Воскресенье, 25.06.2017, 22:00Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск по сайту

Календарь

«  Июнь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Глава VII Переезд Баранова из Ситхи в Кадьяк.

Глава VII

Отправя Окейна в Кантон, Баранов находил нужным побывать в Кадьяк. Ново-Архангельскую крепость, обеспеченную в продовольствии и снабженную гарнизоном и военными припасами, оставил в командование помощника своего Кускова, и 30 Сентября 1806 года вышел в море.

Кусков занимался остальною постройкою в крепости, магазинов, дома для Главного Правителя и других зданий, а усердный Линкен поправлял и строил суда. 4 сарта 1807 года, спущен им на воду прекрасный бриг Ситха. Линкен был принят в службу Компании в Сентября 1806 года в должность корабельнаго мастера.

Положение Кускова было однакож довольно неприятно.  Колоши, узнав об отсутствии уважаемого и страшного для них Баранова, возмнили что могут напасть на Русских, оставшихся в небольшом числе в крепости. Собравшись из Чильхита, Стахина, Куцнова, Акоя и других мест, под предлогом промысла сельдей, они разположились на островах, окружающих крепость, и сим положением стращали и угрожали осажденных. Число диких неприятелей по верному счету и наблюдениям Кускова и его неусыпных сотрудников простиралась (на 400 ботах) не менее двух тысяч человек. Русские, с упованием на Бога, готовились выдержать осаду и приступ сего несоразмерного против них числа врагов; но это могло быть продолжительно, а между тем пресечены были способы ездить Алеутам на ловлю рыбы для пропитания. О намерениях и приготовлениях неприятелей было известно: в крепости жили Колошенския девки, которые видаясь с земляками пересказывали после Русским, что Колоши у них осведомляются о числе наших людей и силах крепости, и намерены напасть на оную. Сие известие подтвердилось, когда Колоши захватили несколько Алеут и склоняя из на  измену, обещали во взятии крепости пощаду и награды.

Снять сию видимою осаду, или прогнать неприятеля, Кусков не имел сил, ни возможности; но зная, что Колошами весьма уважается Чильхатский Тоен, решился употребить его посредником или склонить на свою сторону. Он нарочно послал пригласить его к себе с почетною свитою, и отличаемый от прочих Тоен с важностию вступил в крепость в числе 40 человек. Гостей сих Кусков честил, ласкал, одаривал и сими средствами склонял удалиться от крепости, дабы избегнуть как говорил он им, и подозрения на их род  всегда дружественный. В дурном намерении, о коем носятся слухи. Тоен довольный приемом и угощением Кускова, подтверждая старую свою приязнь, назвал его своим другом и вскоре, со всею своею командою удалился от крепости.

Вероятно, что по силе своей сей Тоен составлял и главную надежду других Колош; ибо вслед за ним все они начали разъезжаться, и тем избавили крепость от неприятного положения.

Занятия Баранова в Кадьяке состояли тогда в разных хозяйственных распоряжениях, в отношении устройства, порядка и продовольствия по Отделам и в Ситхе,а более присутствие его в Кадьяке нужно было собственно по Конторе, где без него Бухгалтер затруднялся в составлении отчетов мелочных, но многосложных по условиям промышленности и разделов, с участвующими в том работниками. Он три года не был в Кадьяке, и в сие время управлял Конторою Г. Баннер, человек с достоинствами, но очень скромный и весьма добросердечный. Сия излишняя доброта была поводом невыполнения разных приказаний и распоряжений. А чрез то в общем объеме разстроивались и предположения Главнаго Правителя.

Судно Ситха, снаряженное и отправленное Кусковым, стало на якорь 2 Мая в Кадьяке, куда незадолго до того, пришло из Бенгал Английское судно  Mirthe под командою Ьарбера. Баранов купил сие судно за 42 тыс пиасторв со всем грузом. В числе онаго находилось пушных товаров вымененных Барбером в проливах по Северозападному берегу Америки 21 тыс: рома, сахара и других вещей на 38 тыс и артиллерийских снарядов на 4 тыс, а всего по разценке  63.675 рублей. Барбер получил векселя на Главное правление, и выговорил, чтобы доставить его в Охотск на Компанейском транспорте. Для сего был определен вновь отстроенный бриг Ситха, который по позднему отправлению из Кадьяка, не мог достигнуть Охотска и зашел в  Петропавловскую гавань. Там Комиссионер Мясников нагрузил оный Кантонскими товарами и отправил в  Нижне-Камчатск. При входе в устье реки ( Октября 3 1807 года) бриг опрокинуло на баре и унесло в море. Люди спаслись на гребных судах, а груз погиб весь без изъятия.

