество акций составляло 8299 с несколькими долями. Такой баланс позволил ГП РАК выдать акционерам дивиденды, которые им не платили в течение нескольких лет. За 1802-1803 гг. было выдано 36159 руб. 8,5 коп., но за 1804-1805 гг. акционерам было начислено 3824 руб. 90 коп.
Баланс за 1811 г. стал самым благоприятным за последние 10 лет существования компании, что не замедлило сказаться на ее акционер¬ном капитале. Прибыль на одну акцию была определена директорами компании в 45 руб. 41 коп., или немногим больше 9% от ее номинальной стоимости. Этот факт позволил директорам РАК заявить, что в портфеле компании находятся 8090 акций.
Сложная ситуация внутри РАК отразилась на отношении правительства к ее деятельности. Так, в 1810 г. существовала реальная возможность расширения колониальных владений империи, но государство проявило в этом вопросе нерешительность и не стремилось отстаивать экономические интересы компании. [53]
Оправившись к 1811 г. в основном от жестких потрясений, РАК столкнулась с некоторыми проблемами, требовавшими незамедлительного решения. В конце 1811 г. из Петропавловска пришло известие о том, что не стало И.Г. Коха, который должен был заменить А.А. Баранова на посту главного правителя Русской Америки[54].

Продолжение



Copyright MyCorp © 2017 | Сделать бесплатный сайт с uCoz