Вторник, 17.10.2017, 10:31Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск по сайту

Календарь

«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Глава IX Отправление корабля Беринга в Охотск

Глава IX

При покупке от Беннета товаров и судов, Баранов не имел на месте котиков для разплаты, и потому по разпоряжению его и согласию Беннета, он пошел из Ситхи с поверенным в Апреле 1814 года на остров Павел. Получив там котиков, отправился в Охотск и доставил туда пересылаемых их Ситхи мехов на сумму боле полумиллиона рублей; а оттуда приняв депеши и 6 человек промышленных, пошел на Сандвичевы острова, где поручено ему купить корня тары, орехов тутуевых для добывания масла, соли и других припасов. Закупив нужное на Воагу, он остановился у острова Аттувая на якоре. Беннет съехал на берег и разположился там ночевать; между тем сделался крепкий ветр, корабль бросило на берег и разбило до основния. Во время сего несчастия Король Томари владетель острова Атувая, расположился на берегу с своими людьми и сказал Беннету, что он прикажет спасать его груз и отнести в безопасное место для хранения. Когда же сие было исполнено, то объявил, что по их обычаю, все вещи, выкинутыя морем принадлежат владетелю острова. Беннет, неимея возможности убедить Короля в несправедливости его поступка принужденным нашелся уйти на Американском судне. А шестеро Русских взятых из Охотска, довольствованы по приказанию Короля пищею, но износя платье, ходили как и островитяне, доколе идущий в Ситху Капитан Шмит не взял их туда с собою.

Все предприятия и попытки Баранова завести торговыя опреации с разными народами на Тихом Восточном Океане неудавались ему; но он еще надеялся основать постоянные обороты в каком либо порте. События показали уже, что в Кантоне и Нанагасаки, решительно нельзя сего надеяться и ожидать, а потребность в Китайских товарах заставила его попытаться в Маниле. На сей конец он условился с почтенным Американским негоциантом Девисом чтобы взяв из Ситхи товары и повереннаго отправиться туда, и буде можно условиться о получении на будущее время тамошних произведений и Китайских товаров. Девис вышел из Ситхи на корабле Изабелле Июня 9 1814 года; но экспедиция сия ни сколько не соответствовала ожиданиям. В Манилле не было тогда ни торговых домов, ни запаса произведений для груза, и потому возвратилась без успеха.

По окончании общей Европейской войны, из Петербурга был отправлен и Ноября 17 1814 года пришел в Ситху с разными товарами корабль Суворов, под командою Лейтенанта М.П.Лазарева и разположился там прозимовать; но как не было в наличности готоваго груза для отправки в Россию, то Баранов предложил получить котики на Прибылова островах; для чего Суворов отправился из Ситхи 7 Мая и приняв оные возвратился в Ситху 14 Июня. Кроме котиков также помещены были некоторые наличные меха для отправления в Россию, и корабль Суворов оставил колонии 24 Июля. На пути он заходил в порт С.Франциско в Каифорнии и Перуанский порт Каллао, где частию на вымен и частию по доверенности поступило для пополнения груза Суворова значительное количество Перуанских произведений: хины, ратани, сассапарели и других, с коими и прибыл в Россию.

Кроме мехов посланных на Суворове ЮБаранов имех еще значительное оных количество в запасе для Кяхтинской торговли, с коими от 9 Июля 1815 года отправлен бриг Мария под командою штурмана Петрова. Оный благополучно достиг Охотску и остановился на рейде до наступающаго прилива. Вдруг задул крепкий ветр с моря, которым бриг подрейфовало с якорей и не позволило войти в устье реки. Командир судна опасаясь чтобы не быть разбиту о каменья, по необходимости решился выйти судном в удобном месте и прямо на песчаный и отлогий берег. Груз и люди спасены, но бриг не годился уже для употребления. Из груза оцененного в 800 тыс рублей потеряно весьма немного.

