Воскресенье, 25.06.2017, 04:57Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск по сайту

Календарь

«  Июнь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Глава II Замечания о бобровом промысле.

Глава II

При основании колонии в Кадьяке, Шелдихов имел целию распространить пределы России, привести в подданство дотоле неизвестные дикие народы и усилить промышленность бобровых шкур. Сия последняя цель была вместе и средством к достижению первых, ибо без знатной промышленности не было бы способов действовать успешнее со стороны начальствующего и охотнее со стороны подчиненных. Каждый из сих  последних, почитая себя участником в приобретении смело пускался на самые отважные предприятия, а таких людей легко предводить и достигать предполагаемой цели.

 В первые годы прибытия Баранова, промыслы бобров производились в Кенайской и Чугацкой губах, и тогда уже примечено, что бобры там значительно уменьшились, почему в начале 1794 года Баранов снарядил отряд для исследования в Якутатский залив под упарвлением поверенных Пуртова и Куликалова, а сам отправился байдарами в Чугацкую губу для усиления промыслового отряда Чугачами, с коими и составился оный из 500 байдарок и благополучно достиг Якутата. Там находился тогда известный Англинский Капитан Ванкувер; он видел сей отряд,   и благосклонно принимая к себе начальников онаго, ознакомился заочно с Барановым и наполнил несколько листов своего журнала его именем и делами.

В присутствии Баранова в Воскресенской гавани окончена постройка трех-мачтового корабля, который спущен на воду и наименован Феникс. Это было первое судно, построенное Русскими в Америке. Баранов при сем ощутил истинное удовольствие, доставя пользу отечеству лесами их отдаленных пустынь Америки, преодолев все неудобства и недостатки. Чувствования подобного рода имеют какую-то особенную приятность, которую трудно и передать другим, никогда подобными делами не занимавшимися; но те коим нечужды оныя, поверят и дадут цену удовольствию.

4-го Сентября Феникс, управляемый Шильцом пошел в Кадьяк, а Баранов возвратился туда на байдарах.

 В продолжении осени сего года пришли их Охотска два  транспорта: первый Трех Святителей под командою Штурмана Измайлова, на коем прибыл Архимандрит Иоасаф с десятью особами духовной свиты,  назначенной по Высочайшему повелению для проповеди Слова Божия народам, приобретаемым под Российскую Державу; другой транспорт Екатерина под командою Штурмана Прибылова. Список особ духовную миссию составляющих: 1-е. Архимандрит Иоасаф – потонул на Фениксе в 1799 году, 2-е. Иеромонах Ювеналий – убит дикими в северной Америке. 3-е – Иеромонах Макарий – отправлен в 1795 году и оттоле ушел самовольно в Охотск. 4-е. Афанасий – выслан в Иркутск в 1825 году. 5-е Иеродиакон Стефан – утонул в Свите Архиеред. 6-е Нектарий – выслан в Иркутск Гедеоном в 1807году. 7 – е монах Герман – находится в живых. 8-е Иоасаф – помер в Кадьяке в 1824 году. Десятеро бельцов непосвященных. На корабле Неве приходил из С. Петербурга уполномоченный от  Св.Синода Иеромонах Гедеон и находился в Кадьяке в 1804 по 1807 год; тогда отправился на бриг Ситке, зимовал в Камчатке и оттуда через Охотск проехал в С. Петербург.

На обоих судах доставлено 130 человек промышленных, в числе коих 30 семей поселенцев, данных по воле монархии Шелихову из мастеровых и земледельцев для употребления в колониях по их ремеслам. Иркутский Генерал-Губернатор Пиль предписал Шелихову обратить  их на поселение около мыса Св. Или, или где представится удобность устроить заселение. Нельзя одобрять мысли Шелихова заселить в Америке преступников, ибо сии люди, потерявшие доброе имя в России, и на месте ссылки закореневшие  в разврате, могли быть и были в самом деле более вредны для колонии по своей дурной нравственности.

