Суббота, 08.08.2020, 09:02Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск по сайту

Календарь

«  Август 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Андрей Гринёв Туземцы-аманаты в Русской Америке - 3

части 1  2  3  4  5  6

На культурный аспект аманатства указывала в своей монографии специалист по истории и этнографии Алеутских островов Р.Г. Ляпунова: «Русские с самого начала широко применяли для обеспечения своей безопасности систему взятия аманатов – заложников, преимущественно детей тоенов, в возрасте от 8 до 14 лет. Эта система была очень удобна для обучения алеутов русскому языку и приобщения их в целом к русским культурным традициям»39. Подчеркивая  положительную сторону аманатства, Р.Г. Ляпунова считала, что контакты русских с аборигенами Нового Света выгодно отличались от колониальной практики представителей других европейских государств. По ее мнению, «отношение русских к коренному населению Алеутских островов и Аляски отличалось от крайне жестокой политики испанских, а затем и англо-французских колонизаторов Америки уже тем, что русские никогда не стремились к геноциду, а, наоборот, полагались на доверие во взаимоотношениях при совместной трудовой жизни, основанное на отсутствии расовых предрассудков»40. Но тут резонно возникает вопрос, а для чего русские в таком случае вообще брали заложников-аманатов? Что же касается реальностей «совместной трудовой жизни» пришельцев и местных жителей, то об этом свидетельствовали очевидцы – члены экспедиции И.И. Биллингса – Г.И. Сарычева, побывавшие на Алеутских островах и Аляске в 1790-1792 гг. Р.Г. Ляпунова сама цитирует их слова о том, что «алеуты должны чувствовать на себе крайнее иго рабства» со стороны русских промышленников41.

К этому времени русские не только уже достаточно хорошо освоились на Алеутских островах, но и закрепились на острове Кадьяк и полуострове Кенай. В 1784-1786 гг. известный купец Г.И. Шелихов основал здесь первые постоянные поселения, заложив тем самым базу для прочной колонизации Аляски. Едва прибыв на Кадьяк в августе 1784 г., промышленники Шелихова потребовали аманатов от кадьякцев для поддержания мира, но те, как и прежде, отказали русским. После нескольких стычек с кадьякцами сам Шелихов во главе вооруженного отряда отправился к их укрепленному лагерю на скале и взял его штурмом. По свидетельству подлекаря Мирона Бритюкова, тогда погибло более 500 туземцев и еще несколько сот было взято в плен. По приказу Шелихова пленных мужчин увели в тундру и переколи копьями, а до 600 женщин и детей отправили в строившееся тогда русское поселение в Трехсвятительской гавани, где они содержались три недели в качестве заложников. Шелихов возвращал этих пленных приходившим в гавань родственникам, оставляя по одному ребенку от семьи в качестве аманата42.

Несколько иначе излагаются события в «Записке» самого Г.И. Шелихова (1787). Согласно ей, во время разгрома укрепленного селения кадьякцев погибло всего несколько островитян. После сражения Шелихову удалось получить от них до 20 детей в аманаты, причем эскимосы этого селения впоследствии стали верными союзниками русских43. Сообщая явно преувеличенные сведения о добрых взаимоотношениях с туземцами, Шелихов писал: «Таковое мое с ними поведение час от часу более их ко мне привязывало, и они, не зная, чем угодить мне, приводили великим множеством детей своих в аманаты тогда, когда я и не требовал их и когда они не нужны мне были; но я, чтобы не оставлять их в неудовольствии, многих принимал (курсив мой. – А.Г.), а других, одарив приличными для них вещами, отпускал»44.

В мае 1785 г. Шелихов отправил 52 промышленников на четырех байдарах в сопровождении 110 кадьякцев и 11 лояльных лисьевских алеутов в район юго-западной оконечности полуострова Кенай. В августе партия благополучно возвратилась, привезя с собой до 20 аманатов, взятых у индейцев танаина (кенайцев) и эскимосов чугачей45. В конце декабря Шелихов вновь послал на полуостров Кенай двух русских промышленников с толмачем для торговли, поручив их безопасность тоену с близлежащего острова Шуех, у которого были взяты аманаты. Однако тоен изменил русским и убил посланных с ним людей46. Таким образом, как и на Алеутских островах, аманаты не служили полной гарантией безопасности для пришельцев. В отместку за смерть двух промышленников Шелихов послал на острова Шуях и Афогнак карательную экспедицию, как писал Мирон Бритюков, «для истребления всех жителей и сыску помянутого тойона, с коими посланы были российские торговать; то по сему приказанию в бытность нашу получено известие, что одно селение совсем искоренено, а из прочих спаслись бегством…»47.

Желая обеспечить полную покорность туземцев, Шелихов довел численность аманатов до нескольких сот человек. Так, в «Постановлении» Г.И. Шелихова и мореходов его компании, принятом на острове Кадьяк 11 декабря 1785 г. говорилось: «… Чрез годичное время здесь и в Кенаях (на полуострове Кенай. – А.Г.) немало народов нашли, от коих с великим трудом по битвам и по претерпению крайних и многих нужд и опасностей в залог дружелюбия и детей уже в аманаты более четырех сот человек получили, из числа которых мальчиков немалое число в талмачи частию обучили, а сверх тех еще учим некоторых российской грамоте»48.

