Вторник, 12.12.2017, 15:03Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск по сайту

Календарь

«  Декабрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Количественно-качественный анализ публикаций по проблеме «история Российской Аляски» в газетной и жу

Количественно-качественный анализ публикаций по проблеме «история Российской Аляски» в газетной и журнальной прессе с 1985 по 2007 г.

Рис.2 Формула оценки «удельного веса» смысловых категорий в общем объеме текста

В.Ю. Титов (Иркутск)

(контент-анализ публикаций)

Определение проблемы. Проблема «история Российской Аляски» — это многоаспектный комплекс различных вопросов, связан­ных с освоением русскими первопроходцами Северной Америки, эффективных с точки зрения хозяйственного развития окраин и пограничных рубежей в Российской империи в XVIII - XIX вв., с историей продажи американцам Русской Америки. Последнее обстоятельство больше всего возбуждает российское общественное мнение. Уже на протяжении 160 лет в России продажа Аляски яв­ляется занозой, отравляющей восприятие исторического прошлого на всех уровнях общественного и политического менталитета. Обзор прессы позволяет сделать вывод, что в настоящее время, в особенности в правительственных средствах массовой информации, очень интенсивно обсуждаются те аспекты проблемы «история Русской Аляски», которые касаются перспектив освоения Русского Севера и налаживания кооперативных связей между россиянами и жителя­ми Аляски, 49-го американского штата.

Таким образом, в статье через изучение восприятия в общественном мнении темы «продажа некогда русской территории Аляска» делается попытка систематизировать представления сов­ременной российской элиты о возможных социально-политических мероприятиях по упрочнению, а быть может, и экономической ин­теграции россиян и американцев на территории Североного Ледо­витого океана. В рамках данной интерпретации «история Российс­кой Аляски» перестает быть историей о продаже земли и становит­ся одной из составных частей истории территориального развития России. В 1819 г. генерал-губернатор Сибири М.М. Сперанский разделил край на две части — Западную и Восточную. К Восточной Сибири он присоединил Забайкалье, Якутию, Камчатку, Чукотку и русские территории в Америке, Аляску и Калифорнию. Именно в контексте такого территориального деления целесообразно рас­сматривать проблему «история Русской Аляски», которая по существу является составной частью развития территории Азиатской России.

Краткая историческая и географическая стратификация темы.

Под Азиатской Россией следует понимать всю территорию империи в XIX в., находящуюся за Уральским хребтом. Формирование по­литических концепций по проблеме присоединения окраинных зе­мель к России шло от тех императивов, которые были продиктова­ны как желанием оградить отдаленные окраины от проникновения туда иностранцев, так и канцелярскими фантазиями придворных кругов.

С XVI и по начало XIX в. главной причиной продвижения русских на восток принято считать торговлю и поиск внешнего рын­ка. Несколько позже появляется уточнение — торговые интересы русских купцов способствовали возникновению на окраинах снача­ла острогов, а затем городов и ярмарок, приносивших немалый до­ход. Таким образом, в Сибири развивалась двоякая сеть обменов: 1) сеть, ориентированная на торговлю со странами Востока; 2) сеть для обмена продуктами внутри колонизируемых районов. Эти немаловажные обстоятельства довольно часто влияли на решение русского правительства о присоединении к России вновь освоенных террито­рий. Но все-таки подобные процессы нельзя рассматривать в качес­тве нового национального рынка, для которого на первоначальном этапе необходима централизующая политическая воля. Например, императрица Екатерина II не раз скептически замечала по поводу проектов присоединения новых территорий как о способе списания частных долгов перед государством купцам и сросшейся с ними дво-рянско-бюрократической верхушке. Аналогичных взглядов придер­живались ее венценосные родственники — Александр II и его брат Великий Князь Константин Николаевич.

