Вторник, 12.12.2017, 07:21Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск по сайту

Календарь

«  Декабрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Александр Александрович Калачев (1862-1938)
В 1862 году в семье диакона Павловского собора в Гатчине Александра Ивановича Калачева (1834-1902) родился сын, названный Александром. Мальчик с детства мечтал стать священнослужителем. В 1887 году Александр Александрович Калачев окончил Петербургскую Духовную академию со степенью кандидата богословия, а 20 февраля 1890 был рукоположен в иереи к Павловскому собору в Гатчине. Александр и его молодая жена Анна Васильевна поселились в доме № 24 на Соборной и прожили здесь до осени 1910, когда отец Александр получил предложение стать настоятелем сооружаемой в это время церкви Реального училища и переехал с семьёй в квартиру при Училище, в котором Калачев был законоучителем с первых дней существования этого учебного заведения.

Анна Васильевна Калачева
Анна Васильевна Калачева
о. Василий Георгиевский
о. Василий Георгиевский
Жена Александра Александровича, Анна Васильевна, была дочерью петербургского священника Василия Ефимовича Георгиевского (скончался в 1898), в середине 1890-х преподававшего Закон Божий в гимназиях и служившего в приюте «Вторые ясли с убежищем для бесприютных детей», и жены его - Екатерины Гавриловны.

Квартира Георгиевских была в доме № 9 на Тихвинской улице Петербурга. Здесь с 1898 до 1917 жила вдова Екатерина Гавриловна Георгиевская и её дети: Екатерина Васильевна, Галина Васильевна и Владимир Васильевич, чиновник Управления государственных сберегательных касс. А их брат, надворный советник Михаил Васильевич Георгиевский, чиновник Министерства народного просвещения, с 1900 жил отдельно от других членов семьи.

По отзывам современников о. Александр Калачев был добрым и отзывчивым человеком. С первых дней пребывания в должности иерея Павловского собора он стал членом почти всех благотворительных учреждений города, преподавал Закон Божий во многих учебных заведениях. Прихожане Собора так любили Калачева, что, когда он перешел на службу в церковь Реального училища, решили преподнести ему наперсный крест, украшенный бриллиантами. 22 октября 1913 в церковь Училища явилась депутация прихожан Павловского собора во главе с заслуженным профессором П.Н. Верехой и по окончании литургии поднесла о. Александру этот крест и адрес, в котором говорилось:

О. Александр Калачев
О. Александр Калачев
«Глубокоуважаемый отец Александр Александрович! Почти четверть века Вы состояли при Гатчинском соборе во имя св. Апостола Павла. Долгие эти годы, благолепное служение пред престолом Всевышнего, горячая молитва Ваша неудержимо влекла нас, прихожан, в храм Божий. Из Ваших проповедей мы черпали пути к всеблагому прощению грехов наших и находили утешение в жизненных скорбях. Вашими проповедями нам уяснялись правила христианской жизни, раскрывались благодатные тайники православия. Мы, прихожане Гатчинского Собора, привыкли видеть в Вас не только молитвенника за нас перед Небесным Творцом, но и утешителя духовных недугов, утешителя в тяжелые минуты жизни. В воспоминание созданного четвертьвековою жизнью Вашего благотворного духовного родства с прихожанами, примите от них Святой Крест. Нам же, и прихожанам, при расставании с Вами, глубокоуважаемый Батюшка, остаётся утешение, что, следуя велениям судьбы, Вы сугубо посвятите силы Ваши в новом храме воспитанию в истинном православии, нелицемерной любви к Родине и беззаветной преданности Царю!».

Обременённый семьёй и многотрудными обязанностями в храме, благотворительных и учебных заведениях, о. Александр находил время и силы для встреч с друзьями и знакомыми. Кроме того, батюшка был любителем комнатного цветоводства и выращивал роскошные экземпляры королевской бегонии. Об этом можно прочесть в очерке «Н.Э. Сум и Гатчинское общество любителей природы». Александр Александрович дружил с А.И. Куприным, часто бывал у него в гостях. Дочь писателя, Ксения, запомнила, как Калачев помог ей в борьбе с опаснейшим недугом. В мае 1915 маленькая Ксения заболела тифом, заразившись от солдата, пациента лазарета в их доме. Девочка была на волосок от смерти, находилась в полубреду и с трудом воспринимала окружающее. Позднее она вспоминала:
«…Но я отлично помню молебен, помню исповедь и причастие, помню, как о. Александр тихонько прошептал:
- Ты посмотри на животик, если у тебя там белые пятнышки, то ты пойдёшь в рай…

После этого о. Александр кропил все углы. В дверях столпились все домочадцы, громко рыдая, а я с любопытством задрала свою рубашонку и к своему успокоению нашла белое пятнышко на животе. Потом началось медленное выздоровление».

