Вторник, 12.12.2017, 15:02Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск по сайту

Календарь

«  Декабрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Финансово-хозяйственная деятельность Российско-американской компании (1804-1820) - продолжение

Начало

В 1811 г. РАК перешла из ведения Министерства коммерции в ведение Министерства внутренних дел. Александр I обращал внимание на необходимость надзора за деятельностью РАК МВД России обратилось в ГП РАК 28 сентября 1811 г. со специальной бумагой. Оказалось, что правление компании нарушает несколько статей дарованных ей 8(19) июля 1799 г. "правил", так как ни разу до 1811 г. не давало подробных письменных отчетов о своей деятельности. В министерстве имели весьма смутное представление не только о генеральных балансах РАК и ее финансовой отчетности начиная с 1799 г., но и о текущем состоянии торгово-промысловой деятельности компании в России и Америке. В специальной бумаге, направленной в Главное правление компании, говорилось: "Более тринадцати лет прошло, и нет ни одного публичного акта, который бы какое-либо мог дать о деяниях компании слабое понятие".[55] По мнению Министерства внутренних дел, отсутствие отчётности ведет к недоверию по отношению к деятельности РАК не только со стороны "частных лиц", но и правительства. М.М. Булдаков вынужден был оправдываться, что о деятельности компании докладывал лично императору. В условиях царской России это был сильный аргумент. Одно слово самодержца могло тогда дать ход даже самой сомнительной бумаге или, наоборот, положить под сукно любой блестяще подготовленный проект. Ссылка на личный доклад императору со стороны первенствующего директора Российско-американской компании означала прекращение дальнейших разбирательств со стороны министерства. В целом можно отметить, что у Александра I было двойственное отношение к РАК. С одной стороны, почти все бумаги, поданные императору в защиту компании, встречали поддержку, а с другой – царь подчас демонстрировал откровенное равнодушие к делам РАК.
Проявленная Министерством внутренних дел активность сослужила хорошую службу не только самой РАК, ставшей более внимательно относиться к своей отчетности, но и для будущих исследователей РАК, ведь именно с конца 1811 г. ГП РАК стало регулярно предоставлять отчёты о своей деятельности общему собранию акционеров компании.
Эти отчеты имеют непреходящее значение в виду того, что не удалось обнаружить балансы РАК за некоторые годы. По всей видимости, они пропали вместе с архивом Главного правления Российско-американской компании.[56]
В 1812 г. общее собрание акционеров принял о решение обратиться к царю с просьбой о создании Особого совета, призванного контролировать деятельность компании. Необходимость такого органа назрела еще в 1803 г., но тогда корреспондент компании Н.П. Резанов провел первую аудиторскую проверку средств компании. РАК не могла больше допустить столь тяжелого положения, в каком она оказалась в 1803-1806 гг. В создании контролирующих органов РАК шла по примеру похожих западноевропейских компаний, где уже имелся подобный опыт. Совет был учрежден с санкции императора 16 декабря 1813 г. В него вошли многие высшие чиновники из министерств иностранных и внутренних дел, финансов и военно-морского.[57]
Начиная со второй половины 1810 г. стоимость акции стала неуклонно расти. В начале 1812 г. ее "ценность"[58] составляла уже 550 руб., акционерам были выданы дивиденды в размере 45 руб. 41 коп. на акцию, к 1814 г. - 510 руб. 4,5 коп. (дивиденды - 45 руб.), в 1816 г, 520 руб. 33 коп. (дивиденды - 90 руб.), в 1818 г. - 574 руб. 28 коп., достигнув рекордной величины в 606 руб. 03 коп. (дивиденды - 155 руб. истечению срока действия первых "правил" и "привилегий" РАК. Представляется, что выдача значительных сумм дивидендов хотя и не способствовала укреплению дебета РАК, но демонстрировала привлекательность компании для новых держателей акций. [59]
Какие же причины привели к столь существенному увеличению размера акционерного капитала? В колониях росту доходности способствовали сокращение расходов в компаниях и увеличение прибыльности в результате более практичных действий в Русской Америке.