В итоге русская экспансия на восток, в основном не подкреплен­ная ничем, кроме торговых интересов местного купечества, приводи­ла к колонизации края через торговые фактории, но не через пересе­ления. Азиатская Россия была больше похожа на безлюдную тайгу, нежели на страну. Такая колониальная политика в равной мере была характерна для многих западноевропейских государств конца XVIII - начала XX в. Особенно выпукло это видно на историческом прошлом Русской Америки и Аляски. Присоединенные ради экономических интересов сибирского купечества, эти территории плохо вписывались в рамки имперской политики. Хоть власть местной администрации в Азиатской России являлась доминирующей силой, которая подчиня­ла себе все общество, однако «бескрайнюю периферию» невозможно было удержать только силовыми рычагами. В итоге это приводило сначала к утрате экономического контроля над территорией, а затем могло повлечь потерю политического влияния. Осознание подобного сценария развития событий постоянно довлело над внешнеполитическим ведомством страны. В то же самое время имперские амбиции придворных кругов ставили всевозможные препоны на пути к до­стижению единой политической концепции по поводу дальнейшего территориального развития Азиатской России.

Можно выделить три основных периода, когда границы Азиатской части империи отчетливо меняли свои очертания:

-  с 1815 по 1867 г.;

-  с середины 1860-х по начало 1880-х гг.;

-  с середины 1880-х по 1914 г.

Первый период характеризуется тем, что само понятие «Азиатская Россия» ограничивается географическими границами Евроази­атского материка. Царское правительство с 1815 г. по отношению к заморским владениям начинает проводить политику уступок, т. к. считало их невыгодными для казны (Гавайские острова — 1817 г., Русская Калифорния — 1825 г., Аляска — 1867 г.). Одновременно происходит постоянное продвижение русских к югу от р. Ишима и Иртыша вглубь Средней Азии, а также в Приамурье. Это в немалой степени способствовало укреплению позиций царского правительс­тва в азиатской части страны.

Геополитика времен середины 1860-х - начала 1880-х гг. протекает в русле идей, сложившихся еще в предыдущий период. Рос­сия стремится как можно дальше продвинуться в своих азиатских владениях.

Во время третьего периода правительство, понимая всю опасность экономической и политической потери дальневосточных ок­раин, пытается укрепить свое положение на побережье Тихого оке­ана. Основным мероприятием на этом этапе, затронувшим интересы Сибири, явилось сооружение Транссибирской железнодорожной ма­гистрали.

С момента образования Приамурского генерал-губернаторства в 1884 г. принято считать, что роль Сибири постепенно ограничива­ется задачами регионального развития, не связанными с внешней политикой страны.

Такая последовательность в создании империи и в трансформации понятия «Азиатская Россия» вполне логически объясняет причину продажи русским правительством Аляски. Тем не менее русское, а затем советское и российское общественное мнение посто­янно демонстрировало нежелание адекватно воспринимать причины утраты русскими части Американского континента. Достаточно про­листать работы академика Н.Н. Болховитинова (признанного специ­алиста темы) и отечественные публикации в прессе, чтобы понять: ностальгия по Аляске не прошла и вряд ли когда-нибудь пройдет.

Разбор хронологических рамок темы. Анализ того, что публиковали об Аляске до 1985 г., в основном укладывается в контекст журнала «Вокруг света». Таким образчиком может служить книга американских молодоженов Элен и Фрэнк Шрейдер «Ля тортуга. От Аляски до Огненной Земли». Понятно, что большая часть книги по­священа описанию путешествия по Мексике, Центральной и Южной Америке. Такова специфика американского менталитета. Но в их тексте есть ряд любопытных характеристик Аляски. Вот несколько цитат, для простоты восприятия объединенные в два обзаца:

1.   «Первое впечатление от Аляски было именно такое, какое мы ожидали: когда мы сошли с самолета неподалеку от Анкориджа, холодный снег с дождем замерзал, едва коснувшись земли». Весной «мы вообще убедились, что на Аляске куда больше интересного, чем можно увидеть». Здесь молодожены с удивлением обнаружили ог­ненные фуксии, пурпурный ирис и Национальный парк (С. 15-17).