Как я уже писал выше, Александр Александрович Калачев был другом А.И. Куприна. Позднее писатель переписывался с батюшкой из своего зарубежного далёка. Они и жизни свои закончили в один и тот же год. И смерть настигла их обоих в Ленинграде, а не в родной Гатчине.

Батюшку Калачева любили и уважали учащиеся Реального училища, где он служил настоятелем училищной церкви и преподавал Закон Божий. В церкви Училища 1 февраля 1915 года в ознаменование 25-летия пастырской службы о. Александра отслужили торжественную литургию. Учащиеся преподнесли батюшке золотые часы и адрес; прихожане церкви, от имени которых выступал профессор Вереха, подарили Евангелие и Святой Крест; прихожане Павловского собора, где о. Александр прослужил около 10 лет, вручили батюшке икону Спасителя в изящной оправе. В своих воспоминаниях, написанных на склоне лет, выпускник Реального училища А.В. Пац-Помарнацкий с большим уважением вспоминает о батюшке Александре, отмечая его твёрдую позицию в вопросах веры и именуя его знатоком роз и фарфора, академиком и златоустом.

Мария, Надежда, Георгий, Александра и Людмила (отсутствует младшая дочь Анна). 1906
Мария, Надежда, Георгий, Александра и Людмила
(отсутствует младшая дочь Анна). 1906
У Калачевых было шестеро детей: пять дочерей - Мария, Надежда, Александра, Людмила и Анна - и один сын - Георгий.

До Октября 1917 семья Калачевых жила в Гатчине мирно и счастливо. Дети учились: девочки в гимназии, Георгий - в Реальном училище. Отец служил в церкви того же Училища, преподавал в учебных заведениях города, трудился в благотворительных учреждениях, будучи секретарём Гатчинского отделения Братства во имя Пресвятой Богородицы, действующим председателем Гатчинского церковного приходского братства и заведующим Домом призрения этого Братства для престарелых и детей. Мать вела хозяйство, воспитывала детей и принимала участие в благотворительной деятельности, будучи казначеем церковного приходского братства.

Всё изменилось с приходом к власти большевиков. Начались гонения на церковь. В 1918 советская власть издала закон об отделении церкви от государства. Однако отец Александр продолжал преподавание Закона Божия. Это посчитали нарушением закона, и батюшка в конце июня того же года был арестован и выслан в Ярославскую губернию. На счастье, этот первый арест закончился для него относительно благополучно: 22 мая 1920 Калачев был освобождён и вскоре вернулся в Гатчину, где стал служить настоятелем кладбищенской церкви Всех Святых. Церковь была приписана к Павловскому собору, так что батюшка иногда служил и там.

В трудных и сложных условиях церковного служения последующих лет батюшка Калачев оставался всё тем же доброжелательным и обходительным человеком. Одна из жительниц нашего города вспоминала о праздновании в их семье Рождества в середине 1930-х. Тогда это делалось тайком: советская власть, мягко говоря, не одобряла подобных действий. Память ребёнка сохранила ощущение таинственности происходящего, процесс добывания и украшения ёлки, подготовку подарков. В праздничный вечер в дом приходил отец Александр Калачев, из каких-то тайников извлекалось тщательно скрываемое от посторонних глаз расшитое золотом священническое облачение. Незадолго до полуночи совершалось Рождественское богослужение, торжественно зажигались свечи на ёлке. За скромным столом велись неторопливые душевные беседы. Навсегда запечатлелся в памяти облик священника, сидящего в кресле и ласково благословляющего присутствующих детей.

Гатчина, Реальное училище
Реальное училище
Гонения на церковь и её служителей продолжались. 28 января 1938 отец Александр вместе с большой группой священнослужителей Гатчины (тогда Красногвардейска) и окрестностей был арестован, обвинён в принадлежности к контрреволюционной группе церковников в Красногвардейском районе и расстрелян 12 марта 1938. О месте его захоронения ничего не известно. Реабилитирован 15 декабря 1958 Президиумом Ленинградского областного суда.

Через год после ареста батюшки Калачева его жена Анна Васильевна и дочь Надежда Александровна были высланы в Ульяновск, где они жили до 1941, когда, в связи с осуждением Георгия Александровича Калачева, их выслали ещё дальше, на 101 километр от Ульяновска, в селение Малую Кандалу. Здесь Надежда Александровна стала управляющей Сельхозбанка. В 1947 скончалась Анна Васильевна Калачева.