 С корабля Суворова остался в колониях: Доктор Шеффер, знавший хорошо Английский и Французский языки, он показался Баранову способным к замышляемой им экспедиции на Сандвичевы острова, чтобы получить удовлетворение после кораблекрушения Беринга. Капитан Беннет, потерявший сей корабль был тогда в Ситхе и предлагал Баранову вооруженною рукою требовать вознаграждения; но он не хотел и мыслить о неприятельских действиях против Томеа-меа, Короля Сандвичевых Островов, котораго вассалом был Томари, Владетель Атувая. Предполагалось, чтобы Доктор Шеффер отправился как путешественник для розыскания по естественной истории и даже на иностранном судне, дабы не подать ни малейшаго повода мыслить о разрыве или неприязни. Настоящее же поручение, данное Доктору Шефферу было, испросить повеление Томеа-меа приказать Тамари, чтобы он удовлетворил Компанию за убытки, понесенные при кораблекрушении, и если сие счастливо окончится; тогда поручалась ему завести постоянныя торговыя связи с островами. Баранов очень хорошо знал, что по близости Сандвичевых островов, давно бы должно было учредить там факторию для заготовления и получения тамошних произведений, потребных в колониях, и которые стоили бы дешевле, чем выписанные на чужих кораблях. Оттуда можно получать ром, табак, употребляемый вместо хлеба питательный корень тару, свинину, соль, растения Тутуя из коих добывается масло, снасти из кокосовых и пряжу из древесных волокон, особенно годную для неводов и бобровых сеток, свежие плоды и проч.

Баранов в сие время не имел при себе помощников, которым бы мог поручить сие дело. Баннер управлял в Кадьяке, а Кусков в Россе; угодливость же, с какою вызвался и предлагал Доктор Шеффер свои услуги, не позволяла кажется сомневаться в его усердии и способности. Быть может, Баранов не успел вызнать и оценить с надлежащей стороны способности и характер доктора, хотя знал, что при рвении и радении к пользе нужно благоразумие, постоянная твердость и познание дела, а не мечты и обещания, неугодливость и ласки.

Шеффер отправился на иностранном коабле Изабелле 5 Октября 1815 года, с предложением в след за ним послать два судна Открытие и Кадьяк с товарами для размена на произведения Сандвичевых островов. Открытие под командою Лейтенанта Подушкина вышло из Ситхи 3, а Кадьяк 24 Марта 1816 года, под командою морехода Юнга.

Прибыв на Оваги, шеффер виделся с Королем Томеа-меа и по засвидетельствовании почтения от Баранова и уверенности в дружественном разположении, изъявил претензию его на Томари. Король обещался дать приказание удовлетворить Компанию за оптери. Между тем Томеа-меа в уважение жедания Баранова, с которым давно желал короче познакомиться, позволил Шеферу избрать для Баранова несколько мест в своих владениях для хозяйственнаго устройства, и приказал отвести на острове Раптае озеро с рыбой и несколько плантаций; на Воагу, при гавани Гонноруро, также часть земли и озеро с рыбой. Тут Шеффер выстроил домик и разсадил табак, кукурузу, дыни, арбузы, тыквы и другия полезныя разтения.

21 Апреля прибыл туда корабль Открытие, а 30 числа бриг Ильмена из Калифорнии под командою Воздвита. Сей бриг из Бодего пошел было в Ситху, имея в грузу соль, пшеницу и упромышленных париею бобров; но по оказавшейся в судне течи, не смея зайти в неприязненные Калифорнские порты, спустился как сказано уже на Сандвичевы острова, незная что там находится доктор Шеффер. Судно сие было выгружено в гавани Гонноруро. Потеря повредившихся на оном от течи припасов состояло в 399 пудах соли и около 500 пуд пшеницы.

Оставя на пожалованной земле острова Воагу за присмотром хозяйства прикащика с Алеутами; Шеффер перешел на корабле Открытие 4 Мая на Оваги и там получив обещанный приказ от Короля Томеа-меа к Томари, пошел на Атувай 17 числа. Король Томари принял хорошо Шеффера, обещался выдать Компании весь груз, спасенный с корабля Беринга; хотел заключить условие о торговле сандальным деревом и также отвел земли, в разных местах острова для плантаций и устройства факторий.

Шеффер упоенный сими неожиданными успехами и благосклонным расположением Томари, возмечтал, что можно воспользоваться еще более, предложил Королю просить покровительства могущественной сильной России, обещаясь быть за него ходатаем и проч..Король непонимаший хорошо в чем состоит дело, принял предложения и немедленно на оныя согласился.

Оставив и на сей плантации прикащика и Алеутов за присмотром хозяйства, Шеффер, чрез несколько дней, для довершеия почти сумазбродных планов, пошел на Воагу.