Бриг Екатерина заходил в Уналашку, чтобы сдать там часть груза, и на обратном пути в Акутатском проливе вытерпел жестокий шторм при сильном сулое потерял часть груза  и несколько голов рогатого скота, которого часть доставил в Кадьяк, и с сего времени оный разведен в колониях. Сулоем называется спор двух противных течений или сильного течения с ветром и происходящим от того неправильным волнением. Чем сильнее течение и ветер, тем сильней и сулой.

В бурную осень сего года байдара с 14 человек Русских возвращаясь из Кенайской губы с промыслами пушных товаров потонула. Сие опасное сообщение по недостатку парусных судов отменить тогда не было возможности, хотя все видели её неудобства, и в последствии в проездах между островами, неоднократно подвергались подобной участи.

Вблизи острова Кадьяка находится небольшой лесистый остров Еловой, на коем по удобности Баранов предположил выстроить два небольшия парусныя судна; сия работа поручена  Шильцу. В течении 1795 года, оба судна длиною по килю от 35 до 40 футов остстроены и наименованы Дельфин и Ольга. В продолжении лета корабль феникс отправился в Охотск под командою Измайлова.

На сем корабле Баранов, отдавая отчет о своем управлении, писал Шелихову: «дела мои откроют вам, что ежели не их лучших сое учреждение хозяйства, то по меньшей мере и не их последних. Сам я не прикасаюсь не к нитке, не к шерстинке и своего не жалею раздаривать  добрым, верным и усердным в должностях людям как Русским так и иноверцам и аманатам.  И  вам, кажется, жаловаться на излишние расходы не было и нет причины». Но из переписки того времени всего примечательнее то, что Баранов получив некоторые замечания Шелихова приметил, что он обнесен пред ним, и потому чтобы отразить клевету, с резкою истинно он выразился: «о слухах Вам дошедщих чрез промышленных отсюда выбывающих,  я нимало недорожу, ссылаясь на настоящие дела мои, в праздности или развращении упражнялся все время моей бытности? Ежели вы спрашиваете  ленивых и тунеядцев, таковые не скажут ничего с доброй стороны, для того, что я гнушался ими; но спросите трудолюбивых и оказавших прямые услуги Компании и вы услышите другим языком говорящих». Далее отдавая отчет о своих ихысканиях и занятиях он пишет: «Железныя руды отысканы в довольном количестве, и для опыта железо сковано, а потому и открыта надежда завести железные заводы с пользою доя отечества».

Отряд, посланный в Якутат  1794 года нашел множество бобров, которых там и на пути промышленно до 2 тыс. шкур. Залив  Якутатский, названный Куком заливом Беринга, был осмотрен  и описан посланным из Кадьяка Правителем Деларовым мореходами Измайловым и Бочаровым в 1788 году. Бывший при отряде поверенный Пуртов пополнил многие сведения о заливе и Баранов решился устроить при оном заселение, как при месте удобнейшем во многих отношениях, нежели у мыса Св. Ильи, где предполагал Шелихов и куда для опыта также послана небольшая артель:Селение в Якутате по удобству гавани было бы и складочное место для отрядов, отправляемых за промыслом бобров далее по матерому берегу Америки к юго-востоку. Но одном из новых судов отправлен Шильц для осмотра берегов от острова Королевы Шарлотты до Эчкома и оттуда предписано ему следовать в Якутат для соединения в Правителем.

 Промысловый отряд байдарок под начальством Пуртова и Кондакова отправлен по обыкновенному пути до Якутата, а если можно будет, то и далее. Судно Трех Святителей под командою Прибылова  послано прямо в Якутат, на которое помещено 20 семей посельщиков и 30 промышленных, для устройства заселения под управлением нарочно для сего присланного от  Г. Шелихова управителя Поломошнаго. От духовной миссии отправлен туда же Иеромонах Ювеналий для обращения к вере диких.