2.  «Жилье, которое мы два года называли своим домом, было просто казармой, оклеенной безрадостными черными обоями. Кро­ме нас в этом „смолянном дворце жили еще десять супружеских пар. У всех были отдельные комнаты, но общие ванны. ... Питание предоставлялось в виде семейных трапез в столовых строительных рабочих» (С. 15).

Подведем краткие итоги. Аляска, во-первых, это не то, что обычно себе представляет рядовой обыватель: здесь природа разно­образней, чем в романах Дж. Лондона. Во-вторых, это система со­циальной жизнедеятельности, где капиталистические отношения, по всей видимости, уживаются с элементами общежительности, т. е. социализма. Долгое время на второе обстоятельство не обра­щали внимания. Но уже в 1980-х гг. стало очевидно, что «Аляска — самый социалистический штат Америки» [1]. За этим лозунгом скрывается местное законодательное право штата принуждать част­ные фирмы «к перераспределению получаемых базовыми, сырьевы­ми отраслями, точнее их владельцами, прибылей» [2].

Тематика публикаций, свидетельствующих о прагматичном подходе к опыту Аляски, начинает доминировать в отечественной прессе с середины 1990-х гг. С этого времени социальная и поли­тическая инженерия в интерпретации темы «история Российской Аляски» преобладает над рассказами о подвигах русских первопро­ходцев.

Между прочим, в 1980-1990-х гг. в советской прессе тема Аляски освещалась только с точки зрения описания мужества русских полярных первопроходцев, сумевших закрепиться на территории, не освоенной до XVIII в. ни одним европейским государством.

В годы перестройки М.С. Горбачева в печати СССР, а затем и других стран стали появляться материалы, в которых обыгрывались различные варианты возможного возвращения Аляски русским. Например, очень часто на экскурсиях в музеях, в желтой прессе, в беседах проскальзывали нотки еле уловимой надежды на то, что вот-вот, в ближайшие годы США вернет "нам” свой 49-й штат и заплатит арендную плату, поскольку еще в царствование Екатерины II Аляска была отдана Америке на 99 лет в собственность, якобы по условиям пари, которое чуть ли не за карточным столом проиг­рала императрица. Аналогичные слухи, усилиями прессы превра­щенные в легенды, наэлектризовали общественное мнение страны еще в царствование императора Александра II. Правительству было удобно перевести стрелки на умершую императрицу, нежели самим объяснять причину необходимости продажи американских владе­ний. Глухое роптание на то, что продали огромную страну, а не ам­бар со снегом, приходилось выслушивать правительству и в XIX в., и XX в. В середине 1990-х гг. лидер партии ЛДПР В.В. Жиринов­ский в своих предвыборных заявлениях высказывался, например, о необходимости силового захвата Аляски и включении ее в состав России.

Вот как об этом написано в одной из статей журнала «США. Канада. Экономика — политика — культура»: «О том, что ее уступка, а точнее продажа, остается занозой в памяти россиян по сию пору, свидетельствует тот факт, что на всем протяжении времени, прошедшего со дня подписания Договора о продаже Соеди­ненными Штатами Аляски в 1867 г., царское правительство, а начиная с 1920-х годов и советское правительство неоднократ­но прибегали к ссылке на него как на действующий международ­ный правовой документ. Последний раз договор был официально подтвержден соглашением в форме обмена нотами между СССР и США в 1977 г., лишний раз зафиксировав в сознании россиян, что Аляска потеряна для России навсегда» [3].

Приблизительно в то же время академик Н.Н. Болховитинов в работах, опубликованных в 1990-х гг., дал обширный анализ как мотивов, побуждающих к существованию в общественном мнении подобных слухов, так и причин, по которым Аляску необходимо было продать американцам. Российская империя простиралась от Балтики до Тихого океана, и неведомый берег Нового Света казался многим царедворцам обременительной обузой, которая, возможно, когда-то в будущем превратится во что-то конкретное. Так, русский морской офицер и декабрист Д.И. Завалишин писал: «Калифорния, поддавшаяся России и заселенная русскими, осталась бы навсегда в ее власти. Приобретение ее гаваней и дешевизна... позволяет содер­жать там наблюдательный флот, который бы доставил России владычество над Тихим океаном и китайской торговлей, упрочил бы владение другими колониями, ограничил бы влияние Соединенных Штатов и Англии» [4].

