Вторник, 17.10.2017, 10:41Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск по сайту

Календарь

«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Заключение. Обозрение колоний занятых Барановым. 1 часть

Заключение

В сем жизнеописании мы следовали по стезе, пройденной Барановым, с довольною подробностию, не требующею, кажется особых пояснений. Видели, что по прибытии в Америку, он нашел колонию на одном Кадьяке и близь лежащих островах, истощенных уже бобровыми промыслами, от которых, по существу местных выгод зависело благосостояние и произтекало богатство Компании. Со временем и постепенно он присоединил к своему ведению диких обитателей полуострова Аляска\и и часть материка Северной Америки до озера Илямны. От Компании Лебедева-Ласточкина принял окрестности Кенайской губы и занял весь берег Чугацкаго залива до устья Медной реки, и по оной вверх виел временное селение.

Продвигаясь далее к Юговостоку, заводил селение у горы св. Илии, потом в Якутате и наконец занял обширный остров Ситху, отделяемый проливом от материка. Остров сей, Главное Правление Компании из признательности к заслугам Баранова переименовало островом Баранова и под сим именем оный означается на Русских картах. Там основан при хорошей гавани Ново-Архангельский порт, который и по ныне есть главное место управления всеми колониями. Порт сей находится в широте 57 гр 3 мин   N и долготе 135 гр 33 мин N  от Гринвича. Следовательно пространство Российских владений от Кадьяка по долготе увеличено к востоку на 16 гр или 550 мил.

При соединении Компаний Шелихова с Иркутскою, отданы в его распоряжение острова Алеутские и Прибылова, кроме Андреяновских, которые состояли под управлением Охотской Компанейской Конторы. Крепостью Росс в Новом Альбионе ограничилось разпространение колоний Российско-Американской Компании. И так приняв в 1791 году небольшую артель в Трех Святительской гавани острова Кадьяка, он оставил в 1818 году главную факторию в Ситхе и постоянные Конторы для управления дел в Кадьяке, Уналашке и Россе, и отдельныя управы промышленности на островах Прибылова, в Кенайском и Чугацком заливх.

Здесь кстати, кажется будет привести о наших колониях в Северозападной Америке некоторыя замечании, касающиеся и до Баранова.

Были и есть достойные уважения люди, которые говорили: какая выгода для России в занятии берега Северо-Западной Америки, когда удержание онаго сопряжено с значительными издержками? Им смело можно отвечать: есть и должна быть выгода, только условно: с умением оною пользоваться, при трудолюбии и деятельности, без которых ничего и никогда быть нем ожжет. И если бы не Россия, то на верное Англия, или Соединенные Штаты Северной Америки, незамедлили бы давно занять сии берега. Баранов не имел сил; Американцы же поздно решились основать селение на реке Колумбии, от котораго в последствии Англичане принудили их отступиться; и после уже, при заключении конвенции с Россиею в 1824 году, они продвинулись к нам на самыя границы в 54 гр 30 мин и там сделали укрепление в (Observatory Inlet) называемон по Колошенски Наз. Следственно Англичане дорого ценят сии места, и верно надеются получить от них пользу и выгоды.

Казалось, что Баранов, по имеющимся у него средствам сделал вперед верный шаг и получил хороший успех; но оказалось, что оный недостаточен и несовершен; поспешая занять и заселить приморские берега, как более доступные и удобнейшие для сего, он пропустил случай утвердиться во внутренности земли,где могла быть выгодная торговля шкурами и мехами речных бобров, выдр, соболей, медведей и проч. Англичане возпользовались сим и владения Компании ограничились только 10 лигами от морскаго берега. Со временем, когда России, шествующей исполинскими шагами на пути просвещения, все устремится на то, что приносит благосостояние и обогащение Империи; разпространится и процветет главная ветвь народнаго богатства: купеческое мореплавание, и мы, следуя другим торговым народам, пройдем по далеким морям на своих судах, своими купцами и людьми построенных ими же управляемых, тогда только узнают цену тех мест, на которыя ныне, столь мало обращают внимания, и потомки наши, статься может, назовут на недальновидными.

Еще возражают: чтож пользы, когда туземцы непокорны и враждуют?  - Отвечаю: пусть они и будут таким до времени, которое при нашем терпении и осторожности само собою для них настанет, посредством торговли, подражания нашим привычкам, смешения от барков и образования, смягчения нравов и всемогущаго действия Благодати Божией. От сих причин зависимости их, хотя медленно и не скоро, но верно приближается и достигает желаемаго сближения. И если не нам, то нашим потомкам, досталось бы не бедное еще наследие в Америке.