Во-первых, промысел морских животных стал более разумным (например, на морских котиков с 1810 г. была установлена квота в размере 100-150 тыс. штук).[60] Сушка шкурок осуществлялась по всем правилам. Кроме того, компания открыла для себя выгодную торговлю мехами сухопутных животных. Мягкая рухлядь поступала зачастую из Новой Каледонии, при этом туземцы, обитавшие в непосредственной близости к береговой полосе, не сами добывали пушнину, а занимались посреднической торговлей.[61]
Во-вторых, торговля с иностранцами стала выгодной благодаря покупке нужных припасов и даже самих кораблей, а перевозка мехов осуществлялась путем фрахта судов.
В-третьих, командирами судов для транспортировки наиболее ценных грузов отныне назначались морские офицеры.[62] Корабли с пушниной посылались с учетом того, что по дороге они заберут отслуживших свой срок промышленников и груз из подведомственных контор.
В-четвертых, сокращалось количество промысловых артелей, так как было подсчитано, что затраты на содержание некоторых из них не окупались поставляемой оттуда пушниной. Находившиеся в артелях алеуты и русские промышленники подлежали высылке в Ново-Архангельск.[63]
В то же время ГП РАК приняло и весьма противоречивые решения. В 1816г. были учреждены специальные заменители денежных знаков - марки РАК (номиналом в 25 и 50 коп., а также в 1,5 и 10 руб.), предназначенные для обращения только в колониях для того, чтобы удержать реальные русские и иностранные деньги (особенно пиастры из-за падения их курса) в капитале компании.[64] Между тем даже проштанная эмиссия марок способствовала появлению разницы между их реальной и покупательной способностью. Величина этой разницы била обратно пропорциональна увеличению колониальных активов ГАК (прежде всего количеству заготовленных мехов); неудачный промысловый сезон, недостаток продовольствия способствовали росту инфляции в русской Америке, что в полной мере испытали на себе все главные правители РАК, имевшие дело с заменителями денежных знаков. 20 февраля 1818 г., вместо паевой системы в Русской Америке была введена зарплата, на что промышленники отреагировали незамедлительно. Ново-Архангельская контора получила составленную со слов охотников на морского зверя депешу, включавшую много пунктов. Промышленники надеялись, что жалование в 300 руб. в год будет подаваться регулярно вместе с пудом муки. Они умоляли главного правителя не повышать цен на предметы первой необходимости. Звучали просьбы "по возможности о регулярной выплате денежных премий и прочих поощрений". Почти все "рекомендации" так ими и остались, к сведению было принято лишь пожелание того, чтобы у больных за время болезни не вычитали за те дни, в которые они не могли работать. Хотя ГП РАК и распорядилось "удовлетворить всех промышленных с 1815 года, то есть со времени последнего раздела (мехов. - А. П.)", это предписание так и осталось на бумаге, что в полной мере показали последующие события.[65]
Введение искусственно установленной оплаты труда привело к потере заинтересованности промышленников в его результатах. Фактическое уравнивание искусных и менее удачливых охотников на морского зверя имело своим следствием то, что люди предпочитали промыслу другое занятие. К.Т. Хлебников, оправдывая это решение, объяснял его своевременность тем, что расчеты РАК с промышленниками стали более контролируемыми и прогнозируемыми. На деле промышленники терпели явные убытки. За один полупай даже при неудачном промысловом сезоне охотники на морского зверя получали более 385 руб. в год (а не 300 в виде жалованья), при этом у каждого из этих людей были и другие источники дохода.[66]