С другой стороны, эти же соображения подсказывали правящим кругам России, что в случае закрепления русских в Северной Америке конфликт с США и Великобританией по геополитическим причинам неизбежен. «Владычество Северо-Американских Штатов во всей северной Америке так натурально, — полагал генерал-гу­бернатор Восточной Сибири Н.Н. Муравьев-Амурский, — что нам очень и жалеть не должно, что двадцать пять лет тому назад мы не утвердились в Калифорнии, — пришлось бы рано или поздно усту­пить ее, но уступая мирно, мы бы могли взамен получить другие выгоды от американцев. Впрочем, теперь, с изобретением и разви­тием железных дорог, более еще, чем прежде, должно убедиться в мысли, что Северо-Американские штаты неминуемо распространят­ся по всей Северной Америке, и нам нельзя не иметь в виду, что рано или поздно придется им уступить североамериканские владе­ния наши» [5].

Для правящих кругов России эпохи Александра II потеря Аляс­ки была неизбежна. Точно такой же лейтмотив зазвучал в научной и правительственной прессе после выхода работ Болховитинова. Однако спустя два-три года и особенно с конца 1990-х гг. мысль о правильности продажи Аляски и ее безвозвратной утрате, сменя­ется рассуждениями о необходимости интеграции промышленной деятельности предприятий Русского Севера с добывающими компа­ниями 49-го штата США.

В итоге можно выделить три периода, когда тема «история Рос­сийской Аляски» претерпела значительные изменения:

1.  До 1985 г. освещение истории Российской Аляски проходи­ло через описание жизни первопроходцев и ученых, исследовавших север Нового Света.

2.  С 1985 по середину 1990-х гг. в свет выходило большое ко­личество газетных и журнальных заметок, в которых выражалось сожаление по поводу проданных американских территорий.

Вот, например, как об этом написано в статье «Калифорний­ский обком Аляскинской АССР» в журнале «Живая история» за 2005 г.:

«Богатейшие золотые россыпи на Аляске после ухода русских обнаружились не так быстро, как в Калифорнии, спустя поч­ти четверть века, в 1891 г. Много позже на Аляске были найдены также газовые и нефтяные месторождения, эксплуатирующиеся по сей день.

Западных обывателей долго пугали криками «Русские идут!» На Аляску и в Калифорнию русские пришли, побыли и ушли. Сами. Никто силком не выгонял.

Ну почему мы всегда уходим, когда не надо и откуда не надо?» [6].

3.  С середины 1990-х гг. по настоящее время в прессе освеща­ется тема об Аляске во взаимосвязи с освоением Русского Севера и просторов Северного Ледовитого океана.

Контент-анализ публикаций по теме «история Российской Аляс­ки» и перспективы экономической интеграции. Необходимо иметь в виду, что 1985 г. — это условная хронологическая граница в отно­шении изменения тона публикаций. Не стоит этот аспект связывать только с политикой перестройки. Скорее наоборот, гласность в прес­се спровоцировала интерес общества к легенде о возврате Аляски России. Тем не менее шаг перехода от тем первопроходцев на Аляс­ке к теме возврата проданных территорий свидетельствует о начале поиска модели развития самостоятельной экономической политики России в северо-ледовитом регионе, что видно из табл. 1.

Количественно-качественные данные по публикациям, связанным с перспективами развития и экономической интеграции русского тихоокеанского севера и Аляски, за 2000-е гг.