Купленный у Барбера корабль переименован в Кадьяк. Оный под командою штурмана Булыгина отправлен с Кадьякскими съестными припасами в Ситху, куда прибыл 13 июля. По предписаниям Баранова, Кусков послал сей корабль я Якутат, чтобы захватить там Колош, и за них выручить, находящихся в плену Алеутов и детей. 13 Сентября, Булыгин возвратился из  Якутата и донес, что достигнул туда из Ситхи в пять дней, поднял иностранный флаг. Тоены, по какому-т подозрению, сами на судно не явились, но для разведывания послали на ботах девок. Г.Булыгину удалось однакож захватить двух человек, чрез коих завел преговоры, и от одног Тоена, который уверял, что не был участником в истреблении заселения, выручил жену Правителя Ларионова с тремя малолетними сыновьями и еще двух женщин с детьми. На требование пушек и других вещей Тоен отозвался, что все развезены по разным жильям далеко, и не могут быть скоро собраны; о прочем имуществе сказал, что оно также разделено многими, и доставил только бесполезный для себя ящик с бумагами. За год пред сим Баранов посылал туда Американского Капитана Кембеля (Campbell), который захватил главнаго Чильхатского Тоена Асика, овладевшего Якутатом, взял от него в аманаты двух его племянников и выручил из плена алеута с женою.

Сии аманаты были увезены в Кадьяк, где по собственному их желанию окрещены и названы: Калистрат и Гедеон. Женившись там, они имели детей. В последствии вывезены в Ситху поступили на жалованье и с пользою служили переводчиками с Колшами; Колистрат помер в 1832, а Гедеон остался и поныне главным толмачом.

Сентября 12 1807 года, корабль Нева под командою Лейтенанта Гагемейстера пришел из  С.Петербурга в Ситху. На пути он посетил С.Сальвадор в Бразилии и порт Диксон в Новой Голландии; останавливался на несколько времени в Ситхе и потом отправился в Кадьяк. На сем корабле Баранов получил пожалованный ему за управление колониями орден св.Анны 2-й степени, а Г. Кусков пожалован Коммерцмм Моветником.

Товаров и разных снарядов доставлено на  Неве значительное количество под надзором Комиссионера Захарова. Корабль сей прозимовал в Кадьяке; весною,в наступившем 1808 году, оставили службу Компании, бывшие на оном Лейтенанты: Козляинов и Берг, доктор Мордгорст и Комиссионер Захаров; все они отправлены в Россию через Охотск.

Несколько опытов, произведенных для промысла бобров в Калифорнии с иностранцами, показали Баранову, что без особых приготовлений и издержек со стороны Компании, она получила знатные выгоды, и потому ввел сие упражнение в число постоянных оборотов. Американские Капитаны искали всякими путями способов нажиться и ращбогатеть, и с сим намерением безпрестанно являлись с предложениями о общем промысле бобров. Заключенное вновь условие (в Мае 1808 года) с Капитаном Эрсом (George Eayrs) с командиром Корабля Меркурий, явно уже показывает, что Баранов искал онаго. Оно состояло в следующем: 1-е. Дать ему Эрсу 25 байдарок, и отправиться для промысла на острова, только одному ему известныя. 2-е. За присмотром партии быть двум прикащикам со стороны Компании, коих довольствовать корабельным столом. 3-е. Для алеутов отпустить Компанейской пищи, а при недостатке оной дать корабельную. 4-е. Не оставлять отряда алеутов без прикрытия вооруженными судами. 5-е. Если алеутов на промысле захватят или убьют, то Эрс обязывается в пользу оставших семейств их, заплатить за каждаго по 250 пиастров. 6-е. промысла записывать и хранить поверенному от компании. 7-е Время назначается от 10 до 12 месяцев. 8-е. По возвращении промысел делить по ровному; Г. Эрс, за доставшиеся на его часть, взносит в Компанию для платежа Алеутам за бобра по 3,5, за Котлока по 1,5 и за медведка по 1 пиастру. 9-е. Вымененную у диких рухлядь считать общею, а торги в Калифорнии товарами  Г. Эрса, в его пользу. Если же он купит хлеба и других провизий, то отдать оные в Компанию по условленным ценам. При партии послан начальником Швецов, по донесениям коего известно, что отправясь из Кадьяка 27 Июня, они пришли к Шарлотским островам. Эрс покупал там у колош морских бобров, платя за каждого боченок пороха. 15 Июля, оставя проливы, пришли в реку Колумбию, где встретили прибывших сухим путем двух чиновников Соединенных Штатов и несколько солдат, коими были уже выстроены казармы. Чиновники раздавали диким медали с изображением Вашингтона. Швецов купил здесь 580 речных бобров. – Августа 31, оставя Колумбию заходили в порт Тринидад, потом в залив Бодего и  С.Франциско Декабря 1.Оттуда продолжали плыть к Югу до порта  С.Диего, промышляя бобров, когда позволяла погода.