Именно для обучения аманатов на острове Кадьяк была основана первая школа в Русской Америке. Отбывая в Россию, Г.И. Шелихов в «Наставлении» от 4 мая 1786 г. указал своему помощнику К.А. Самойлову на необходимость заботиться о зависимых туземцах, в том числе и об аманатах: «Здешних обитателей, аманат, служащих при компании в работах каюр и работниц содержать в хорошем призрении, сытых…»49. Особое внимание Самойлов должен был уделять школе, основанной Шелиховым в Трехсвятительской гавани. Побывавший здесь через несколько лет морской офицер Г.А. Сарычев записал в своем путевом журнале в июне 1790 г.: «В южной части гавани по берегу есть строение купца Шелехова, состоящее в нескольких юртах и амбарах, в коих живут промышленные с двух купецких судов, состоящие в ведении управителя от компании морехода Деларова. Для безопасности своей содержат несколько детей от островитян и стараются обучать их русскому языку и грамоте, что заслуживает немалую похвалу, ибо оное со временем принесет великую пользу в просвещении сего дикаго народа»50.

После возвращения в Россию Г.И. Шелихов в донесении иркутскому генерал-губернатору И.В. Якоби от 19 апреля 1787 г. сообщал об успехах своей компании в Америке, в том числе и в налаживании добрососедских отношений с местными жителями: «Когда же, по желанию нашему, стали являться приклоненые миролюбно те обитатели дружественным расположением и для безбеднаго себе пропитания, оставляя немалое число мне в аманаты детей своих (возможно, это были бедные родственники-сироты. – А.Г.), чрез что и открылся способ впердь для отечества нашего полезный, ибо почел я первым основанием для лучшаго их чрез природных своих единоземцов, обучать из тех аманатов нарочно избранных и признанных способными к понятности, по добровольному желанию чрез определенных из работных людей моих, ведущих читать и писать российской грамоте и благонравию, учредя на то училище, к чему и отцы их добровольно же оказались склонными, и в том уже происходит действительный успех»51.

Здесь уместно заметить, что нарисованная Шелиховым благостная картина гармонии пришельцев и туземцев была все же достаточно далека от реальности. Об этом косвенно свидетельствует огромная цифра полученных от туземцев аманатов – до 500 (!) детей-заложников, о чем прямо упоминалось в «Прошении» Г.И. Шелихова и его компаньона И.Л. Голикова императрице Екатерине II в феврале 1788 г.52.

Брали аманатов у индейцев танаина также главные конкуренты «шелиховской» компании в Америке – промышленники компании якутского купца П.С. Лебедева-Ласточкина («лебедевцы»), обосновавшиеся в 1787 г. на полуострове Кенай. Впоследствии из-за этих аманатов произошло несколько столкновений между различными группами «лебедевцев»: промышленники стремились переподчинить себе индейцев, используя для этого взятых у них детей53. В этом не было ничего удивительного, ведь труд зависимых туземцев имел в русских колониях первостепенное значение. А потому контроль над туземной рабочей силой представлял для промышленников безусловный приоритет, в том числе и посредством аманатства. 

С другой стороны, по мере покорения местных жителей аманатство постепенно исчезало как социальный институт (этот процесс имел место и в Сибири). Так, уже к середине 1780-х гг. русские перестали брать аманатов на Алеутской гряде, поскольку значительно уменьшившееся в результате болезней, военных столкновений, голода и эксплуатации местное население было полностью подчинено пришельцами и аманатство здесь потеряло свой практический смысл. Как отмечал в начале 1800-х гг. морской офицер Г.И. Давыдов, «по всей Алеутской гряде столь мало осталось природных жителей, что Русские там живут в совершенной уже безопасности»54.

Аналогичная картина имела место на Кадьяке: в 1794 г. новый правитель «шелиховской» компании А.А. Баранов распустил аманатов, взятых у туземцев с южной части острова55. Об этом же писал живший на Кадьяке во второй половине 1790-х гг. архимандрит Иоасаф. По его  словам, среди островитян в заложники берется «весьма малая часть»56.

Иначе обстояло дело во вновь осваиваемых районах южной и юго-восточной Аляски, куда устремился в 1790-х гг. основной поток российской колонизации. Так, в мае-июне 1792 г. А.А. Баранов во главе с 30 промышленниками в сопровождении 150 двухлючных кадьякских байдарок (300 эскимосов) исследовал залив Принс-Уильям. Здесь он «примирил», переписал и «аманатил» три селения эскимосов чугачей, которые выдали ему до 20 заложников. Четверо из них были вскоре захвачены в плен индейцами тлинкитами во время нападения на лагерь Баранова на острове Нучек (о.Хинчинбрук) в ночь с 20 на 21 июня57. Попытки русских впоследствии вернуть этих аманатов окончились безрезультатно: на переговорах в 1794 г. тлинкиты сообщили, что пленные чугачи были проданы ими другим индейцам на юг и там умерли58.