Издание, автор и название ста­тьи

Общий объем анализи­руемого текста

Объем содер­жания текста в % и его рас­пределение по смысловым единицам (К1 и К)

«Удельный вес» смысло­вых катего­рий текста

Ключевые слова, словосочетания

// Родина. Март 2001 г. И. Миронов. Без Аляски.

476 строк по 8 слов

171 строка 36 % К1 = 39 К2 = 132

6,78 %

Пример бесстрашия и героизма русских перво­проходцев и беспечность русского правительства. Продав Аляску, сделали Америку супердержавой.

Там же. О. Те-ребов. Аляскин­ское «сдавало».

240 строк по 8 слов

19 строк 8% К1 = 19 К2 = 220

7,75%

Критика статьи И. Миро­нова как пример реван­шизма. Экономическая слабость России делала невозможным освоение Аляски

//Коммерсантъ. Власть. №41. 2001. Русская Америка.

164 стро­ки по 4 слова

68 строк 41% К1 = 38 К2 = 30

5,34%

Аляску продали амери­канцам, а Иркутск нет. В 1867 г. русские были растяпами.

//Восточно-Си­бирская правда. 18 сентября 2001. Три пуб­ликации*

280 строк по 3 слова

28 строк 10% К1 = 28 К2 = 188

7,37%

«Аляскинский опыт» и его использование в организации работы ре­гиональной добывающей отрасли.

//США. Кана­да. Экономика — политика — культура. № 12. 2001.

690 строк по 12 слов

506 строк

73,3%

5,8%

«...что же касается до упрочнения дружествен­ных отношений России и Соединенных Штатов, то можно сказать положи-

Иванян Э.А. Из истории: Россия и США — союз­ники, партнеры или противни­ки?

 

К1 = 322 К2 = 414

 

тельно, что сочувствие к нам американцев будет проявляться до тех пор ... пока это им выгодно» (Э. Иванян, 2001).

// Россия и современный мир. № 2. 2002. Королев С.А. Российская гра­ница как края пространства: генезис и типо­логия.

864 стро­ки по 12 слов

224 строки 25% К1 = 38 К2 = 160

7%

Продажа Аляски Амери­ке была почти насильс­твенной. Это позволило на время отодвинуть политическое сопер­ничество между двумя странами.

// Москва. Апрель. 2002. А. Горохов. Российские границы и на­циональное раз­витие.

9 564

строки по 6 слов

178 строк 1,86% К1 = 30 К2 = 94

6,7%

Для освоения Аляски у России не было не только нужного геопо­литического ареала, но также качественно иного восприятия мира.

// ЭКО. Всерос­сийский эконо­мический жур­нал. № 6. 2003. Агранат Г.А. Аляска — новая модель разви­тия.

851 стро­ка по 6 слов

333 строк

39,1% К1 = 210

К2 = 333

6 %

«Аляска представляет собой совершенно новую модель освоения север­ного сырьевого рынка»: здесь решены сложные социально-экономичес­кие, финансовые и на­циональные вопросы (Г. Агранат, 2003).

// Известия. 6 ноября 2003. Баранова Т. Табу отменяется

200 строк по 4 слова = 66

66 строк 33 % К1 = 100 К2 =132

5,8%

Статья посвящена меж­дународной конференции «АлСиб-60», о военно-воздушном пути Аляска — Сибирь.

// Народона­селение. № 1. 2004. Рыбаков-ский Л.Л. Де­мографическая безопасность: геополитичес­кие аспекты.

1 080

строк по 4 слова

228 строк 21 % К1 = 17 К2 = 228

7,8%

Аляска — это «цивили­зованная потеря» (Л. Ры-баковский, 2004).

// Живая история. 21 февраля. 2005. Кротков А. Ка­лифорнийский обком Аляскин­ской АССР.

614 строк по 6 слов

198 строк 32,2% К1 = 38 К2 = 70

6,16%

РАК сама приняла реше­ние о поэтапной продаже американских владений, поскольку содержание Калифорнии и Аляски обходилось дорого.

// НЛО. 9 апре­ля 2007. Иерусалимо-ва И. Тотьма — хозяйка Калифорнии и Аляски.