После отправления сей экспедиции, Баранов вышел из Кадьяка на галере Ольге в Июне месяце прямо в Якутат. Имея в несколько сведений в мореплавании, он сам управлял своим маленьким судном и вел счисление. В третий день он пришел на место и встречен Колошами очень дерзко. Отряд промысловой прежде его сюда прибывший. Также угрожаем был Колошами и не останавливаясь тут продолжал путь вдоль берега. Баранов уведомляя о сем происшествии, пишет: «Наша партия в Якутате потрусила Колош, не видав от них никакого страха, и тем подала повод заключить о трусости нашей, однакож мы доказали им своим малолюдством, что они обманулись, полагая свою надежду на вымененные у иностранцов  ружья, мы вызывали их испытать свои силы и удачу против нас, и я в доказательство показал им проворство и меткость наших орудий, сколько позволяла малочисленность людей; и потом уже начали жить с ними дружески».

В ожидании прибытия судна Трех Святителей, Баранов пробыл в Якутате до 15 Августа, и все еще надеясь, что оно непременно придет. Наконец не дождавшись решился оставить здесь несколько человек Русских и Кадьякцов для подкрепления отряда; в обеспечение коих убедив Колошенских Тоенов дать заложниками своих родных. Приняв их на судно, отправился в море, и следуя  в виду берегов, подходил к ледяному проливу и в Частые Острова. Время склонялось к осени, начинали дуть крепкие восточные ветры, а потому он обратился оттуда 8 Сентября, и не имея возможности зайти в  Якутат спустился в Кенвйское заселение.

Между тем в сие же селение приехал из Нучека Иеромонах Ювеналий, и доставил известие, что судно Трех Святителей АО недостатку пресной воды спустилось в Нучек и там наполнив бочки обратилось в Кадьяк. Баранов хорошо знал запас воды, число людей и расстояние перехода, и потому не сомневался, что причиною сего были козни управителя Поломошного, несоглашавшегося с ним и прежде в устройстве селения в Якутате. Можно упомянуть здесь к стати, что Ювеналий ревнуя в проповеди слова Божия, обратился отсюда на север к диким Аглемютам, один с верю в Бога, т не известно подлинно, где убит ими.

Октября 1 Баранов достиг Кадьяка и нашел там Шильца, который уведомил, что он обозрел от порта Букарелли разные места по берегу Америки, и на всем том пространстве видел множество бобров. Он составил описи и карты всех осмотренных им берегов и заливов.

Баранов бывши  по Северозападному берегу Америки во многих местах, ознакомился с разными поколениями Колош; узнал, что сии народы многолюдны, сильны, дерзки, и имея склонность к мене и торговле сделались промышленны  и трудолюбивы. Они способны перенимать обычаи Европейские и при врожденной смышлености и уме, скоро принялись за огнестрельное оружие. Он предвидел, что нелегко будет занять места ими населенные и стоит великого труда покорить их. Но чем более представлялось препятствий и затруднений в завладении теми местами, тем сильнее воспламенялось в нем желание преодолеть сии трудности и достигнуть предолагаемой цели. Для людей постоянных в своей твердости есть общая аксиома: чем хуже, тем лучше! А для деятельного, быстрого ума, без трудов нет удовольствия!

 В доказательство дальновидных его предначертаний, приведу очень разительное изложение мыслей из одного представления его в Компанию: «Мест по Америке долее Якутата много, кои бы для будущих польз  отечества занимать Россиянам давно б следовало в предупреждение Европейцов, из коих Англичане основали на тех берегах до самой Нутки весьма выгодную торговлю, ежегодно приходя несколькими судами, платят за продукты Американцы весьма щедро; променивают огнестрельное оружие и снарядов множество, чем те народы гордятся. Но мужество и неустрашимость потребны к преодолению первых только затруднений, чего в Российском народе всегда найти надеяться можно. Хвалы достоин подвиг обратиться по Америке к Нутке и доставить тем честь Государству, которому мы  жизнию и покоем жертвовать по присяге и совести обязаны».