Несмотря на то что колонии плохо обеспечивались продовольствием и самыми насущными бытовыми предметами, с 1797 по 1818г. включительно удалось вывести пушных товаров на сумму более чем на 16 млн. руб. При этом РАК заплатила пошлины при торговле с китайцами в Кяхте на сумму в 2,5 млн. руб.[67] Только с 1808 по 1819 г. РАК с учетом продажи пушнины и других товаров на внутреннем и внешнем рынках получила прибыли на 12832364 руб. При этом с 1797 по 1816 г. государству от РАК поступило 565 809 руб. 64 коп. в виде налогов и раз личных пошлин.[68]
Положительный эффект имели мероприятия, инициированные ГП РАК, по составлению более подробных балансов и отказу от учета сомнительных статей активов. Отныне директора компании стали предоставлять в правительство подробные исторические справки о своей деятельности. В результате из активов компании было исключено "более двух миллионов руб, очищен баланс от ложного перевеса".[69]
О том, что из себя представляла РАК с точки зрения ФХД, можно понять, обратившись к ее балансу за 1819 г.[70] В нашем распоряжении имеется сокращенный вариант баланса за 1819 г., который в целом был детальнее и продуманнее предыдущих финансовых документов. Сходство с предыдущими балансами заключалось в том, что кредит и дебет компании состоял из двух больших разделов: Россия и Америка. В то ж время имеется и немало различий. Прежде всего баланс был составлен по иному принципу. Основное отличие заключалось в том, что (в целом) дебет и кредит баланса выдержан в трех подразделах внутри разделов по России и Америке: товары, наличные деньги и долги. Имелись и мелкие статьи, проходившие отдельно, но в целом баланс стал боле логично продуманным документом, а акционерный капитал более прозрачным.
По балансу за 1819 г. видно, что впервые со времени своего образования Государственный заемный банк значится не в правой стороне баланса, а в левой, где ГП РАК имело 12 000 руб. Всего компания располагала в России наличными деньгами в сумм 385 418 руб. 29 коп.
В России компания имела товаров на сумму в 1461 747 руб. 24 коп. При этом в результате торговли пушниной она обладала китайскими перуанскими и "разными" изделиями на сумму в 833 219 руб. 13 коп.
Думается, что дебиторская задолженность была самым слабым звеном в балансе компании. Больше всего должникам следовало заплатит Московской конторе и Главному правлению. Теоретически РАК могла бы получить с должников 2 256 821 руб. 5 коп. Не менее сомнительно выглядела запись кругосветной экспедиции в дебете компании. Директора компании по-прежнему были уверены, что все товары дойдут в колонии согласно внесенной в активы сумме. Между тем в лучшем случае до колоний доходила лишь треть "затряса".[71] ГП РАК в это время не только продолжало отстаивать тактику на обеспечение колоний путем кругосветных экспедиций, но и стремилось изолировать свои владения от торговли с иностранцами. В дальнейшем эти решения были признаны ошибочными, и директор РАК И.В. Прокофьев с раздражением писал: "При малейшем внимании надлежало бы предвидеть, что принятая система отчуждения иностранцев и ежегодные экспедиции через два, три года разорят компанию совершенно".[72] Суммарная стоимость четвертой и пятой экспедиций составляла 1 242 913 руб. 35 коп. На сумму в 77063 руб. 76 коп. компания имела долгов на промышленников, приказчиков, а также на комиссионера Николаева, который исполнял поручения РАК на Камчатке.
В Америке основными активами оставались следующие статьи: стоимость судов (270 114 руб. 42 коп.), наличные деньги (7450 руб. 9 коп.), промысловые товары (883 894 руб. 46 коп.). В целом по дебету колониального баланса видно, что сохранялись основные тенденции, заложенные еще при образовании РАК. Но имелись и определенные отличия.
Так, впервые суммарные запасы мехов в Ново-Архангельске опережали Кадьякскую контору, возросли долги на служащих компании до159 333 руб. 72 коп.
