Вторник, 12.12.2017, 15:12Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск по сайту

Календарь

«  Декабрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Глава VIII Прибытие в Ситху военного шлюпа Дианы. - 1 часть.

Глава VIII

Июня 30, 1810 года, пришел в Ситху из Камчатки шлюп Диана под командою Капитан-Лейтенанта В.М.Головнина, по препоручениям, возложенным на сего  почтеннаго офицера от Высшаго Правительства. Во время пребывания его в порте, по 3 Августа, доставлен Американским Капитаном Броуном из плена прикащик Тараканов, о коем упомянуто выше. В Июле месяце Американсуий кораль Ентер-Прейс, под командою Эббетса пришел из Нюйорка с товарами. Генеральный Консул (после полномочной посланник в Соединенных Штатах Действительный Статский Советник) Андрей Яковлевич Дашков, узнавши, что Баранов в колониях нуждается товарами, покупая оные от разных Американских корабельщиков, не имеет постоянных связей с лучшими торговыми домами, рекомендовал ему в благосклонном письме своем  Г. Астора, деятельнейшаго их коммерческих людей Нюйорка, котрый соглашается иметь постоянную связь с нашими колониями, и будучи Директором меховой Компании, намеревается ныне основать селение на реке Колумбии.

Г. Астор также писал Баранову из Нюйорка, что: «живучи около 25 лет в сем городе, он единственно торговал пушными товарами  и до сего времени имел наиболее дела с Компаниею Канадскою, отсылая товары в Европу и Кантон; что ныне, согласившись с Эббетском, решился отправить первое судно для торга к Северозападным берегам Америки, и во время приготовления онаго познакомившись с Г. Дашковым переменил свои мысли, и нагрузил судно нужными и полезными для наших колоний товарами. Отправляя оное судно прямо, дает полную доверенность Капитану Эббетсу переговорить, условиться и обязаться контрактом, если то надобно; снабжать ежегодно наши колонии товарами на двух или трех судах, и проч.»

Баранов получа сие предложение, на первый раз купил у Эббетса нужных товаров на 27 тыс пиастров, заплатив ему мехами; но от заключения договора на будущее время удержлся, полагая. Что война с Англиею не может быть продолжительна, и тогда конечно Главное Правление пришлет из Петербурга нужных вещей. В ответе же Астору упомянул: «что он по просьбе своей надеется скоро получить увольнение от должности, и потому не может заводить постоянных обязательств на долгое время: но составил роспись потребностям,  по известным ценам, по каким можно принять грузы одного или двух кораблей, ему оную препровождает».

Пользуясь оджнакожслучаем иметьь постоянную связь с одним из первых негоциантов Соединенных Штатов, Баранов предложил Эббетсу отправиться в Кантон и променять там Компанейские сеха на разные в колониях товары. Эббетс охотно согласился на сие предложение, и 20 Июня 1810 года заключил условие, коего главныя статьи состояли в следующем, 1-е. Отправить компанейских меховых товаров по своим ценам на 65 тыс пиастров. 2-е Продажа сих мехов и покупка а Контоне потребных для колоний Китайских товаров доверяется честности Г. Эббетса, по особому уважению и доверенности к почтенному Г. Астору. 3-е За комиссию проданных и покупных товаров в Кантоне полагается Эббетсу по 5% из суммы, поступившей в действительный оборот. 4-е. За доставку до Кантона мехъов и обратно  Китайских товаров от Компании 18 тыс пиастров. В число сей суммы терть получит в Кантоне из вырученных за меха, а остальные по возвращении в Ситху. 5-е Все расходы, какие бы ни были в Кантоне, Эббетс принимает на свой счет; и наконец обязывватся доставить Баранову по размене верные счеты. В числе груза Эббетсу поступило 3000 морских бобров, 3000 хвостов, 100 пудов усов китовых, 66 тыс котиков, несколько лисиц, выдр, бобров речных и клыков моржевых, всего на 145 тыс руб.

В Июле Эббетс оставил Ситху и пошел в Кантон, где расторговавшись, возвратился в Мае 1811 года. Меха проданы довольно выгодно: бобры по 21,5 пиастра; хвосты бобровые по 2 и 15 сенс, выдры по 4, котики по 1, бобры речные по 6,5 пиаст; за которые поступило 100 ящиков сахара леденца; 1000 пиколей пшена; 8000 концов китайки; 520 ящиков чаю; 100 ящиков чайной и 14 столовой посуды; 1200 штук разных шелковых материй и довольно разных мелочных вещей; всего на 64 тыс пиастров.