Из сих коротких и ясных выражений, открывается дух решительный, смелый, жаждущий отечеству пользы и славы, а себе чести быть действующим в приобретении значительного пространства земли и в покорении народов не   робких и безоружных, но смелых и сильно вооруженных.

Если бы при всем порыве усердия, он имел и средства тому соразмерные, то мог бы действовать с быстротою, потребною для повсеместного объема; но оставленный самому себе без достаточных подкреплений людьми, судами, орудиями и снарядами, он принужден был растягивать свои предположения и занимать места по берегу Америки, только постепенно и малыми силами, а в сем состоянии, кажется, он шел вперед, как будто ощупью и озираясь.

В Кадьяке между тем построили церковь. Баранов был очень доволен дружбою и распоряжениями Архимандрита Иоасафа, отдавая справедливость его уму просвещенному, нраву тихому и душе доброй. Желая содействовать в успехах обращения, он сделал и от себя пожертвования, или как сам изъясняет: «Радуясь от души вводимому здесь благовестию святой Евангельской Веры, от усердия моего отдал для пользы церкви и духовных особ тысячу пять сот рублей ха себя и пять сот рублей за разных служителей».

До сего времени не имея верного сведения о народонаселении в Кадьяке, Баранов в Декабре месяце отправился кругом острова на байдаре, и в сем путешествии составил верную перепись; распорядился отправлением для бобровых промыслов и обревозовал живущих в разных местах начальников артелей. В Павловскую гавань  возвратился 9 Марта 1796 года. Число Кадьякских обитателей найдено: мужеска пола 3221, женска 2985, а обоего 6206 душ. Байдарок при бобровых промыслах до семи сот.

По просьбе и поручениям Охотского Комендатна Г. Коха, Баранов сообщал ему подробные списки о народонаселении Уналашки и других островов. Наблюдая нравы, обычаи и упражнения Алеутов, составлял основательные и ясные о них описания. В числе сообщаемых Г. Коху известий, было замечено, что в 1788 году заходило на остров Атху Английское судно, командир которого Кокс будто бы неприязненно расстался с Русскими.

Между тем мореход Прибылов скончался, но Баранов не отменил Экспедиции в Якутат. Байдарщик Медведников вызвался довести судно, приняв себе в помощь ученика Кашеварова,  ходившего несколько плаваний с Шильцем. Тех же людей отправил для устройства заселения под начальством Правителя Поломошнаго, придав ему в помощь Степана Ларионова.

Пакетбот Орел, под командою Шильца отправлен туда же для подкрепления, а отряду их 450 байдарок предписано идти до залива Льтуа. Кроме сего в 1796 году откомандировано доя промысла бобров по Аляске 145 и по островам 112 байдарок. Все отправляющиеся на байдарках запасались юколой на пищу в Карлукском селении, помещая в каждую от 100 до 125 рыб. Сей запас алеуты употребляли только при нужде; но на пути при остановке во всяком месте, где только можно было, ломили рыбу, стреляли птиц, нерп и сивучей. Коренья, раковины и мясо бобров морских, также составляли обыкновенную пищу Алеутов;  им она была природная; но Русские не имея хлеба питались одинаково.

Поручив управление Кадьяка, как и прежде помощнику своему Кускову, Баранов отправился на галере Ольге в Якутат.

Иван Александрович Кусков Тотемский купец, пришел в Америку вместе в Барановым в звании прикащика; вскоре назначен им в помощники себе и употреблялся во всех важнейших поручениях; За ревностное исполнение коих в последствии награжден золотой медалью и пожалован в Коммерции Советники. Он оставил службу в компании в 1821 году, а возвратился в Россию через Охотск в 1822 и помер в Тотьме 1825 года.