Укоряют также, что жители Кадьяка уменьшились; но прежде надобно указать сим строгим судиям на все Европейския колонии в Новом Свете и они увидят, что ни в какой из них первобытные народы не умножились или не остались в целости и неповрежденном состоянии. Тогда им должно обвинять за это Коломба и предприимчивые умы его последователей, а потом мореплавание, торговлю и просвещение; от них прямо или посредственно в ново открытых странах разпространились, не ведомые прежде диким болезни, новыя нужды, прихоти, пороки; и туземцы уменьшились от сих или других причин.

Шелихов для увеличения своей славы, необдуманно назначил число покореннаго народа в Кадьяке до 50 тыс душ, и это страшное число бросилось в глаза всем, и многие веря без справок, свидетелей и порук Шелихову на слово, напустились на безвиннаго Баранова, когда по верному счету людей оказалось не более 6 тыс душ. Лансдорф, рассуждая о том выводит свои замечания и обвиняет Баранова, что большая часть Алеутов истреблена в переездах на байдарках в бобровые промысла. Выше сказано с подробностию, где и как это было, и число погибших в разное время не превышает 500 человек. Ни одинобитатель Кадьяка не обвинит Баранова никогда и ни чем в несохранении коренных жителей их острова. Они сами видят, что уменьшились, но жалуются на болезни; и это есть единственная, справедливейшая и почти непостижимая нам причина уменьшения народонаселения. Действия оной быть может продолжается до сих пор, пока следующее поколение через столетия не уравняется в темпераменте с обладателями.

Представим для примера Камчатку, где не было Баранова и не посылали партии на промысла. Там по заведении считалось природных жителей более 10 тыс душ; оспа, свирепствовавшая с сем крае в 1668 и 1769 годах, изтребила из сего 5440 и после оной осталось 3791. Заразительная гнилая горячка, завезенная Камчатским баталионом в 1800 году, убавила тогда из жителей едва ли не половину. Камчадалов и Коряков продолжает истреблять и по ныне болезнь, которую по сходству припадков называют иные венерическою; приписывая сообщение оной быть может напрасно Русским; но еще нерешено, ни ея свойство, ни происхождение. В 1827 году весною там, в Ижиге и Охотске было также опасное и губельное поветрие, от коего страдали и умирали более туземцы, чем заезжие. В колониях наших подобныя поветрия были в 1806, 1808, 1819 и 1824 годах; которыя причинили очень ощутительные уроны.

Представим другой новейший пример, и не у нас: в окрестностях реки Колумбии занятой Англичанами, природные обитатели были многочисленны до 1830 года, тогда появилась прилипчивая гнилая горячка, и 4\5 жителей исчезло. Конечно бывали у них моры и до Европейцов, хотя и не часто; но там нет ни истории, ни памятников, а предания ничего о чем не сохранили. Ванкувер нашел в окрестностях изследованнаго им порта discovery, в широте 48 гр и 7 и О долготе 237, 20 мин. Великое множество черепов и вообще костей человеческих, разсеянных по всюду так, что окружность порта Дисковери, показалась им обширною могилою. Ванкувер не мог изследовать причин сей смертности, но справедливо полагает, что оная была следствием какой нибудь повальной болезни.

В Калифорнии нередко появляется Катарро и Корь, называемая там sarampion. Обе сии болезни губительны для туземцев. Без всякаго сообщения они разпространялись, быть может в воздухе, достигали Севера и действовали с равною силою. В Кадьяке, удаленном от материка, часто появляются подобныя болезни, и не вредя Русским, становятся губительны для туземцев. В другия времена и в других местах, закоренелое суеверие сказало бы, что Русские напускают болезни на природных жителей; но благодаря просвещению об этом и не слышно в полудиких странах

 Остров Укамок лежит далеко от других и посещается однажды  в году; но зимою во время болезней на Кадьяке, когда нет с Укамокцами никаких сношений, тут оказывалась та же болезнь и действовала столь де гибельно. Подобное, или почти тоже говорят и о холере, которая посетила и самых Европейцев в последнее время.

Может быть по неисповедимым путям Провидения, все первобытные народы нового света, мало по малу исчезнут, или смешаются с пришельцами; но занимаемые ими места не останутся пусты.

