Пятница, 24.01.2020, 12:49Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск по сайту

Календарь

«  Январь 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Связь времен через океан печали......

Опубликовано в газете "Северянка", 25.02.06

Ирина Афросина, пра-пра-правнучка Александра Баранова

Как много мы теряем….. как много  мы уже потеряли. Конец прошлого тысячелетия для России – время потерь. Мы снова потеряли связь с нашей землей, с нашей историей, с нашей семьей, с нашими предками. Мы не помним историю своей семьи, своего рода. В лучшем случае – имена дедушек и бабушек, а дальше -  темнота и мрак… Легко в такое сознание внедрить любую идею: никчемности, слабости, тупости, отсталости. И нечем нам ответить, не на что опереться в нашей душе, нет уверенности в своей правоте. Те обрывки, которые уж никак нельзя вычеркнуть из памяти народа и из истории страны – и то подвергаются корректировке и искажению,  ради того, чтобы принизить и еще раз унизить и разрушить то, что должно являться предметом гордости всего народа, давать ему силы и уверенности, укреплять дух подвигами предков, вдохновлять потомков.

Вот одна из страниц истории России, которая больше ценится и сберегается на других берегах.

Вот эта фотография - не музей истории Аляски в России – это интерьер аэропорт города Ситка, который расположен на острове Баранова, штат Аляска, США.

 Аляска….Русская Америка…. Эти слова звучат для нас уже как сказка, а ведь было это совсем недавно и это недавняя история России, история подвига ее людей, первопроходцев,  искателей, строителей и организаторов.

С 15 века шло укрепление Московского княжества, которое постепенно разрасталось, и все больше территорий было освоено и исследовано русскими купцами и казаками.

К 1640 году, русские искатели приключений прошли уже всю Сибирь, и вышли на берег Тихого океана. Небольшие партии добытчиков доплывали до ближайших из Алеутских островов и добывали там мех. Рассказы о богатых землях на востоке от Камчатки доходили до охотников и от случайно, штормом принесенных к берегам России жителей Америки. Дело исследования, освоения новых земель и определения границ становилось государственным делом. Петр I, одержав победу над шведами и укрепив западную границу России, обратил свой взор на восточную, неизведанную, сторону. В 1724г. Витус Беринг был назначен главой экспедиции, с целью, определить - можно ли добраться по суше до Северней Америки. После смерти Петра I, при поддержке Екатерины I, экспедиция была продолжена, и к 1728 году выяснилась, что Сибирь ограничена водным пространствам, отделявшим ее от Северной Америки. Теперь этот неширокий пролив называется Беринговым.

После "открытия" Америки Берингом и Чириковым, и возвращения команд кораблей с рассказами об островах, изобиловавших диким и морским зверьем, началось энергичное проникновение на Алеутские острова сибирских торговых компаний. Огромная роль в истории освоения Аляски принадлежит русскому купцу из Рыльска (город Курской области) Г. И. Шелихову. В 1775 году он приезжает в Иркутск. Через несколько лет он уже мог вложить достаточно средств, чтобы основать свое дело по добыче пушнины на Аляске, где уже промышляли несколько небольших партий охотников. В 1783 году экспедиция Шелихова вышла в свое историческое плавание. Возвращение его кораблей в 1786 году было триумфальным, и придало Шелихову энергии добиваться монополии на промыслы и торговлю на всех Алеутских островах и на Аляске. Его стремление укрепиться на  этих берегах, было вызвано не только, и не столько желанием получать выгоды, но в большой степени стремлением повторить подвиг Ермака и освоить и присоединить к России новооткрытые богатейшие земли. Вся его короткая жизнь была направлена на претворение этого замысла.

Вначале дело было семейным и Шелихов, занятый делами в Иркутске, подыскивал управляющего, который вел бы дело на Аляске. По купеческим делам он знал Александра Андреевича Баранова, уроженца города Каргополь, что на северной реке Онеге, который с 15 лет вел дела в Москве, но позже перебрался в Иркутск, занявшись пушными закупками. Баранов  быстро становится известен не только своей деловой репутацией, но и как талантливый самоучка, исследователь Сибири, ее полезных ископаемых, промыслов и племен. За свои статьи о Сибири он был принят в Вольное Экономическое общество. Александр Андреевич постепенно завоевывает всеобщее уважение, получает звание «иркутского гостя».  Шелихов неоднократно предлагает ему партнерство, но Баранов  отказывается. Но в 1790 году караван Баранова с товарами был разграблен на Анадыре, он сам спасся случаем. Добравшись до Иркутска, он узнал, что и его завод тоже уничтожен. Теперь он вынужден принять предложение Шелихова. Договор был заключен всего на пять лет. Кто мог предположить, что пребывание Баранова на Аляске растянется на 28 лет, и он никогда не увидит Россию. В России осталась его семья, жена Матрена и двое приемных детей, Аполлон и Афанасия. В 1804 году жена его умрет, и Баранов обвенчается с индеанкой, «Принцессой канейской», дочерью индейского вождя, которая стала его женой и матерью его троих детей на Аляске. Ходатайством на имя царя Баранов просит о признании его детей законными.