198 строк по 3 слова

16 строк 8 % К1 = 13 К2 = 16

5,75%

«Тотемские купцы-море­ходы первыми из росси­ян Америку открывали, двадцать экспедиций от­сюда на Аляску ходило».

* Три публикации включают в себя статью Г. Кузнецова «Опыт Аляски - на Ковыкту», редакторскую заметку «На учебу в Америку» (рассказ о том, что аме­риканская некоммерческая компания АЙРЕКС организовала программу-обучение «молодые лидеры»), карикатуру, обыгрывающую перекачку российской нефти на запад и на восток, причем на совершенно невыгодных для России условиях.

Особняком стоит статья по истории деятельности Российско-американской компании (РАК), опубликованная в журнале «Вопро­сы истории» в № 2 за 2006 г. [7]. Общий объем текста равен 1 682 строкам по 8 слов. Объем содержания текста равен 116 строкам, что эквивалентно 6,9 % общего объема текста. Точно такая же цифра будет характеризовать «удельный вес» смысловых категорий тек­ста. Вся статья посвящена истории деятельности РАК в середине XIX в., поэтому искать там информацию, касающуюся перспектив развития интеграционных связей между современными Россией и США, бессмысленно. Однако 6,9 % «удельного веса» текста могут быть интерпретированы как косвенные аргументы для разговора о перспективах налаживания деловых отношений с Аляски.

Приведем ряд цитат:

«РАК была первой в России крупнейшей монопольной акцио­нерной компанией, оставившей заметный след в истории пред­принимательства. В начале XIX в. акции РАК стремились сбыть с рук, хотя бы по номиналу, но впоследствии владение ими стало предметом гордости, а их держатели могли рассчитывать на щедрые дивиденды» (С. 31).

«В 1840-1867 гг. к успехам деятельности РАК можно отнести открытие и освоение территорий по р. Амуру, освоение о. Саха­лин, содействие в организации экспедиции графа Е.В. Путятина в Японию... РАК сохраняла нейтралитет в Крымской войне. Ком­пания имела тесные торговые связи со многими странами, в том числе с США, Англией и Китаем» (С. 31).

«В конце 50-х годов XIX в. финансово-хозяйственное РАК не должно было вызывать тревогу как со стороны действительных и потенциальных акционеров, так и со стороны правительства. Компании в целом удалось постепенно ликвидировать долг своим акционерам, регулярно проводить оценку и переоценку движимого и недвижимого имущества, создать резервные фонды в виде запас­ного и за страхового капитала регулярно пополнять их: все это позволяло говорить об устойчивом положении дел РАК» (С. 32).

«...уступку США Русской Америки удалось провести в тайне от членов ГН РАК, узнавших об этом из телеграфных сообщений, которые сначала достигли Европы и активно там обсуждались, а затем попали на страницы газет» (С. 43).

В выделенных цитатах содержатся мотивы, которые с точки зре­ния о совершенной сделке раскрывают историю РАК, одновременно подготавливая читателя к мысли о перспективности сотрудничества в настоящее время с американскими предприятиями на Аляске. Ко­нечно, подобная экстраполяция вышеизложенных фактов требует дополнительных доказательств. В связи с чем данная публикация не была включена в общую таблицу по контент-анализу.

Региональная пресса больше внимания уделяет историческому опыту сотрудничества двух стран: 1.   В годы Второй мировой войны, когда осуществлялась пе­регонка самолетов из Аляски в СССР (// Известия. Региональная вставка. 6 ноября 2002 г.).

2. Во время обсуждения перспектив освоения Ковыктинского мес­торождения (// Восточно-Сибирская правда. 18 сентября 2001 г.).