 И так совершенно напрасно станут обвинять одного Баранова в уменьшении числа людей и приписывать ему излишне и будто бы отяготительное разпространение владений наших в Северозападной Америке. Он невинен в первом и заслуживает великую благодарность Компании и признательность отечества за славу, добытую им приобретением новых земель и народов. Почести, на котроыя он но желал иметь притязаний и не  искал их, но которыя заслужил и отличен ими по достоинству, оправдывают уже его в глазах современников; но потомство, которое для него уже настает, разсмотря его деяния и подвиги и взвеся силы и слабыя средства, с коими он все производил, без сомнения отдаст ему справедливую и должную похвалу, которой он достоин.

Естьли славят отважнаго Ермака и Шелихова, то Баранов станет конечно ен ниже их; ибо он удержал и упрочил завладения Шелихова и до возможной степени просветил и образовал народ, ему вверенной. Шелихов можно сказать, делал только свои предположения; но Баранов докончил оныя и все привел в исполнение; а кто не знает, что легче предписывать, чем исполнять? Кроме того, он сам сделал дальнейшия и важнейшия заселения, о коих Шелихов и не помышлял.

Не входя в подробности о капиталах, бывших в Компании Шелихова. Видно последствиям, что по смерти его, при соединении Компании в 1796 году весь капитал считался в 724.000 рублях, который в 1799 году возрос до 1.298.000 рублей, а весь оборот Компанейских дел состоял в то время из 2.588.000 рублей. Это было при начале управления Баранова; но пред сменою его в 1816 году, Компания считала вы своей собственности капитала 4.800.000 рублей. А весь оборот ею производимой простирался без мала до 7.000.000 рублей. В одних колониях всего вообще капитала заключающегося в товарах, снарядах, материалах, судах, строениях, заводах и проч. передано Барановым в Компанию на сумму 2. 500. 000 рублей.

Огромные капиталы Компанейские, пересланные в Россию, заключались в промысловых пушных товарах, и по одному верному учету Главнаго Правления поступило только с 1806 по 1818 год на 15 миллионов рублей, между тем, как в то же время из России переслано в Америку капиталов только на 2. 800.000 рублей. Эта разность произходила от того, что Баранов не требуя присылки, заменялся товарами и вещами от промена и торга с иностранцами, для которого по Кадьякским и Ситхинским магазинам поступило до 5000 бобров морских, 4000 хвостов бобровых, 10.000 бобров речных и до 400 000 котиков; на сии меха, кроме товаров и припасов выменены пять кораблей: Юнона, Кадьяк, Ильмена, Беригн и Аметист.

Сих примеров кажется достаточно, чтобы видеть следствия попечительных, несвоекорыстных и полезных его распоряжений о благосостоянии Компании. В управление его капиталы Компании (за исключением разходов и выданных прибылей на акции) удвоились; но если бы благонамеренныя предприятия его удавались по предположениям, то на верное можно считать удвоенное еще в таком же содержании увеличившимся. Должно припомнить претерпенныя несчастия и утраты, которыя поставляли ему весьма важныя преграды. Таковы были: кораблекрушение Феникса с грузом их Охотска и потеря всех бывших на оном людей; кораблекрушение катера Орла, брига Ситхи, корабля Юноны, бригов: Елисаветы, Александра и Марии; кораблей: Невы и Беринга с богатыми грузами бобров и Российских товаров; кораблекрушение Эклипса с грузом Кантонских товаров; истребление селений в Ситхе и Якутате, и наконец Сандвическая Экспедиция пылкаго Шеффера, и тогда покажется, что ущерб равняется личному капиталу Компании вещественно; но потеря людей и благовременных видов не заменима и не возвратима.

В управление Баранова дела Российско-Американской Компании приняли лучший вид и успешный ход, и возведены на знатную степень известности, доверенности и уважения. По Высочайшему на оныя вниманию, Компания получила флаг с ИМПЕРАТОРСКИМ гербом; флаг сей с честию развевалися на судах, обходивших несколько раз кругом света.

За услуги Баранов был удостоен Высочайшаго внимания ИМПЕРАТОРОВ ПАВЛА И АЛЕКСАНДРА. От перваго награжден золотою медалью, а от другаго прямо чином Коллежскаго Советника и орденом Св.Анны 2 степени.

Почтенные Акционеры Российско-Американской Компании по возможности уважали и утверждали все го распоряжения; уполномоченный от Компании Действительный Каммергер Н.П.Резанов в письме своем к Хвостову, отзываясь о благородных чувствованиях и любви к отечеству Баранова, говорит о нем: «в Правителе здешних Областей видим пример ревности и усердия, каковому некогда потомство более нас будет удивляться». Но самым сильным доказательством в сем отношении может быть то, что  достопочтенный Директор Главнаго Правления Компании в собрании Господ Акционеров в 1822 году представляя на уважение их, дела Компании, выразился об нем с признательностию: «один Баранов мог справедливо похвалиться созданием новых капиталов Компании!» В этих немногих, но сильных словах содержится ему блестящий и прочный памятник.