19 августа 1790 года на галиоте "Три Святителя" Баранов навсегда покидает Россию. До  конторы Шелихова на острове Кадьяк ему удается добраться только на следующую весну. Галиот разбил в шторм, и зимовали они на острове Уналашка, одном из ближайших Алеутских островов. Весной 1791 года, на байдарах, построенных из остатков галиота, он добрался с людьми до конторы в Павловской Гавани на острове Кадьяк. Когда Баранов принял управление, фактически кроме этой конторы не было ничего. Несколько зимовок, минимальное количество припасов и горстка людей – чуть больше 100 человек.

Под его руководством значение предприятия Шелихова и прибыли возросли настолько, что уже в 1799 году император Павел I подписывает указ о привилегиях и учреждении Российско-Американской Кампании. К этому времени на Аляске уже были разведаны уголь, медь, железо, находили и золото, налажены связи и отношения с береговыми племенами эскимосов и индейцами внутренних районов. Кроме промыслов и торговли император ставил перед РАК задачи большого политического значения, в результате которых северная часть Тихого океана должна была превратиться во "внутренние" воды Российской империи. Баранов назначается Главным правителем Российско-Американской компании на Аляске, получает потомственное дворянство и несколько орденов и наград. И вот здесь, с особо проявляются его качества организатора, дипломата и полководца. Быстро растёт могущество компании, растут границы её влияния. Авторитет компании растёт, её собственный флот часто гостит в портах Китая, Перу, Мексики… В 1812 году изумлённому миру предстаёт во всей красе и силе Форт Росс, выстроенный в самом сердце Калифорнии (в 80 милях севернее Сан-Франциско). К концу правления  Александра Баранова могущество РАК достигло максимума. Компания была настолько доходной, что именно на компанейские деньги были организованы первые русские кругосветные экспедиции. Эти экспедиции картографировали не только Тихоокеанский берег Америки, но и России, что дало возможность закрепить право России на Амур, Камчатку, Сахалин и весь нынешний Тихоокеанский берег. За время правления Баранова, с 1790 по 1818 годы, Российско-Американская компания достигла своего величайшего влияния на американском материке и сделалась соперником таких крупных мировых торговых предприятий, как Гудзон-Бэйская компания в Канаде или Ост-Индская компания в Южной Америке. И еще важный момент – до 1867 г. Аляска принадлежала России, а до 1841 г. и Форт-Росс в Калифорнии.

Политика русских в отношении местных индейцев существенно отличалась от принципов англичан (позже – американцев) и испанцев, скорее напоминая французскую. Опыт у России после взаимных контактов с народами Якутии и Дальнего Востока был накоплен внушительный.Англо-американская колонизация отбрасывала аборигенное население за пределы освоенных земель или на их периферию, обрекая коренных жителей на ассимиляцию или вымирание, то русская предполагала их включение в состав равноправных подданных. В России дважды, в 1821 и 1844 гг., издавались законодательные акты, ограничивавшие колонизационную деятельность РАК и регламентировавшие ее отношения с коренным населением Аляски. Это говорит о том, что правительство было заинтересовано в “правильном” познании Русской Америки и пыталось не допустить тех издержек и перегибов, которые бывали во время освоения Дальнего Востока. Русские не стремились вытеснить индейцев с их земель и из-за неравного соотношения сил в пользу последних, и из-за желания поддерживать с индейцами мирные отношения, так как старались их использовать как добытчиков ценной пушнины. Активную деятельность среди индейцев вели деятели Русской Православной церкви. Но все равно отношения русских с местным населением были далеко не всегда безоблачными. Время от времени происходили стычки с тлинкитами и атапасками. Несмотря на конфликты, которые часто бывают между соседствующими недолгое время народами, сейчас коренное население Аляски, сравнивает период русского владения и американского. И сравнение  не в пользу американцев. Вожди вспоминают русских и отмечают, что они не стремились изменить их образ жизни, хозяйствования и веру. Сотрудничающие с русскими племена, которые русские без различия называли алеуты, обладали таким же  правом на  защиту и торговлю, обучение в школах, медицинскую помощь и прочее, как и русские работники компании. Во главу политики РАК ставилось и равное отношение с местными племенами, разрешались и поощрялись браки, креолы – дети от смешанных браков, имели определенную поддержку РАК льготы при обучении и приеме на работу. В Санкт-Перербурге даже были специальные гимназии, где наравне с  прочими детьми, на казенный кошт, обучались креолы и дети служащих РАК. Для мальчиков, это была Первая Губернская Гимназия, а для девочек, уже позже, был открыт прием в Мариинскую гимназию. В ней обучались и правнучки Александра Баранова, в том числе и Вера Александровна Баранова, в замужестве Масаинова.