Данные контент-анализа, указанные в табл. 1, показывают, что при различном показателе полезного объема текста по проблеме «ис­тория Российской Америки» «удельный вес» смысловых категорий или ключевых слов, свидетельствующих о заинтересованности сов­ременной России в сотрудничестве, а также в экономической интег­рации с Аляской, постоянен и неизменен. Цифра колеблется от 5,34 до 7,8 % и в среднем составляет показатель в 6,52 %. «Удельный вес» ключевых слов по этой же теме в статье «Деятельность Россий­ско-американской компании накануне продажи Аляски США» из журнала «Вопросы истории» равен почти 7 %.

Исходя из этого показателя, можно уверенно говорить, что в современной российской прессе за последние десять лет на почве освещения истории Российской Америки был сформирован интерес россиян к дополнительной теме: сотрудничеству с Аляской.

Схема изложения такого материала, безусловно, варьируется в зависимости от учредителя газеты или журнала. В табл. 2 представ­лено два варианта освещения в СМИ истории Российской Америки.

Вариативность изложения материала по проблеме «история Российской Америки»

В правительственных и научных органах печати

В независимых и оппозиционных органах печати

1. Ставятся задачи, связанные с катас­трофическим положением современной России, в таких аспектах, как демогра­фия,  экономическое развитие  пригра­ничных населенных пунктов, междуна­родные связи, инфраструктура.

1. Русские продают все по причине сво­ей беспечности. Например, «среди жи­телей Иркутска долго была популярна идея и самим стать американцами  принять собственную декларацию не­зависимости. Чтобы пресечь проамери­канские настроения, император Алек­сандр III в 1891 году начал строитель­ство Транссибирской магистрали^» (// Коммерсантъ. Власть 2001).

2. Сожаление по поводу утраты Аляс­ки и экстраполяция этого события на сегодняшний день: «Продажа Аляски царским правительством Америки ста­новится козырным тузом на игральном столе политиков». Подобное могло осу­ществиться в правление царя-реформа­тора Александра II, человека, для кото­рого армия и флот не были союзниками

(И. Миронов, 2001).

 

 

 

2. Необходимость укрепления геополи­тического статуса страны, сохранение территориальной целостности, обеспече­ние национальной безопасности, в связи с этим в статьях делается экскурс в исто­рию о так называемой Конвенции 1867 г.

 

3. Изложение истории продажи Россий­ской Америки США. Не более 45-52% всего объема текста.

 

 

3. Анализ исторических уроков от «бли­зорукой сделки»: «Продажей Аляски мы посодействовали США превратиться в могущественную мировую державу»

(И. Миронов, 2001).

4. Изучение прошлого опыта по проблеме продажи Аляски за период с 1858 по 1867 г. необходимо для комплексного реше­ния проблемы «открытой экономической зоны» по совместному использованию ре­сурсов Охотского моря (А. Горохов, 2002); обустройство кооперативных связей меж­ду малым бизнесом двух стран и попытка вернуть Аляску в экономику России (Л. Рыбаковский, 2004); Аляска как пример для экономического развития Чукотки (Г. Агранат, 2003).

4. Поэтапное описание уступок русски­ми своих американских владений, начи­ная с 1824 по 1867 г. Материал подает­ся в стиле, напоминающем реваншизм, что создает впечатление о русских как о народе несправедливо обиженном и поруганном.

Выводы. Оба варианта располагают читателя к мысли о возможном сотрудничестве с американцами на Аляске. Весь вопрос в том, на каком уровне преподносится СМИ такое сотрудничество: прагматичном или эмоциональном.

В данном контексте эмоции, связанные с таким понятием, как продажа, формируют лишь отрицательное восприятие у российской аудитории. Изучение этого аспекта интересно только с точки зрения клинической психологии. Восприятие Аляски прагматиками связы­вается со следующими экономическими аспектами:

—  Перестройка геополитической политики России, о чем писа­лось в известной книге И.А. Гончарова «Фрегат „Паллада».

—   Новая  стратификация  технологических  и  экономических приоритетов России в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

—  Внедрение через ООН вопроса об «открытой экономической зоне» на территории Северного Ледовитого океана и получения с помощью ООН наиболее благоприятного статуса для экономической деятельности России в Охотском море. Установление над северо-ле-довитым пространством особого режима промысловой и экономичес­кой деятельности для русских.