Иностранцы, торгующие по Северозападному берегу Америки с удивлением и почтением взирали на его труды и подвиги и с завистию видели разпространение наших владений. В заседании Конгресса Соединенных Штатов, в Генваре 1821 года, читано замечание Комитета на счет нащих колоний,  где говоря о укреплениях  в Ситхе и Россе, между прочим пишут: « Народ, который в состоянии предпринимать такия путешествия, часто по едва проходимым горам и по ледовитым морям, во время таких бурь и снежных вихрей, что зрение и на несколько шагов не может досягать, конечно знает всю важность и цену торговли, для которой он пускается в столь отдаленныя странствия. Дабы каким нибудь случаем не лишиться средств, достигнутых с толикими трудами и пожертвованиями для приведения в исполнение главных ея выгод, Россия сочла за нужное занять один из Сандвичевых островов и проч».

В письмах своих из Ситхи в С.Петербург Г.Действительный Каммергер Н.П.Резанов изъяснялся: «Живем все мы очень; но всех хуже живет наш приобретатель сих мест, в какой-то дощеной юрте, наполненной сыростью до того, что всякий день плесень обтирают и при здещних сильных дождях со всех сторон как решето текущей. Чудный человек! Он заботится только о спокойном помещении других, но об себе самом безпечен до того, что однажды нашел я кровать его плавающую и спросил, не оторвало ли где ветром боковую у храмины его доску? Нет, спокойно отвечал он, видно натекло ко мне с площади, - и продолжал свои распоряжения. Я скажу Вам Мил. Гос., что Г. Баранов ест весь мА оригинальное и притом счастливое произведение природы. Имя его громко по всему Западному берегу до самой Калифорнии. Бостонцы почитают его и  уважают, а Американские народы боясь его, из самых дальних мест предлагают ему свою дружбу. Из Кайган знаменитый Тоен Кау присылал сея весны на Бостонском корабле своего сына, чтобы посмотреть Баранова и с ним познакомиться. Признаюсь Вам, что с особенным вниманием штудирую я сего человека. Важныя, от преобретения его последствия, скоро дадут ему и в России лучшую цену, и я думаю, что верною его характеристикою угожу многим из соотчичей, которые незаражены чужеземием и любят видеть дела Россиян в надлежащем виде их; то есть умеют отдавать им справедливость и взвешивать их безпристрастно с теми недостатками и слабостями человека, которыя ему свойственны и в коих виною или воспитание или вынужденный долгим временем навык».

Флота Лейтенант Гаврила Иванович Давыдов, неразлучный спутник известнаго Хвостова, изобразил его живо и безпристрастно в своем путешествии 1802 года: « Я не мог без некотораго уважения смотреть на человека, посвятившаго жизнь свою для приведения в лучшее состояние отраслей торговли. 12 уже лет, как он живет в Америке с народами дикими и грубыми; окруженный всегдашними опасностями, борясь с закоренелым развратом находящихся здесь Русских, с безпрестанными трудами, мо всеми недостатками, с самым голодом, при том неимеющий ни одного почти человека, способнаго содействовать ему с такою же ревностию, быв  лишен способов не токмо распространить здешнюю торговлю, но даже противиться мщению некоторых народов, или облегчить участь других , порабощенных Российско-Американской Компании. Кажется, как будто он без всякой помощи оставлен в самом себе неходить средства к пробавлению своему и к поддержанию завежений в Америке. В сии труды, препятствия, горести, недостатки и неудачи, не ослабили духа сего редкаго человека, хотя конечно влияли в нрав его некоторую мрачность. Баранов не весьма говорлив, сух, покуда хорошо непознакомиться; но объясняется всегда почти с жаром, а особливо о том, сто его занимает. Он не легок на знакомство, но для друзей своих ничего не щадит. Любит угощать иностранцев всем, что имеет, и везде с удовольствием помогает бедным. Совершенное безкорыстие не первая в нем добродетель. Он не только не жаден в собирании богатств. Но и праведное стяжание свое охотно уделяет отсутствующим знакомым, претерпевающим недостаток. Твердость духа его и всегдашнее присутствие разума суть причиною, что дикие без любви к нему уважают его, и слава имени Баранова гремит между всеми варварскими народами, населяющими Северо-западные берега Америки до пролива Жуан де Фука. – Даже живущие в отдаленности, приезжают иногда смотреть его, и дивятся, что столь предприимчивыя дела могут быть исполняемы человеком столь малаго роста. Баранов ростом ниже средняго, белокур, плотен и имеет весьма значующие черты лица, неизглаженные ни трудами, ни летами, хотя ему уже 56-й год».