Впервые в балансе РАК в ее левой части появился раздел "капитал компании, не состоящий в производстве". Он составлял 2 012 293 руб. 22 коп. При этом был отдельно выделен сомнительный и основной капитал РАК. По всей видимости, под сомнительным капиталом составители баланса понимали те деньги, которые могут считаться в активах компании весьма условно, и с течением времени их можно будет относить в убыток. Что касается "основного" капитала, то здесь вопрос еще более запутанный. Дело в том, что при современном понимании ФХД компании "основной" капитал считается акционерным капиталом, именно по нему идут расчет стоимости акций и начисления дивидендов. Однако было бы ошибочным переносить современный опыт на события почти двухвековой давности. Думается, что под "основным капиталом" составители баланса понимали тот капитал, который не мог быть изымаем из компании ни при каких условиях, и являлся частью уставного капитала РАК. Хотя "капитал не состоящий в производстве" и выделен отдельно, в него были внесены данные из уже имевшихся статей активов.
Что касается долговых обязательств РАК, то директора компании первым делом отметили необходимость выдачи акционерам прибылей "а сумму в 223018 руб. 97 коп. в счет старой задолженности по балансу за 1817 г. Кроме того, те же акционеры ссудили РАК 11 163 руб. 88 коп. Общая задолженность РАК акционерам составляла 234182 руб. 85 коп.
Компания должна была разным кредиторам 145584 руб. 65 коп. В балансе появились новые любопытные статьи как по конкретным лицам, так и более общего характера. Так, впервые компания признала свой долг выбывшим из службы промышленникам в размере 75 252 руб. 53 коп., при этом долг следовало выдавать в трех конторах: Иркутской, Охотской и Главном правлении в Санкт-Петербурге. Это касалось тех промышленников, которые вернулись в Россию, но не по лучили денег за свою службу в виде пая или заработной платы. Промышленникам, которые еще находились на службе в РАК, следовал, заплатить 291071 руб. 64 коп.
Интересна статья долга А.А. Баранову. Оказывается, за свою службу в качестве Главного правителя ему причиталось 95 469 руб. 77 коп. Если предположить, что во многом именно благодаря его деятельности компания имела активов на сумму в 6 949 920 руб. 36 коп., то Александру Андреевичу причиталось 1,37% капитала компании. Отдельно бы выделен и его сподвижник, основатель крепости Росс в Калифорнии, Иван Александрович Кусков. Он направлялся к себе на родину, в г. Тотьму Вологодской губернии, и по пути должен был получить о компании 47418 руб. 13 коп.
Следует отметить, что хотя в балансе и фигурировали суммы, которые компания должна была выплатить, но это вовсе не означало с точки зрения ГП РАК, что именно вся сумма долга тому же Кускову будет выплачена по первому его требованию. Механизм выплаты задолженности в "правилах" компании прописан не был, и расчет по долговым обязательствам производился по личному усмотрению директоров компании. Она могла расплачиваться с теми, кому была должна, в течение длительного времени. Так, например, долг РАК Н.А. Шелиховой имелся в кредите РАК по крайней мере до 1804 г.