— Интеграция капиталов и специалистов в освоение природных ресурсов Аляски.

—  Использование социального опыта Аляски в модернизации экономики Сибири и Дальнего Востока.

Если же встать на сторону лжепатриотов и обыграть эмоцио­нальный уровень восприятия проблемы истории Российской Аме­рики, то лучше извлекать из 1867 г. исторические уроки, нежели пребывать в раздражении по поводу территориальной утраты. Исто­рический урок должен научить Россию более трепетно относиться к учету таких обстоятельств, как особенности географической среды, воздействие геополитических императивов, влияние цивилизационных различий и контактов, а также положительная демография. При таком политическом подходе к окраинным территориям Азиат­ской России правительству скорее всего удастся избежать повторе­ния горького опыта продажи Аляски. Важно помнить, что продажа Российской Америки — это урок не столько для власти, отстаива­ющей свои сиюминутные интересы, сколько проверка на прочность государства, являющегося институтом общества. Неспособность об­щества к техническому освоению территорий вынуждает власть ус­тупать ее другим государства.

Инструкция для проведения контент-анализа

•  Отбор публикаций по изучаемой проблеме осуществлялся пу­тем простого наличия в них высказываний, характеристик, косвен­ных намеков, на промышленность.

•   Значимое содержание статьи определялось простым соотношением количества личностных предложений в сообщении к сумме всех предложений. Если значимое содержание статьи было больше одной седьмой текста, то материал подвергается анализу.

•   Единицей регистрации были выбраны слово, связанное с темой исследования, а также пробелы между словами.

Основным рабочим документом являлись таблицы контент-анализа по формуле, предложенной А.Н. Алексеевым и характеризую­щей оценку «удельного веса» смысловых категорий в общем объеме текста.

Категориями анализа текста были обозначены следующие зна­ки:

1. Формула расчета объема полезного содержания текста:

r — объем содержания текста;
t — общий объем анализируемого текста, т. е. полезного по ис­следуемой теме;
r/t ·100% — объем содержания текста, связанного с историей Российской Америки.

2. Формула оценки «удельного веса» (рис. 2) смысловых категорий в об­щем объеме текста, указывающего на уровень интенсивности пред­ставления о возможной экономической интеграции России в Аляс­ку, в тексте исследуемых публикаций, где

Y — «удельный вес» данной смысловой единицы;
K1 — число случаев, когда смысловая единица оказалась глав­ной;
K2— число случаев, когда смысловая единица оказалась второ­степенной;
∑— сумма анализируемых текстов.

Примечания

1.  Агранат Г.А. Капитализм и социализм: северный выбор // США: экономика, политика, идеология. 1994. № 8.

2.  Агранат Г.А. Аляска — Новая модель развития // ЭКО. Всероссий­ский экономический журнал. 2003. № 6.

3.  Иванян Э.А. Из истории: Россия и США — союзники, партнеры или противники? // США. Канада. Экономика — политика — культура. 2001. № 12. С. 34.

4.  Болховитинов Н.Н. Русско-американские отношения 1815-1832 гг. М., 1975. С. 298.

5.   Болховитинов  Н.Н.  Русско-американские отношения и  продажа Аляски. М., 1990. С. 92.

6.   Кротков Андрей.  Калифорнийский обком Аляскинской АССР // Живая История. 2005. № 6. С. 83.

7.  Петров А.Ю. Деятельность Российско-американской компании на­кануне продажи Аляски США. 1858-1867 гг. // Вопросы истории. 2006. № 2. С. 31-50.

 

РУССКАЯ АМЕРИКА 
Материалы III Международной научной конференции 
«Русская Америка» (Иркутск, 8–12 августа 2007 г.)  

Предоставлено архитектурно-этнографическим музеем Тальцы

Copyright MyCorp © 2017 | Сделать бесплатный сайт с uCoz