Присутствие русских на Аляске оставило заметный след в культуре коренного населения. В индейских языках сохранились заимствования из русского языка, и подавляющая часть аляскинских индейцев ныне остается прихожанами Православной церкви. У многих русских колонистов были жены-индеанки, как, например, и у самого правителя Русской Америки А.А. Баранова. Дети от смешанных браков (креолы) нередко занимали административные и церковные должности в колониях. Многие из них, впрочем, как и некоторые индейские семьи, принявшие православие, переселились на территорию России после передачи Аляски Соединенным Штатам.

В 1807 году русские привезли Баранову привет от владетеля Сандвичевых островов Томи Оми, будущего гавайского короля Камемаха I. С тех пор началась дружба Баранова с населением коралловых Гавайских островов. Всего за каких-нибудь пять лет имя правителя Русской Америки стало известно на всем Тихом океане.

Гавайский король подарил Баранову цветущие участки на Сандвичевых островах. В годы расцвета Русской Америки Баранов не успевал принимать в Ситхе гостей. Огромная гавань была полна кораблей. А суровый правитель, окруженный седыми шелиховцами, жил в Ситхе, в доме с крепкими стенами, и растил сына и дочь, рожденных ему индеанкой. На стене в его покоях висели портрет Суворова и панцирь, в котором ходил раньше Баранов, подобно Ермаку. Он завел в Русской Америке школы, библиотеку, музей, верфи, основал крепости, спустил на воду русские корабли. Российско-Американскую компанию, перенесшую к тому времени столицу с острова Кадьяка значительно южнее, на остров Баранова. Столицу назвали символически - Новоархангельск (ныне Ситха), через несколько лет она расцвела и ее в те времена называли «Парижем Тихого Океана».
Здесь в те годы кипела жизнь и слышалась испанская, английская и, естественно, русская речи. Компания действовала весьма активно, но не хватало людей и средств. Берега кишели контрабандистами, в том числе и ватагами от русских купцов, скупавшими от местного населения бесценную мягкую рухлядь, да и сами промышлявшими жестокой охотой.

А Баранов между тем неустанно трудился над исследованием Аляски и сопредельных земель. Русская Америка торговала с Кантоном (Китай), Нью-Йорком, Бостоном, Калифорнией и Гавайями. На пустынный скалистый берег чуть севернее залива Сан-Франциско проник Иван Кусков и основал на берегах реки, названной им Славянкой, русскую крепость — форт Росс.

Обследовав в 1809—1810 годах залив Бодега, будущий основатель Росса И.Кусков в своем донесении, воспроизведенном в “Журнале мануфактур и торговли” за 1859 год, пишет: “Природных тамошних жителей по разным местам видели не везде в большом количестве, но все они принимали ласково и ни малейшего подозрения и неблагоприятства не оказывали и огнестрельного оружия не имеют, как многие другие, выше того залива обитающие и наносящие иностранцам бедствия”. Как одно из благоприятных условий развития русской колонии в Калифорнии “склонность первобытных тамошних жителей” отмечало в 1816 году и руководство РАК.

Специальной инструкцией Главного Правителя российских колоний в Америке Александра Баранова предписывалось изучать обычаи коренного населения и контролируя весьма ограниченную территорию, администрация русских владений в Америке стремилась сохранить мирные отношения с практически независимыми от нее “туземцами” малоосвоенных районов. И помогали ей в этом аляскинские эскимосы, алеуты и, как сейчас выяснилось, якуты...