31 Мая, они вышли на корабле Открытии; на другой день сделался жестокий шторм, при коем потеряли грот и бизань мачты. Поставя фальщивое вооружение, Г. Подушкин добрался до острова Онегау и стал на якорь. Высадив там Шеффера на берег и получа, сколько мог съестных припасов для пути в Ситху, решился идти прямо туда. Оставя остров 13 числа он имел счастливое плавание и 17 Июля пришел в Ново-Архангельск.

Шеффер переплыв на байдарках с Онегау на Атувай; жил у Короля и данными ему рабочими Сандвичанами устроивал факторию и обрабатывал плантации. Поспешность и опрометчивость, с коими он не смотря ни на что, начал действовать и распоряжаться на острове, вооружали против него торговых Северо-Американцев, имевших дела на Сандвичевых островах. Они внушали и уверили Томеа-меа, что Томари отложась от него, отдался со всем в покровительство Русским, и что Доктор Шеффер принял в свое распоряжение весь, Атувай и устроивает там крепости. Разумеется, что слухи сии, имевшие основанием несколько правды, были прикрашены и преувеличены. Действительное же распоряжение Шеффера состояло в том, что он обязал Томари все сандальное дерево его островов отдавать единственно в Компанию; а занятия на Атувае были те, что близь места, где разбился Беринг, построены два домика из травы и один деревянной из обломков Беринга, для фактории. На мысу отгорожено место под крепость стенкою или оградою из камня и глины, длиною 300 сажень и устроена небольшая батарейка. При доме разведен сад, длинною в 60,  шириною на 15 сажень; в котором было апельсиновое дерево; и разсажены более для опыта хлопчатная бумага, сахарный тростник,  ананасы, арбузы, дыни и другие плоды.

В удовольствие Королю Томари Доктор сторговал и купил для него шхуну и на ней перешел на Воагу, дабы решиться там о заплате за оную. Тут явно открылись неудовольствия между Шеффером и Англичанином Юнгом любимцем и поверенным Томеа-меа; и в следствие оных пылкому Доктору объявлено, чтобы он для спокойствия острова Воагу убрался и оставил совсем оный и другие владения сего Короля. – Корабль Кадьяк прибывший на Воагу из Ситхи, от сильной течи утонул в гавани; Капитан онаго Юнг переведен на Ильмену, с которою пришел на Атувай.

В последствии (апреля 17 1817 года) Томари, захватив Шеффера, прервал его затеи на Сандвичевых островах и передал на Американское судно, на коем он прибыл в Кантон.

Бриг Ильмена возвратился в Ситху Июня 17 1817 года, и джоставил Баранову известие о своевольстве и воздушных замках Шеффера, который не умел свести концев в своих затеях и вместо ожидаемаго заведения торговли и возвращения потеряннаго, о чем ему поручено и должно было хлопотать, Компания понесла еще нарекание и очень важные убытки, которые по строгим коммерческим разсчетам составляли более 200.000 рублей.

Если бы сей поверенный Баранова, не с таким жаром принялся за дело, а был осмотрительнее и осторожнее, то пользуясь с умеренностью и уменьем обстоятельствами, остался бы сперва владетелем небольших плантаций на Воагу и Атувае, а после мог бы, сообразно силам и обстоятельствам упрочить, а не увеличивать оныя. – Между тем, добрым поведением снискав любовь народа и приобретя доверенность иностранцев, вероятно он был бы осыпан похвалами и получил должную награду; а дальновидныя и благонамеренныя предприятия Баранова по сему случаю, вменились бы ему в особую честь. Теперь напротив: безрассудныя желания Шеффера захватить вдруг торговлю и местныя произведения в свои руки; отдалило иностранцев от участия в оной и наконец обуздать власть самого Короля, доставило ему всеобщее негодование и поношения; Барнов же за него остался виноватым, не имея даже и помышления овладеть не токмо островом, но и торговлею исключительно. Он ошибся и поспешил в выборе, и за то заплатил дорого: насмешки и оскорбительные замечания от соотечественников, язвительные упреки от иностранцев и потеря Компанейскаго капитала тронули честолюбие старика; разкаяние о выборе Шеффера и неудачи долго его терзали.

Дела в колониях продолжались обыкновенным порядком; из новаго заселения в Альбионе Кусков ходил на судне Чириков  в соседственный Испанский порт С.Франциско и вымененныя там от миссионеров хлебные зерна более 6 тыс. пудов отправил в Ситху в 1815 и 1816 годах.