 Поручая алеутов под надзор верных и опытных Русских служителей, Баранов хотя и мог на них полагаться, но не менее того считал нужным обезпечить и святостию условий с корабельщиками, которые будучи чрез меру разсчетливы в своих выгодах, не захотели бы рисковать отправлением отрядов в те места, где личная безопасность могла быть сомнительна, и потому должны были иметь всегда более осторожности, а в случае нужды и сильное охранение. Здесь видно, что Баранов дорожил людьми, а не оценивал их как вещи, как о сем говаривали строгие и разборчивые судьи и некоторые из иностранцев, смотря на дело с других сторон и по внушениям различных понятий.

Окончив составление отчетов по Конторе, и приведя в порядок дела по Кадьякскому отделу, Баранов решился оставить совсем Кадьяк, оставя однакож там, как в центре колоний главную Контору; на корабле Неве он пришел в Ситху 30 Августа 1808 года.

В его отсутствие Кусков. В начале 1808 года, посылал по проливам партию Алеутов та 200 байдарках для промысла бобров, за присмотром Слободчикова и под прикрытием шкуны Николай, под командора Бенземана. Тудаж отправлен и корабль  Кадьяк под командою Булыгина с товарами доя вымена бобров. Оба судна возвратились вместе 20 Июля. Алеутами упромышлено 1700 бобров; но выменять от Колош ничего не могли, потому, что они просили более ружей и пороха, а не товары, требовали слишком много.

Христофор Мартынович Бенземан родом Прусак, принят в службу Компании с корабля Пикок где был штурманом. Он командовал судами Компании, и по ныне служил с пользою в колниях; в последствии поступил в Российское подданство и по представлению Главнаго Правителя М.И. Муравьева за усердную  службу награжден чином 14-го класса в 1825 году.

Колоши, выменивая у Американцев порох и ружья не упускали случая, где имели возможность убивать их. В заливе Нутке, они истребили экипаж корабля Бостон 23 Марта 1803 года, разграбили товары и сожгли корабль. Два человека спаслись, их коих один  Iohn Iewitt издал свои записки напечатанные Middlefown  1815 года.

Линкен отстроил терх-мачтовое судно в 300 тонов, спущенное 16 Июля на воду, которое названо Открытие, и вскоре потом заложена  шкуна, названная Чириков, в память известнаго Капитана Чирикова, преваго из Русских, посетившаго берега Северо-западной Америки. За постройку каждаго судна платилось мастеру от Компании по тысяче пиастров.

Естественные произведения Калифорнии и изобилие бобров в сем крае, были довольно известны Баранову через поверенных своих, отправляемых туда с Американскими корабельщиками. Ныне имея достаточно парусных судов, он решился отправить туда под надзором Кускова, свои два судна: шкуну Николай под начальством Булыгина, на коей для торговли с дикими, послан прикащик Тараканов, и корабль Кадьяк под командою штурмана Петрова. На коем находился Кусков с отрядом Алеутов. Шкуна вышла из Ситхи 20 Сентября к реке Колумбия для торга с дикими, а оттуда должна была следовать в порт Гавр де Грей. Где предписано соединиться с Кадьяком. Они потерпели кораблекрушение близь помянутой гавани, и хотя спаслись, но избегая враждебных жителей. Скитались сперва по лесам, а потом попались к ним в плен. Командир вскоре помер, а прикащик Тараканов и несколько промышленников возвраились уже в 1810 году в Ситху на Американском судне. Бедствия ими претерпенныя, подробно описаны смышленым Таракановм и частию помещены В.М.Головниным в 4-1 части изданных им описаний достопамятных кораблекрушений.