На пути он посетил селение у мыса Св. Илии в 15 Июля пришел на место. Судно Трех Святителей находилось там с 25 Июня. Оставленных там в прошедшем году людей Баранов нашел здоровыми; но они жаловались что зимою нередко нуждались в пище.

Избрав удобное место для заселения, приступили к постройке зданий; для чего Баранов и пробыл здесь два месяца. От Колош взял новых аманатов 11 человек; гарнизона оставил 50 человек и отправился обратно в Кадьяк.

Судно Трех Святителей отправленное 2 Сентября из Якутата, бурями занесло в Камышацкую бухту и потерпело там сильное повреждение. Партия алеутов проходила до залива Льтуа под прикрытием судна Орел на которое приняты все упромышленные бобры до 1800 шкур, с коими судно отправилось в Ситхинский залив для обозрения. В течении сей зимы возвратился в Кадьяк байдарой Прапорщик Родионов из селения заводимаго у мыса св. Илии с известием, что по недостатку в промысле рыбы, селение там не может существовать.

После обыкновенных распоряжений для промысла бобров, Баранов отправил людей в Июне 1797 года в Камышацкую бухту, для починки поврежденного там судна Трех Святителей; но оное нашли уже совершенно разбитым и остатки для получения железа сожгли. Часть сил людей обратилась на Кадьяк, а другие отправлены на озеро Илямну, для устройства заселения, где сим отрядом примирены неприязненные до того обитатели и взяты от них заложники. Сам Баранов на галере Ольга Ходил в Кенайскую губу и воскресенскую гавань, где узнал через нарочно присланных из Якутата байдарками людей, что там в продолжении зимы померло от цынготной болезни 20 человек работников и несколько женщин. В Чугацкой губе посетил он Константиновскую крепость на острове Нучек, в которой до сего времени удерживался отряд компаниона Лебедева-Ласточкина; но будучи несколько лет без подкрепления, проживал не токмо без пользы для той Компании, но  по беспокойному нраву управляющего отрядом Коновалова, между промышленниками возникли ссоры и неудовольствия, и навлекли много неприятностей; почему большая часть промышленных поступили в службу под начальство Баранова, а остальные отправлены в Охотск. Чугачи, обитающие по сему заливу, поступили также в распоряжение Баранова, им сделана перепись, и к отряду для промыслов прибавилось сто их байдарок.

Баранов был очень доволен приобретением влияния на сей округ. Чугачи одного происхождения с Кадьякцами; но  будучи окружены народами, исстари им враждебными, подвергались набегам Колош с моря, а жителями Медной реки с сухого пути, и потому были воинственны, крайне осторожны и отменно трудолюбивы. При посещении первыми Русскими судами берегов ими населяемых, оби были неприступны нал пришельцев; нападали на суда Компании Панова и отбили оныя в 1783 году, и также недружелюбно обходились с отрядами Экспедиции Капитана Билингса в 1791 году.  Адмирал Г. А.Сарычев в путешествии своем повествует: « что дикие, не имея случая украсть бисера, решились всех нас перебить при первом удобном случае. Они хотели перерезать всех нас, так они учинили то некогда с неосторожными Испанцами, ловившими, как они сами сказывали, без всякого оружия рыбу и положившимися совершенно на их верность. Другой раз намерение сих диках (Чугач) было сделать на нас нападение в то время, когда мы остановились в ними в проливе обедать». Отряд ЛебедеваЛасточкина там водворившийся , будучи довольно силен и вооружен, долго им сопротивлялся и только после многократных и сильных отражений, Чугачи могли быть усмирены.

Во время пребывания Баранова в сем месте 11 Сентября началась жестокая буря, свирепстовавшая четыре дни безпрерывно в одинаковой силе с громом и молниею. От оной в окружности селения более двух сот толстых еловых дерев вырваны с корнем и переломаны на части. 27 Сентября, оставя редут Константиновский Баранов возвратился в Кадьяк 1 Октября, а партия Алеут под преикрытием пакетбота Орла, под командованием Шильца доходила до Ситхинского залива. Промысел оной состоял из 2 т бобровых шкур.