В Феврале 1817 года, Чириков под командой Бенземана послан в Монтерей с Лейтенантом Подушкиным, коему поручено просить Губернатор Калифорнии, возвратить захваченных в плен при промысле Алеутов и купить хлеба. Г. Де Сола уважив сие представление, приказал уволить двух Русских и двенадцать Алеутов, и позволил выменять сколько надо съестных припасов, с коими и возвратился Чириков в Ситху Июня 12. Немногие Алеуты, принявшие Католическую веру и женившись на Индиянках, пожелали остаться в миссиях, по которым были размещены.

Со времени заселения в Россе промвсел бобров был уже маловажен: С 1812  по 1817 год упромышлено там всего на все около тысячи бобров, а в Испанские порты не посылали, во избежание неудовольствий. И так, чтобы занять в Россе людей чем либо полезным, Кусков, с разрешения Главнаго Правителя, заложил бриг и кроме того занимался земледелием, скотоводством и садоводством.

По представлению Баранова в Главное Правление Компании, в Ситху прибыл Священник и прислана церковная утварь в 1816 году; тогда же соорудили церковь и торжество святыя веры огласилось в пустынях Северо-Западной Америки, столь недавно сделавшихся известными Русским, посредством неутомимых трудов и подвигов Баранова.

23 Июля 1817 года, пришел в .Ситху корабль Суворов под командою Лейтенанта Понафидина, а 10 Ноября корабль Кутузов под командою Капитан-Лейтенанта Гагемейстера, бывшаго и прежде в сих странах. Сии корабли на пути заходили в Лиму; оттуда Суворов пошел прямо, а Кутузов посетил некоторыя прибрежныя места в Перу, перешел в залив Бодего, и потом в порт С.Франциско, где куплено для колоний значительное число разных съестных припасов. Груз сих кораблей состоял их богатаго запаса товаров и корабельных материалов, всего вообще суммою около полумиллиона рублей.

Баранов был доволен покупкою и доставлением съестных припасов их Калифорнии и присылкую вещей и товаров; но весьма досадовал и открыто роптал, что Американская Компания не внимая всегдашним просьбам, не хочет его уволить и принуждает пасть под бременем тягостной его службы. Не редко повторяемые почтенным старцем несромныя жалобы, склонили наконец Капитана Гагемейстера принять на себя должность Главнаго Правителя Колоний, в чем он предварительно был от Главнаго Правления Компании уполномочен; но по известным ему причинам долго колебался, и не хотел принять новой и трудной обязанности, сопряженной с немалыми заботами, попечениями и безпокойствами. Одно обстоятельство кажется решило его приступить к сему: первый Лейтенант корабля Суворова, почтенный и неутомимо деятельный С.И. Яновский, сосватался на дочери Баранов и согласен был остаться в Ситхе на два года.

Привезенные товары все почти были уже сданы в распоряжение Баранова и корабль Суворов нагружен мехами и готовился отправиться, как Капитан Гагемейстер, решившись принять должность Главнаго Правителя, объявил о том Баранову 11 Генваря 1818 года. Суворов был оставлен до 14 числа для донесения о сем в Главное Правление.

Комиссионеру корабля Кутузова приказано быт Правителем Конторы и принимать капиталы от Г. Баранова. Сей почтенный старец не имел тогда при себе ни одного человека, которому сог поручить богатые магазины и потому для сдачи посылал вместо себя служителей; но важнейшие меховые товары здавал лично.

Прием товаров и других вещей от Г. Баранова и составление счетов продлились до Сентября. Между тем новый Главный Правитель, желая привесть в действие план покойнаго Н.П.Резанова, утвержденный Главным Правление Компании, согласить промышленных отказаться от прежняго положения на участии в паяхи поступить на денежную плату. Вместе с сим принята на Компанию обязанность довольствовать их ежемесячно провиантом. Сия новая забот заставила его самаго отправиться в Калифорнию на корабле Кутузове. Он оставил Ситху 22 Июня,  и возвратился 3 Октября с 15 тыс пудов разнаго зерноваго хлеба и значительным числом других припасов.

Обезпеча колонии со стороны продовольствия. Г. Гагемейстер разположился сем возвратиться в Россию и должность Главнаго Правителя поручить  Г. Лейтенанту Яновскому. На такого человека, как  Г. Яновский можно было положиться во всем, и вверить ему управление колониями; что он и оправдал вполне.