Получив подробгые расчеты Баранов удостоверился в честности и справедливости Эббетса, и был очень доволен расторжкою, доставившей Компании много выгод, а для жителей колонии умеренные противу прежних цены. По получении сего груза установлена общая такса, по коей товары должны продаваться в колониях. Прилагаю здесь роспись цен, каких до сего не бывало, на некоторые главнейшие вещи и припасы:

Сахара  леденца---- пуд 16 руб

Пишена сарачинскаго    пуд 5 руб 50 коп

Китайки бланжевой  конец 3 руб

-----------вишневой-----------4 руб

-----------черной широкой

Большемерной----------------8 руб 80 коп

Демикатон--------------штук 5 руб

Полотна Бенгальского тонкого 22 руб

Бархата------------------------------штук 89 руб 60 еоп

Ниток------------------фунт   3 руб

Чайного прибору   ящик  12 руб

Столоваго -------------------80 руб

Чай зеленый лучший сорт фунт 2 руб 25 коп

------------------обыкновенный---1 руб 70 коп

Чай черный цветочный-------- --2 руб

----------обыкновеннный сушон 1руб 30 коп

Тафты-------------------------штука  29 руб

Фанзы---------------------------------22 руб

Канфы---------------------------------65 руб

Канчи-----------------------------------42 руб

 

Кроме вымененных в Кантоне, еще на 35 тыс пиастров куплено у Эббетса Английских товаров и заплачено мехами же, с коими Эббетс отправился опять в Кантон.

Сверх полученных от Эббетса и вымененных в Контоне товаров, Баранов купил еще знатное количество оных у других корабельщиков, и имея слишком большой запас, решился послать в Камчатку; для чего приказал приготовить корабль Юнону, и поручив оный в команду штурмана Мартынов, отправил его в Июле, в море. Последуем за ним  в Камчатку.

Богато нагруженный корабль сей недошел по назначению: он потерпел кораблекрушение близь Петропавловской гавани 3 Ноября 1811 года при устье реки Вилюя; спаслось только трое; они нашли после выкинутьое морем уведомление своего злощастнаго командтира, которое он приготовлял идоставили КомиссионеруКомпании. Вот список онаго: «С вверенным мне судном пришел из Ново-Архангельскаго порта в положении самом бедственном. Три месяца находясь в море от Северозхападных берегов Америки и борясь с безпрерывными бурями, теперь уже 19-е сутки в виду здешняго берега. Имея только из матросов 3 человек и тех утомленных, 5 малолетних учеников взятых мною для приобучения, из коих два побольше, кроме своей, исправляя матросския должности, а остальные трое стояли на руле, у выливания воды (которой прибыль ежечастно была в крепкие ветры до 5 дюймов в час), у бросания лага и ведения журнала. Управление с сими 8 человеками было трудное трех мачтовым судном, прочие же команды моей…» тем окончил утомленный мореплаватель свое трогательно еувеломление. Спасшиеся дополнили, что при последнем шторме оторвало рулевыя петли и цепи и вышибло фальш-борты; после сего еще носились несколько времени в намерении зайти в какую нибудь бухту Камчатскаго берега. Это наконец удалось; они бросили якорь на глубине 35 сажень; но ветер скрепчал и судно подрейфовало; они бросили другой якорь, но канат онаго скоро лопнул и корабль бросило на каменный риф параллельный с берегом. Тут сильными валами жестоко но недолго било и вероятно приливом и усилившимися волнениями перекинуло через риф и бросило на другой риф ближайший к берегу.

Чрезвычайно сильным волнением било корабль ужаснейшим образом: огромные валы взливаясь, покрывали палубу, разрушая на верху оной все; члены трещали при каждом ударе. Оцепененные от страха и холода мореплаватели, держались где кто мог. Один набежавший вал вдруг сорвал 6 человек, державшихся на вантах и в том числе Капитана. После многих подобных ударов, увлекавших за собою людей, корабль перекинуло через риф, прижало к утесистому берегу при устье речки Вилюя и повалило на бок. Из 22 человек экипажа в то время осталось только четверо, удержавшихся на русленях. В сем ужасном положении, корабль находился  часов шесть, безпрестанно покрываемый волнами и подвигаемый к берегу. Тут один из матросов, имевший несколько сил, пополз по грот-мачте, а потом придерживаясь за судовые обломки брошенные на утесы, выбрался на скалы. Обмокший и оцепенелый, он пал от изнеможения на утесе. Больные товарищи, видя, что он спасся, ободрились, собрали последние силы и последовали его отважному примеру: двое счастливо уде вскарабкались на утесы, а третий…закрыт был волною и – исчез.

Спасшиеся благодарили Бога за избавлении, но отдохнув видели с горестию только продолжение своих страданий: им представлялись другие роды смерти ужасной и мучительной. Они неминуемо сделались бы жертвою холода и голода, или пищею бродящих, тощих в то время медведей, если бы не набрели ту на людей, которые неподалеко жили при речке для промысла рыбы. Страдальцев приняли с соболезнованием и заботливостью об их участи, и после доставили в Петропавловскую гавань.

По получении сего известия  в Петропавловской гавани,  Комиссионер  Компании с лейтенантом Подушкиным немедленно отправились к месту кораблекрушения. Там находили по речке Вилюя разнесенныя проливом на разстояние более 3 верст мертвыя тела или искаженные члены оных, заметанныя песком, окутанные морскими поростами: иных видели зацепленных за деревья; но всего ужаснее было зрелище поднятых и выброшенных волнами на утесы и зацепившихся рукою или ногою в ущелице, вися всем телом на воздухе. 9 трупов найдены и погребены. Выкинутые товары кусками и лоскутьями валялись по берегам моря и речки. Закроем сию ужасную картину и обратимся опять к главнейшему месту действия.