Вслед за Барановым в заливе Принс-Уильям осенью 1792 г. побывал отряд компании Лебедева-Ласточкина во главе с Амосом Балушиным. Он также требовал от чугачей аманатов, но те отказались, ссылаясь на то, что уже прежде выдали их Баранову. Балушин воспользовался этим обстоятельством и оставил на зимовку у чугачей трех промышленников. Он не опасался за их жизнь, т.к. у Баранова на Кадьяке содержались надежные аманаты. Весной 1793 г. «лебедевцы» уже в большем количестве устремились в залив Принс-Уильям. Здесь они захватили два селения чугачей, перевезли женщин и детей в качестве заложников в свое укрепление на Грековском острове, а мужчин принудили к промыслу каланов. Чугачи горько жаловались представителям «шелиховской» компании на притеснения «лебедевцев». Однако попытки Баранова урезонить подручных Балушина и предоставить туземцам свободу ни к чему не привели; более того, один из промышленников компании Лебедева-Ласточкина даже обвинил его в продаже тлинкитам за каланьи меха упоминавшихся выше четырех чугачских аманатов59, что, было, безусловно, явной клеветой.

Бесчинства «лебедевцев» на этом не закончились. Другой их отряд прошел по «аманаченным» А.А. Барановым четырем селениям туземцев на северной стороне полуострова Аляска, разграбив два из них и угнав с собой большую часть жителей60. Возможно, это была ответная реакция «лебедевцев» на имевшие в прошлом аналогичные набеги «шелиховцев» во главе с предшественником А.А. Баранова Иваном Деларовым. Так, в прошении П.С. Лебедева-Ласточкина иркутскому губернатору И.А. Пилю от 3 июня 1791 г. говорилось, что «шелиховская компания и управитель той грек Деларов от зависти таковой вредительный предмет для новых подданных, что приезжают великими толпами или артелями в ту Кенайскую губу (залив Кука. – А.Г.) привозя с собою алеут и разоряют аманаченных нашею компаниею кенайцов и делают ужасное и безчеловечное там убийство мужчинам и женщинам; увозят в свои заселения и делают там беззаконное насилие и творят препятствие в благосклонности в обхождении дружества с моею компаниею и разные помешательства сочиняют компании в промысле и к принятию кенайцов противу Российских промышленных оружия»61. В итоге от соперничества и вражды купеческих компаний в Америке страдали в первую очередь зависимые туземцы.

Обосновавшись с 1793 г. в заливе Принс-Уильям, «лебедевцы» вскоре подчинили себе почти всех эскимосов чугачей, а также большую часть туземцев, живших в районах, примыкавших с севера к заливу Кука62. Чугачи отчаянно сопротивлялись. В том же году они напали на укрепленное селение «лебедевцев» на Грековском острове, убили 10 промышленников, разграбили их имущество и отняли своих аманатов63. «Лебедевцы» приписали это нападение «наущению» их конкурентов и конкретно правителю «шелиховцев» Баранову. Об этом сообщал иркутскому губернатору сам Лебедев-Ласточкин в донесении от 25 октября 1795 г., а позднее  жаловалась его вдова в прошении императору в 1801 г.64.

Как и «шелиховцы», «лебедевцы» использовали аманатов не только для подчинения коренного населения Аляски, но и для его постепенной аккультурации. Так, побывавший в 1794 г. в заливе Кука известный английский путешественник Джордж Ванкувер видел в укреплении «лебедевцев» (Николаевский редут) несколько домиков, где жили дети туземцев, окрещенные в православие и обучавшиеся русскому языку65. Обобщая свои наблюдения, Ванкувер писал: «Хотя русские и не показались нам ни образованными, ни весьма трудолюбивыми, но не менее того, во всех их колониях берут к себе детей туземцев и содержат их в особенном для сего выстроенном здании, где обучаются они российскому языку. Нет сомнения, что вместе с тем стараются внушать им такие правила, которые впоследствии должны послужить на пользу обоих народов»66.

Подобное наблюдение принадлежит и архимандриту Иоасафу на Кадьяке, отмечавшему, что аманаты приучались к образу жизни русских и смягчали «варварские нравы» своих отцов. Набранные из разных племен, эти заложники содержались за счет «шелиховской» компании (фактически за счет порабощенных ею туземцев), которая снабжала их одеждой и продовольствием. Кроме того, как свидетельствовал Иоасаф, наиболее способные дети-аманаты направлялись для обучения: «Из аманат же обыкновенно опримеченные поспособнее принимаются и в заведенное на Кадьяке училище, но не усильно, а по собственному тех желанию!»67.

части 1  2  3  4  5  6
Copyright MyCorp © 2020 | Сделать бесплатный сайт с uCoz