В баланс компании были включены статьи на развитие духовности в Русской Америке и на различные благотворительные цели, как то Русской православной церкви, бедным, "в пользу алеутских вдов и сирот" и школам. Общая сумма на эти цели составляла 85395 руб. 59 коп., или 7,01 % от суммарного дебета компании. Кроме этих безвозмездных пожертвований РАК выступила с предложением к государству о том, чтобы "все дома компании, в коих находятся фактории, освободить от постоя, и за то компания пожертвует на каждый год новых привилегий по 3000 рублей на построение в Иркутске солдатских каменных казарм, так как и поныне выстроенные уж компанией каменные казармы в Иркутске для помещения одного батальона, стоящие 70 тысяч рублей".[73]
В конце 1819 г. в портфеле РАК имелось 7523 акции. Акционерам было выдано лишь 155 руб. в качестве дивидендов на акцию.[74] Общее число акционеров единой монопольной компании к 1 января 1820 г. было «630 лиц из разных мест».[75]
Существует мнение, что большинство акций компании не были проданы. Например, С.Б. Окунь утверждал, что на руках у акционеров к началу 20-х годов XIX в. "было не более двух с половиной тысяч акций...».[76] Между тем, согласно имеющимися спискам акционеров компании, можно подсчитать общее количество акций, которые были приобретены разными лицами у РАК. Их число составляло как минимум 937. При этом 2378 акций было у людей, могущих претендовать на то, чтобы быть избранными в число директоров компании.[77]
Нарисованная картина о ФХД РАК может быть чрезмерно формализированной без изучения того, как изменения в деятельности компании повлияли на ее Главное правление. Правители контор РАК предъявляли к нему свои претензии за противоречивость указаний, от которых зависела деятельность компании. Зачастую эти правители действовали на свой страх и риск при покупке-продаже товаров, не имея на то четких указаний ГП РАК. Самому большому риску был подвергнут А.А. Баранов, который с 1790 г. возглавлял первые постоянные российские поселения на Северо-Западе Америки, а с 1802 г., с присоединением к его компании Уналашкинского отдела стал Главным правителем всех русских колоний в северной части Тихого океана. Он с честью сумел оправдать возложенные на него обязанности.[78] Главное правление РАК не имело к Баранову серьезных замечаний и всячески стремилось защитить его от нападок. Достаточно сказать, что благодаря ему Русская Америка не просто выжила, но и поставляла в Россию пушнину.
Только в период с 1809 по 1819 г. из Русской Америки было получено мягкой рухляди более чем на 15 млн. руб. при наличии значительных ее запасов в колониальных конторах.[79] Подведомственные конторы в Рос¬сии, в свою очередь, были подвергнуть самой суровой критике, их правителей ГП РАК обвиняло не только в медлительности, приписках, запутанности отчетов, но и в том, что они "вскоре один за другим сделались нерадивыми. ... запутали и запустили дела и счеты и принудили правление компании вместо скорого ожидания счетов посылать прежде к ним особых людей для приведения в порядок и развязки..."[80]
После того как в 1801 г. директорами РАК стали И.П. Шелихов и Е.И. Деларов, которые были ответственны за составление генеральных балансов, ее дела, казалось бы, стали улучшаться. Однако растущая задолженность компании при уменьшении ее ликвидных активов не была вовремя замечена директорами, наоборот, расходы монопольной организации стремительно росли, что привело к кризису и вызвало уход ди¬ректоров от занимаемых должностей.
С конца 1807 г. во главе РАК оставался один М.М. Булдаков. Не¬верно было бы считать, что он один справлялся с отчетностью по компании, да еще в такое тяжелое время. Ему помогал И.О. Зеленский. Этот человек долгое время оставался вне поля специальных исследований, кроме отдельных эпизодических упоминаний о нем в исследованиях, посвященных пушному рынку Сибири и Северной Америки.[81] Поэтому стоит попытаться представить самые общие факты его биографии. Первые сведения о нем встречаются в связи с деятельностью Г.И. Шелихова, который, занимаясь пушной торговлей в Иркутске, обратил внимание на расторопного молодого человека, который помогай иркутским купцам по различным торговым поручениям, и пригласили его к себе на службу. Незаурядные природные способности, склонность к бухгалтерии, природный ум - все это способствовало быстрому продвижению Зеленского по службе. Вскоре Шелихов назначает его своим приказчиком в Иркутске, берет с собой в различные поездки. К 1795 г. Зеленский обосновывается в Иркутске в должности главного конторщика, ответственного за ведение различной деловой документации.