Весь Капитал, поступивший от  Г. Баранова в Ситхе простирался по оценке на два с половиною миллиона рублей. В числе онаго товаров и припасов было на 900 тыс рублей, и мехов  - по колониальным ценам кроме отправленных на Суворове на 260 т; но парусных судов, годных для плавания было только три: корабль Открытие, бриг Ильменна и шкуна Чириков; устаревший же шлюп Константин и два плохие бота Златоуст и Платов нельзя было включить в число годных. Командирами судов были: Лейтенант Подушкин и иностранцы: Бенземан, Юнг и хворый Абрам Джонс.

72 летний старец Баранов желал себе только спокойствия, но колебался в избрании места, где бы провести остальные дни жизни своей, предчувствуя недалекую кончину. Привычка, действующая на людей, столь же сильно как и природа, склоняли его оставаться в колониях и поселиться в Кадьяке; но всегдашенн уединение, скуку, ничем не разлекаемую и сырой климат сего места он уже испытал. Связи родства требовали дани себе, и он иногда намеревался окончить дни свои в Ижиге с братом, единственным ближним родным оставашимся тогда в России. Иногда мечтал удалиться на Сандвичевы острова и оконочить дни в прелестных долинах сей части Австралии, подаренных ему от старого друга Короля Томеа0-меа, которые и после Шеффера считались там собственностию Баранова. Достопочтенный В.М. Головнин, вывший тогда в Ситхе на шлюпе Камчатке, советовал ему отправиться в Россию, где сословие Российско-Американской Компании, более всех обязанное ему, как разпространителю и образователю нынешних колоний, без всякаго сомнения долгом себе поставит, доставить все выгоды покойной и приятной жизни. И находясь там, он может еще принести весьма много пользы Компании знанием колониальных дел и своими советами.

Сии справедливыя предложения взяли верх и Баранов решился, хотя не без прискорбия. Оставить места, в которых 28 лет провел в реудахи заботах безпрерывных; часто в горести и недостатках, редко в удовольствии и изобилии. Не без слез разставался он с бывшими подчиненными и сослуживцами, которые бывало охотно делили с ним труды и переносили все нужды, и следуя ему смело вдавались в опасности. – Старые, седые как и  он сподвижники его славных дел и походов, рыдали как дети, разставаясь навсегда со своим любимым начальником. Многие, из окружавших его, при нем выросли, иные при нем родились; тем было он крестной отец и почти все из молодых при нем учились. Он благодетельствовал прежде всем и теперь прощаясь; разставался со всеми навсегда. Самые Колоши трепетавшие пред ним, но уважавшие смелый и решительный дух, с каким-то смешанным чувством страха и радости, с ним прощались. Славный Тоен Котлеян; уважаемый Барановым за ум и неустрашимость, и более всех сделавший ему вреда в истреблении крепости, явился к нему, и Баранов примиряясь с ним, свидетельствовал своему преемнику о его уме и способностях. Он убедительно просил при прощании, уведомлять его о малейших произшествиях относительно колоний, говоря, что это будет ему отрадою среди светскаго шума.

27  Ноября Кутузов оставил Ситху. Сослуживец Баранова Лейтенант Подушкин пошел с ним, и еще он взял с собою своего конторщика и трех человек для услуги.

23 Декабря подошли к Сандвичевым островам, но Капитан неостанавливаясь у оных направил путь к Манилле. Противные ветры, туда их недопустили, почему для освежения зашли на остров Гуагам в гавань Умаша 28 Генваря 1819 года. Пробыв там три дни пошли в Батавию, куда достигли 7 Марта и стояли 36 дней.

Известно, что климат в Батавии вреден для всякаго Европейца и в возмужалых летах, но еще гибельнее для отдряхлевших, каков был Баранов. Во пребывание в Батавии он жил на берегу в трактире и убийственный яд сего климата заразил его. Он чувствовал уже припадки болезни, когда оставил Батавию 12 числа. В Зондском проливе 16 Апреля 1819 года прекратилась деятельная, полезная и славная жизнь сего знаменитаго мужа, вечно незабвеннаго для Российско-Американской Компании, перваго ея колоний Правителя. На другой день против острова Принца, по совершении обряда погребения, тихо опустили тело его в борта и воды Индийскаго Океана заключили в себе на всегда бренные остатки Александра Андреевича Баранова.

Предуведомление
Глава I
Глава II
Глава III
Глава IV
Глава V
Глава VI
Глава VII
Глава VIII-1
Глава VIII-2
Глава IX
Заключение-1
Заключение-2

Copyright MyCorp © 2017 | Сделать бесплатный сайт с uCoz