Кусков вышел из Ситхи 15 Октябоя. Имея противные ветры, он несмог подойти к Гавр де Грей и пришел в Тринидад. Н енаходя там ни бобров для промыслов, ни товаров для мены у диких, перешел в Бодего 28 Декабря. Здесь остановясь упромыслил 1900 бобров разных сортов.  18 Авгкста 1809 года, оставя Бодего они имели, почти безпрерывные ветры от NW и не прежде 4 Октября пришли в Ситху. Кусков проведя весну и лето в Калифорнии, доставил Баранову новыя сведения о богатствах и выгодах представляемях теми местами, способных для земледелия, скотоводства и изобилующих бобрами. Принимая в уважение известия Кускова и основываясь на замечаниях Г. Действительного Каммергера Резанова, что места сии свободны и не принадлежат еще никому из Европейских народов, предприимчивый Баранов принял намерение там водвориться, более для хозяйственных, чем торговых выгод, и представил  о  том Главнаму Правлению

В Октябре 1808 года, возвратился из Охотска корабль Юнона, задержанный там по делу Экспедиции Лейтенанта Хвостова в Японию. Тогда же Баранов получил неприятное известие, что тендер Авось, следующий из Кадьяка в Ситху, под командою Лейтенанта Сукина, разбился в частных островах, но люди спаслись, и остались там для присмотра за имуществом. Несколько человек из них вызвались ехать на ялике чтобы дать знать о том в Ситху. По получении там сего известия, немедленно отправлен за спасенными людьми шлюп Константин, под командою штурмана Ильина. На оном люди и все спасенное доставлено в Ново-Архангельск.

 1809 год  в Ситхе ознаменован весьма неприятными происшествиями, которыя могли бы причинить самыя бедственныя следствия одно только личное уважение и привязанность к почтенному Баранову обуздали некторых безпокойных людей, па без того, он мог бы преждевременно и бедственно окончить свою жизнь, полезную для Компании и небезславную для отечества.

Несколько буйных мечтательных голов, глупых невежд, не имеющих ни о чем основательнаго понятия, знали об злодейских умыслах известнаго Беньевского, произведенных в Камчатке; и по примеру его, решились произвести бунт в колониях. Приказнослужитель, сосланный в Сибирь на поселение, а потом поступивший  в промышленные, Наплавков, и другой подобный ему крестьянин Попов, были главными зачинщиками заговора. Они умели прибрать в свое общество человек десять, представляя им между прочим что при успешном начале мятежа, много и кроме их найдется охотников. Намерение их к достижению цели, было следующее: когда Наплавков будет дежурным и обходным в крепости, то с двумя сообщниками, пойдет к доступному всегда и для всякаго Правителю, убьет его, а между тем другие завладеют оружием в крепости и казармою.

Из участников Лещинский, Брезовской и Сидоров, каждый особо донесли Баранову о заговоре, и том, сто зачинщики мятежа хотят обязать всех своих сообщников подпискою, дабы ни один из них задумая изменить, не мог выпутаться и быть после правым. Баранов поблагодарил известивших его за верность и преданность, и желая еще более удостовериться и поймать на самом деле, велел Лещинскому дать водки для угощений товарищей; и положился с ним, что когда напишется Наплавковом условие, то дать ему о том знать. Чрез несколько дней (26 Июля) заговорщики собравшись в квартиру Лещинского и Березовского, бывшую подле дома Баранова, предложили составить давно желанную подписку. Наплавков с важностию диктовал, а Попов тисал оную, и когда все подписали сие обязательствто, то Лещинский по условию с Барановым запел известную песню. Как снег на голову является Баранов с вооруженными людьми. Храбрившийся Наплавков с заряженным пистолетом в одной и саблею в другой руке, оробел. Попов, державший подписку изорвал ее в клочки. Мятежники были схвачены и скованы; валявшиеся клочки бумаги рачительно собраны, наклеены и содержание оной объяснилось. Оно состояло в том, чтобы избранному главою Попову, котораго называли Хорунжим, все должны повиноваться; но до прибытия из пролива партии, ничего не начинать;  ибо при оной находились некоторые важные участники.

Произведенное по сему случаю исследование открыло, что Наплавков и попов избрали себе примером поступок Беньевскаго в Камчатке, который убив Капитана Нилова и разграбив казну взял судно и ушел в Кантон. Наплавков бывши в Камчатке, слышал о том подробно. В подражание сему, злодейству положили убить сначала Баранова и живущих у него в доме: штурмана Васильева, Американца Кларка и детей Баранова; потом обратиться в казармы и по квартирам, где покоряющихся щадить и принимать в свою шайку, а сопротивляющихся и всех вообще преданных Баранову связать или убить. Потом, взять все дорогие меха и погрузить на новое судно Открытие, которое было тогда вооружено, и уйти из Ситхи. Путеводителем назначали штурмана Шехова, а в помощь ему ученика Ворошилова; перваго надеялись принудить угрозами и силою, а в противном случае хотели схватить корабельнаго мастера Линкена, полагая, что он как иностранец скорее на сие согласится. На каждаго их сообщников назначали взять в собой на судно по одной девке, а сверх того еще 15 женщин. Оставя Ситху, следовать к острову Пасхи или к необитаемым на юг лежащих островам и там поселиться. В случае недостатка провизии, идти на Сандвичевы острова, где могли бы променять бобров, покуда еще не везде сделалось известным их возмущение. За бобров надеялись получить товаров и припасов какия понадобятся.