Превратности Революции, Германской и Гражданской войн сказались и на судьбе детей батюшки Калачева. Семья Калачевых жила при Реальном училище и осенью 1914 по соседству с ними поселился новый инспектор Училища Валериан Андреевич Канделаки. До Гатчины Валериан и его брат Виктор жили в Петербурге. Оба были преподавателями и служили в учебных заведениях. Вскоре после того, как Валериан стал соседом Калачевых, он обратил внимание на старшую из их дочерей, Марию. Молодые люди полюбили друг друга и через некоторое время Мария вышла замуж за Валериана Андреевича. 15 марта 1916 у четы Канделаки родился сын Андрей. Канделаки был большевиком, членом Петербургского Комитета. В 1921 семья Канделаки перебралась в Грузию. Валериан был там директором гимназии и промышленно-экономического техникума в Кутаиси, позднее стал преподавателем в Закавказском институте инженеров путей сообщения в Тбилиси. Их сын Андрей Валерианович Канделаки в советское время стал известным художником-графиком, членом Союза художников СССР и Заслуженным художником Грузинской ССР. Потомки этой зародившейся в Гатчине семьи и сейчас живут в Грузии.

Гатчина, Урицкого 20а - дом с пандусом. Фото Галины Пунтусовой
Ул. Урицкого (Николаевская), 20а - дом с пандусом
Вторая дочь Калачевых, красавица Надежда, 19 декабря 1914 окончила курсы сестёр милосердия при городовом госпитале. Это был второй выпуск Курсов. Новоиспечённые сёстры были направлены в лазареты, организованные в Гатчине во время Германской войны. Надежда попала в лазарет № 1 Гатчинского района, разместившийся в доме Жирара де Сукантона (знаменитый «дом с пандусом» на Николаевской, ныне Урицкого, улице). В 1915 сестра милосердия Надежда Калачева была награждена серебряной медалью с надписью «за усердие». В 1920-х годах Надежда работала в Доме малютки, а жила на улице Урицкого (бывшая Николаевская) в доме № 12, где в это время проживали её отец и мать. У Надежды был жених Константин, но он погиб в сумятице тех лет. Надежда так и не вышла замуж. Позднее она взяла на себя заботы о племяннице Марине, дочери своей сестры Людмилы. Как сказано выше, Надежда вместе с матерью несколько лет провела в ссылке. После Великой отечественной войны в родную Гатчину вернулась одна Надежда.

Георгий Александрович Калачев (справа) и Г. Б. Ольдерогге. 1960-е годы
Георгий Александрович Калачев (справа)
и Г.Б. Ольдерогге. 1960-е годы
Георгий Александрович Калачев (1895-1983) окончил Реальное училище в Гатчине (один из последних выпусков) и поступил в Морской кадетский корпус. В 1920 он - ответственный работник Днепровской и Каспийской флотилий. За взятие Керчи его наградили орденом Боевого Красного Знамени. К середине 1920-х Георгий был женат. Жену его звали Надежда Алексеевна. Она происходила из рода богатых купцов города Данилова Ярославской губернии. Её отцом был Алексей Алексеевич (Алексей Никифорович - прим. администратора сайта) Масаинов, мать - Вера Алексеевна (Вера Александровна - прим. администратора сайта), урождённая Баранова. В 1926 в Гатчине (тогда Троцке) у них родился сын Константин. В 1930-х Георгий, капитан 2 ранга, служил на рыболовецких судах в Мурманске. О его трудовых достижениях не раз писали в местных газетах. 5 июня 1940 в квартиру № 17 дома № 40 по улице Сабинина, где проживал капитан рыболовного сейнера (РС - 7) «Сазан» треста Мурманрыба Георгий Калачев, вошли люди в штатском и арестовали хозяина, предъявив ему обвинение по статье 58 - 10 УК. Прошло чуть более месяца и Георгий, получивший 5 лет ИТЛ (Исправительно-трудовых лагерей), отправился по этапу в лагерь, находящийся в Коми АССР. Все годы заключения Георгий работал нормировщиком. В 1947, освободившись, он некоторое время оставался в Коми АССР, а в начале 1950-х вернулся в Гатчину, где вместе с семьёй поселился в доме № 25 на Соборной (тогда Советской) площади.

23 января 1957 он был реабилитирован Мурманским областным судом. До выхода на пенсию работал нормировщиком в Химлесхозе. В жизни Георгия Александровича был интересный факт, связанный с Гатчиной и Куприным: во время бегства семьи писателя из Гатчины в 1919 году Георгий нёс на руках маленькую Ксению, дочь Куприна.

У Людмилы Александровны Калачевой были сын и дочь. Сын Михаил погиб в Великую отечественную войну; ему было всего 18 лет. Дочь Марину, как было сказано выше, воспитывала тётка Надежда. Александра Александровна Калачева умерла молодой. Младшая дочь Анна Александровна вышла замуж за инженера Игоря Ивановича Гилёва. Супруги жили в Гатчине на улице Володарского (Александровской). Игорь Иванович на второй день Отечественной войны ушел добровольцем на фронт. В августе 1941 Анне с детьми удалось добраться до Ленинграда, где их застала блокада. Через год, по Дороге жизни, они были эвакуированы и, преодолев многие препятствия, добрались до своих родных, находившихся в ссылке в Ульяновской области.

В.А.Кислов
Copyright MyCorp © 2017 | Сделать бесплатный сайт с uCoz