В течении Октября месяца пришел из Охотска  корабль Феникс под управление штурмана 12 класса Талина, уволенного по Высочайшему повелению из флота на службу Компании вместе со штурманами Колибиным и Пышенковым, и тут же пришел вызванный из Архангельска мореход Поташ (Potach).

Баранов получил тогда прискорбное известие, что Г. Шелихов скончался в Иркутске 20 Июля 1795 года. Жена его и товарищ Г. Голиков принявшие управление делами, соединились с Компаниею Иркутских купцов и вместе с ними особым письмом извещая о том Баранова, просили остаться в Америке, по крайней мере на первое время, пока посылаемый в  Уналашку Правителем Акционер Ларионов не вникнет в тамошние дела; обещаясь исполнять по всем его представлениям

Иркутская компания составилась еще при жизни Шелихова, чтобы производить промыслы по гряде Алеутских островов от Камчатки до Аляски. Посланное от оной судно Зосима и Саватия под командою старовояжного боцмана Сапожникова было отнесено к югу до того, что смола в пазах начала растапливаться. Изумленные сим морехрдцы, потерявшие счисление своего пути, обратились по ветру и к счастию на Север.  6 Октября 1797 года они пришли к острову Афогнаку без якорей. Гребных судов и с малым остатком воды и провизии. Баранов оказал им все пособия и дал лучшего командира, который привел судно в Уналашку, куда между тем прибыл для правления делами соединенной Компании акционер Емельян Ларионов.

 С наступлением плавания 1798 года корабль Феникс под командою Шильца отправлен в Охотск; на нем пошел Архимандрит Иоасаф требованный в  Иркутск по Высочайшему повелению для посвящения в Епископы; кроме Шильца посланы ткда же штурманы Пышенков и Колбин. Компания предписывала Баранову послать от себя отряд промышленных и  алеутов для селения на 18 Курильском острове Урупе; но он имея в виду важнейшее и полезнейшее занятие берегов Америки, отозвался невозможностию выполнить сие предписание и предоставил исполнение онаго Охотской Компанейской Конторе, как ближайшей к тому месту.

В Якутат на судне Екатерине под командой  Поташа, отправлен для размножения рогатый скот. Штурман Талин на пакетботе Орле послан для описи берегов близ Ситхи. Сам Баранов на галере Ольге обошел по заселениям: сперва в Кенайской губе, как он пишет: «Для успокоения мятущегося и бунтующего народа (туземцев), кои между собою более ста человек истребили и умножив скопище, угрожали опасностию нашему на реке Икатне заселению».  Но еще до прибытия его туда, преданные Русским

Кенайцы, поймали бунтовщиков и выдали заложников начальнику Кенайского заселения. «Тут пробыл я», -   продолжает Баранов : « до 15 числа Августа, расположа на другом удобном и безопасном месте крепостное селение; расчистил при себе место и дал план сообразный местоположению, поручил в исполнение начальствующему Малахову». Оттуда пошел н аНучек в Чугацкий залив, где внимкнув в дела Константиновской крепости и сообразя нужды, заложил строение крепости на новом месте, и оставив в оной помощника своего Кускова главным начальником, отправился 25 сентября и возвратился в Кадьяк 5 Октября. Партия Алеутов по Северозападному берегу под надзором Кандакова и Демьянекова доходила до острова Ситхи; в промысле имели они до тысячи бобров и возвратились в Кадьяк с потерею 10 Алеутов, утонувших на Аглаяхмютском берегу.

Из Нучека отправлен Барановым на Медную реку Русской доя разведывания о тамошних местах и произведениях.

Преду

Copyright MyCorp © 2017 | Сделать бесплатный сайт с uCoz