В Октябре 1811 года пришел в Ситху бриг Мария, под командою штурмана Курицына, который отправлен бы из Охотска с людьми и товарами в 1810 году и прозимовал в Камчатке. На оном следовал Коллежский Ассесор Кох, назначенный помощником Баранову с тем, чтобы по просшествии года вникнув в ход дел, принять должность Главного Правителя, а Баранова по просьбе его уволить в Россию. Г. Кох был уже в преклонных летах; не  достигнув места назначения он скончался в Петропавловсекой гавани 25 Генвря 1811.

Для Баранова было сие известие вдвойне горестно: ибо  Г. Кох был очень давно ему знаком и постоянно находился в ним в коротких и дружеских связях.

Иван Гаврилович Кох, урожденец Гамбурга, вступил в Российскую службу по медицинской части в 1769 году; в звании лекаря. Он был в походах при осаде Бендер 1770 и во всю Турецкую войну до заключения мира; потом в 1777 при истреблении Запорожской сечи и в следующзем году в Крыму. В 1785 произведен в Штаб-Лекари при открытии Иркутскаго наместничества. В 1784 переименован Коллежским Ассесором и назначен  Совестным Судьею в Охотске, с исправлением должности Охотскаго Областнаго Коменданта, в коей был после утвержден и отправлял оную по й5 Августа 1795 года. За ревностное и точное исполнение сей службы пожалован кавалером ордена св.Владимира 4-й степени. Сменясь от чей должности, он проживал долго в Иркутске по следствиям, производимым о недостатках, оказавшихся в его управлении в Виннаго Пристава, у провиантскаго Комиссионера и о разбитых казенных судах в 1787 и 88 годах св.Павла и св.Николая. По всем сим следствиям он был оправдан не прежде 1802 года, после чего находился несколько времени Директором казенной суконной фабрики и по недостаткам у содержателей, опять находился под следствием, был оправдан и поступил в службу Российско-Американской Компании.

Между тем Баранов на представление свое получил разрешение Главнаго Правления, удостоенное внимания и одобрения Высшего Начальства, чтобы основать селение в Новом Альбионе, на м есте где признает удобнее. Северная часть залива Бодего казалась хотя не вовсе безопасною для судов, по  крайней мере была несколько надежною. Баранов предполагал занять оную и назвал, в ознаменование признательности к благотворителю Компании Г. Государственному Канцлеру, заливом Графа Румянцова: но для устройства селения по выбору и предложению бывавшаго там Кускова, согласился занять место севернее сего залива в 18 милях, потому что окрестности онаго изобилуют разнаго рода лесами годными для строений, паствами, для скота и почвою для земледелия, также имеют всегда пресную воду, в текущей тут речке. Сих удобств и выгод недостает в заливе Графа Румянцова.

Для устройства новаго заселения назначен Кусков с 25 человеками мастеровых Русских и с нужными материалами, а для промысла бобров дано 40 байдарок Алеутов, которые бы пособляли в и работах при начальном основании. В Ноябре 1811 года, исс люди на шхуне Чириков под командою Бенземана, отправились из Ситхи.

В начале 1812 года Кусков заготовил строевого леса, а в Июне основал селение Росс, в широте 38 гр 33 мин N  и долготе 123 гр 15 мин  W от Гринвича, при отлогости горы на высоте от поверхности моря более 120 фут. Крепость обнесена стоячим частоколом на пространстве в длину 49 и в ширину 42 сажен. Внутри выстроены: дом Правителя, казармы, магазины и другия хозяйственныя принадлежности.

Американские Испанцы изумились, увидя народ, известный им боле по слухам, в столь близком соседстве. Пока начальство Калифорнийское сносилось с Кусковым о сделанном им заселении и доносило Мексиканскому  Вицерою, Кусков между тем познакомился и снискал благорасположение Миссионеров и владетелей соседственных мест. Он достал от них скота, семян и дворовых птиц, и с сим пособиями завелся хозяйством вполне.

Баранов продолжал с Американскими корабельщиками промышлять вместе бобров, отпуская с ними сколько нужно байдарок под надзором своих поверенных; по 1812 год произведены следующие расчеты.

 

 

Годы условий

Имена Капитанов

Имена Судов

Число байдарок

Число бобров полученных на часть компании

1809

Джон Виншип

Океан

50

2728

1810

Натан Виншип

Альбатрос

68

560

 

Вильям Девис

Изабелла

48

2488

1811

Томас Мик

Аметист

52

721

 

Вильям Бланшард

Екатерина

50

758

1812

Винтимор

Харон

 

896

 

 

Copyright MyCorp © 2017 | Сделать бесплатный сайт с uCoz