Так говорит об нем молодой, образованный наблюдатель, живший с ним вместе, в маленьком обществе, в продолжении 8 месяцев и говорит истину. Он не имел надобности ласкать его, и описывая подробно образ жизни туземцев, выставлял на вид все дела и распоряжения его, которыя в подробностях показывали иногда ошибки и упущения, могущие для незнающих местных обстоятельств, и правил прежней промышленности, казаться даже злом; ибо многие поверхностных наблюдатели, в чем не видят добра, то решительно относят ко злу. Но в таком случае всегда нужно измерять цель средствами и выводы покажут, что это необходимо должно было делать, или терпеть то обычное правило, что со стороны казалось злоупотреблением.

Баранова обвиняли по отношению принятых им мер экономических; но обращаясь к первым временам управления, припомню, что оставленный самому себе, за пределами России на пустых островах, или в лесах Америки, он должен был искать в уме своем средств, как поддержать  с честию, славу обладания сими местами, и не уронить, а усилить в оных промышленность мехов; доставя при всем том спокойствие, довольство и даже изобилие вверенным управлению его народам, а Компании большия выгоды и прибытки. От умножения оных только можно было, на дела компании ожидать внимания публики и приохотить их действовать заботливее.  Кому не известно, что публика, а паче тороговая, смотрит на одни успехи, и по количеству выгод ценит характер производителей дел и дает вес их достоинству; но она не будет входить в изследование причин, коим стесняется торговля, упадают выгоды, или разстроится само дело.

Компания недоставляла сперва в колонии в достаточном количестве товаров для вымена от диких, и даже платежа им. На примере в 1802 году на бриге Елисавете с Хвостовым получено товров на 20 тыс рублей и в том числе было много ненужных. Но потребности на платеж Алеутам, за обильные в то время промыслы, простирался до 150 тыс  рублей. Баранов находясь в крайности, должен был из местных произведений извлекать  вещи для платежей. Он отряжал Алеутов ловить птиц и еврашек, из шкур коих приготовлял парки и оными платил Алеутам за работы, промысла и проч. Это главные статьи, на которых обвинители Баранова основывают свои доказательства. Но его ли вина в этом? Он хотел еще прикрыть временную невнимательность, или другия причины, по коим не исполнялись иногда компаниею его требования. Надобно знать, что кроме платежей за работы и промысла, на обязанности Главнаго Правителя было и есть содержание и пропитание всех обитателей: Русских и туземцев. Последние, по врожденной лености и безпечности, ни когда не заботились о будущем. Но доброе и чувствительное сердце Баранова скорбело и разрывалось за них. Его трогало уже, когда не было хода рыбы, не было промысла китов, нерп и т.п. Он не спал ночи, когда бури препятствовали плаванию ожидаемых судов, несущих пропитание; или сокрушали оные и разстраивали его предположения о благе общем; случалось говорили, что в то самое время, как судно терпело бедствие у берегов Камчатки, он на берегах Северо-западной Америки, изнывал сердцем и не находил места развлечь свои темныя предчувствия. Но как должно было терзаться его сердце, когда приходило вдруг несколько горестных известий, каковы на пр: о потере заселения в Ситхе и истреблении партии; или о кораблекрушениях с богатым грузом. На который была надежда в пропитании и будущих оборотах? Конечно, не бывший в подобных обстоятельствах, не скоро может вообразить себе и не легко оценить грусть и печаль, доводившия до отчаяния при подобных случаях; но призываю в свидетели достопочтенных преемников Баранова, уверен, что они зная местныя обстоятельства, и испытавши более или менее забот, сокрушающих сердце, прежде времени увидели в волосах своих седину и на челе морщины, верные признаки бывших безпокойств и томлений. Они дадут всему справедливую цену. Я имел честь слышать, как один из них при разсказе о том случае, когда Баранов получил вдруг печальныя известия о разбитии брига Еливаветы, о поглощении морем 6 байдар и партии Демьяненкова и о истреблении крепости в Якутате, с сердечным участием воскликнул: «Боже мой! Как мог он перенести сии несчастия?»

Предуведомление
Глава I
Глава II
Глава III
Глава IV
Глава V
Глава VI
Глава VII
Глава VIII-1
Глава VIII-2
Глава IX
Заключение-1
Заключение-2

Copyright MyCorp © 2017 | Сделать бесплатный сайт с uCoz