После смерти Г.И. Шелихова он стал ревностным защитником интересов Н.А Шелиховой, по признанию которой "вдовствующее состояние мое (Н.А Шелиховой. - А.П.) защитил от многих нападок и тем сохранил как семейный мой капитал, так и целостность компании, подвергавшейся интригам завидствующих и домогавшихся уничтожить оную".[82] По ходатайству Н.А. Шелиховой коллежский секретарь И.О. Зеленский в конце 1799 г. стал правителем канцелярии РАК В 1804 г. он бы повышен согласно табелю о рангах до звания коллежского асессора Порядком с бумагами в Главном правлении, несмотря на запутанность в ведомостях, поступавших в С.-Петербург для обработки, компания была обязана именно Зеленскому. В 1807-1812 гг. он приложил немало усилий, чтобы спасти компанию от банкротства. Поэтому в 1812 г., уж по особому прошению М.М. Булдакова, И.О. Зеленский получил чин надворного советника и в том же году приобрел акции РАК.
Практически ничего не писалось и о бухгалтерах РАК. По данным балансов и других документов финансово-хозяйственной деятельности РАК можно попробовать прояснить ситуацию. В период с 1799 по 1801 г. ведением бухгалтерии занимались сами директора компании, именно С.А Старцев и братья Дмитрий и Яков Мыльниковы. С переводом ГП РАК из Иркутска в Санкт-Петербург бухгалтером компании стал Андрей Мокеев, который был уволен в 1807 г., причем в самый неудачный период, когда требовалось составлять генеральный баланс компании. Назначение на должность бухгалтера некого Беляева, а чуть позже Гренина стало неудачным шагом со стороны ГП РАК. Эти люди проявили себя не с лучшей стороны, по сути пустив на самотек составление важнейшего финансового документа в период, когда решалась судьба компания.[83] На их место был назначен Андрей Костогоров, благодаря деятельности которого балансы компании стали более детальными и легко читаемыми.
В 1808 г. на должность директора был избран В.В. Крамер, оставивший о себе крайне противоречивое представление. С одной стороны, он приложил немало усилий для решения целого ряда серьезных проблем. Так, его перу в основном принадлежат генеральные балансы компании 1810 и 1812 гг. С другой стороны, будучи представителем нью-йоркской банковской фирмы "Крамер энд Смит", он стремился нажиться за счет компании путем спекуляций.[84] В 1812 г. директором РАК стал А.И. Северин, пробывший на этом посту рекордно долгий срок - 34 года. Северин обладал купеческой хваткой, практическим мышлением, и в то же время его отличала широта кругозора. К началу 20-х годов XIX в. именно Северин заменял Булдакова на посту первенствующего директора в случае болезни последнего или отъезда в Великий Устюг. М.М. Булдаков все эти годы бессменно оставался первенствующим директором РАК. Его деятельность на этом посту почти не подвергалась критике, напротив, в отличие от других директоров РАК он получал только лестные отзывы.
Таким образом, рассмотрев финансово-хозяйственную деятельность РАК за указанный период, можно сделать некоторые выводы. РАК находилась в 1805-1806 гг. в самом тяжелом за всю ее историю финансово-хозяйственном положении. К такому положению ее привели неудачи в колониях, отсутствие пушнины, а также ошибки в составлении финансовой документации. Ее расходы не были подкреплены реальными активами. Акционерам были выплачены значительные суммы денег, к чему ГП РАК не было готово. С конца 1806 г. дела в РАК постепенно стабилизировались. Акции рассчитывались теперь по новой схеме. Прибыль на них стала более реальной и понятной акционерам. К 1819 г. РАК даже взяла на себя обязательства выплатить суммарный долг почти в 150 тыс. руб. Баранову и Кускову. Большинство акций РАК ко времени окончания первых "правил" и "привилегий" было распродано.
Текст: © 2001 А.Ю. Петров
Опубликовано: Американский Ежегодник 2001. М., 2003. С. 114-137.
OCR: © 2006 Северная Америка. Век девятнадцатый
http://america-xix.org.ru/library/petrov/printable-2.html
Copyright MyCorp © 2017 | Сделать бесплатный сайт с uCoz