Признаваясь в своем намерении мятежники, ни тогда ни после не могли показать и выискать других причин своего неудовольствия, которые служили бы к обвинению Баранова, кроме общих недостатков в пище и наказания некоторых из них (по их мнению) безвинно.

Главные возмутители Попов и Наплавков, и еще четверо соучастников, содержались скованные под  стражею и отправлены к суду в Камчатку при донесении Баранова начальнику тамошней Области.

Корабль Нева, оставшийся в колониях, много затруднял содержанием своего экипажа, почему Баранов рещился по согласию с Капитаном Гагемейстером, отправить его на Сандвичевы острова и там запастись и нагрузиться солью для Камчатки и колоний.

С сим предположением Капитан Гагемейстер вышел из Ситхи 10 Ноября 1808 года, и зашел прежде в Кадьяк и потом прибыл в Воагу, в начале Генваря 1809 года. Пробыв там три месяца, после посетил острова Мови и Атувай, погрузил значительное количество соли и пришел в Петропавловскую гавань 8 Июля. Здав там около тысячи пудов соли и несколько других припасов, 20 Июня пошел в море и заходя в Кадьяк, 2 Сентября возвратился в Ситху.

Между тем получены были достоверные  известия из России о разрыве с Англиею, почему Неву невозможно было отправить кругом света в Россию, и решено: прозимовав в Кадьяке следовать Г. Гагемейстеру в Камчатку, и оставя корабль  в Петропавловской гавани под присмотром тамошнего Комиссионера, самому с командою перейти в Охотск на казенном транспорте. 24 Сентября  Нева вышла из Ситхи; в Апреле 1810 их Кадьяка, и Мая 29 пришла в Камчатку; но оной доставлены и выше упомянутые преступники.

Заговор  произведенный в Ситхе был неприятен Баранову, тем более, что он произведен Русскими, и хотя по сумазбродным видам и ничтожным предлогам, но все таки мог возродить на него, хотя малейшее подозрение.  Преклоняясь к старости он желал спокойствия ей свойственнаго, и не переставал почти ежегодно просить Правление Компании о присылке ему преемника. Рвение его к пользе службы неослабевало; но естественно он не мог уже иметь той предприимчивости, быстроты, решительности, как в возрасте мужества, и не в силах уже был везде присутствовать и действовать сам. Прежния неудачи и несчастия, он переносил мужественно и с твердостию, в чаянии, неутомимым прилежанием оные исправить и улучшить; но теперь всякая неприятность усугубляла разслабление сил и подвергала, если не в отчаяние, то в грусть и уныние, которых ни поверить ни облегчить было некому. Богатства он не  наживал, но почестей и отличий имел довольно для звания в котором родился; давно хотел отдохновения от безпрерывных забот и тяжких трудов, жаждал только спокойствия в кругу родных. Но за всеми своими представлениями принужден был, по просьбам Директоров Компании, снова приниматься за дела, и один почти нести бремя забот на поприще трудном, хотя для него и не новом.

Дела по управлению и распоряжению Баранова шли обыкновенным порядком: товары получал он облшею частию от Американцев; промыслы бобровые производились хзотя с меньшими расходами, но уже не столько в колониях,а больтшею частию по условиям с иностранцами. Посылаемые для промыслов из Ситхи  по проливам отряды Алеутов, не имели подобных прежним успехов. Колоши везде старались делать им препятствия и помешательства; да и самые бобры, водившиеся прежде многочисленными стадами в проливах, приметно начали уменьшаться. Колоши. Промышляя их ружьями пугали и отгоняли; мирные звери искали себе более покойнаго убежища.

Сообщения по островам и с Охотским портом на судах производилось счастливее прежняго, изключая корабля Юноны, который на пути из Кадьяка под командою Бенземана, 23 Ноября 1809 года претерпел жестокий шторм, во время коего груз судна, состоящий большею частию из съестных припасов, неудобных для твердаго укладывания, тронулся на одну сторону, и судно легло на бок; тогда потеряна фок-мачта, якорь, три пушки и двое матросов. За всем тем оно пришло в Ситху 4 Декабря; на нем находился тогда и Г. Кусков.

Предуведомление
Глава I
Глава II
Глава III
Глава IV
Глава V
Глава VI
Глава VII
Глава VIII-1
Глава VIII-2
Глава IX
Заключение-1
Заключение-2

Copyright MyCorp © 2017 | Сделать бесплатный сайт с uCoz