 

Почти сто лет русские купцы и промышленники, так называли простых добытчиков пушнины и рабочих компании, продержались на Американском континенте. Компания способствовала также укреплению в нем русского влияния, освоению западного побережья Тихого океана - естественного рубежа великой тихоокеанской державы – России. Но мы практически не помним об этой странице истории России. Хотя она хранится в названиях рек, островов, озер Аляски, фамилиях и именах эскимосов и индейцев. Русских церквях и православии. Имя Баранова встречается на Аляске на каждом шагу. А о протоиерее Иннокентии Вениаминове, который составлял словари местных наречий и переводил Библию для эскимосов и индейцев, помнят с благодарностью. Русские не запрещали пользоваться своим языком, справлять праздники и старались мирно решать все недоразумения. Поэтому, единственное  крупное столкновение индейцев с русскими, которое произошло в 1802 году, до сих пор осталось в памяти индейцев, и они переживают этот конфликт так, как если бы он произошел сегодня…

 

Хорошо зная малочисленность русских, их было не больше 400 человек на всю огромную территорию,  Баранов настаивал на решении любых споров только мирным путем. Сам он имел славу великого шамана среди индейцев, эскимосов и иннуитов, участвовал в нескольких небольших стычках с местными охотниками и, в то же время, пользовался большой их любовью и уважением.

Начавшись с небольшого поселения на острове Кадьяк,  границы влияния Российско-Американской кампании постепенно сдвигались на юг. Уже в заливе Принца Уильяма  в 1794 году, защищая своих союзников индейцев танаина и эскимосов побережья, русские столкнулись с   племенем воинственных индейцев – тлинкитов, которых русские называли КОЛОШИ. Это были якутатские тлинкиты. Основа жизни племени тлинкитов составляла война и захват пленных. Ни одно из других племен Аляски не были столь воинственны, и не ставили войну и захват рабов в основу своей жизни. Тлинкиты производили даже некое подобие доспехов из дерева. Сами тлинкиты отличаются высоким ростом и крепким сложением, а в облачение воина входил шлем, нагрудник,  и облачение  из двух слоев деревянных планок, защищающее все тело. В последующие  годы, двигаясь на юг вдоль побережья Аляски, компания осваивает богатые лежбищами котиков острова архипелага Александра, и возникает необходимость перенести главный город Аляски с жилищем Правителя южнее, туда, где удобнее морское сообщение и ближе к новым территориям в Калифорнии, откуда идет продовольствие на Аляску.

Вот сведения, об острове Ситка и населяющих его тлинкитах,  которые приводит в своих трудах Свт. Иннокентий Вениаминов.

Во времена отца Иоанна Вениаминова на острове Ситха находилось Управление российскими поселениями в Америке. Бухта вместительна, никогда не замерзает, при любых ветрах служит спокойным убежищем для кораблей. Город Ново-Архангельск хорошо укреплен и может с успехом отражать нападения туземцев. На острове, однако, очень высокая влажность, которая представляет опасность для здоровья не только европейцев, но и аборигенов. Постоянные ветры, правда, разгоняют вредные испарения болот, но и приносят болезни.

Обитатели острова Ситка, принадлежащие к индейскому племени колошей (тлинкитов), отличались крайней дикостью и свирепостью, имели воинственный нрав. Пребывали в первобытном состоянии, находились под большим влиянием шаманов и старух. 

В своих "Записках о колошах" отец Иоанн характеризует их так: «Под именем колошей известны народы, населяющие северо-западный берег Америки от реки Колумбии до горы св. Илии и живущие по островам архипелага принца Валлийского и короля Георга III"30. Колоши иного происхождения, чем алеуты и другие народы Русской Америки, даже их внешний вид говорит об этом: большие черные открытые глаза, лицо правильное, не скуластое, рост средний, осанка важная и походка грудью вперед. Все это показывает, что они не монгольского происхождения, а особого - американского. По их преданиям, они пришли не с запада, как алеуты, а с востока - с берегов Америки. Себя называют тлинкитами. Англичане их зовут просто "индейцы", а русские - "колоши" или "калюжи". Откуда это имя? Может быть, от калужек - женских колошенских украшений на нижней губе? Точная этимология слова не выяснена. Число колошей в Российской Америке от Кайгана до Якутата - не более 6000. 

До прихода русских, даже до того, как они узнали об огнестрельном оружии, у колошей был жестокий обычай бичевания. Так они демонстрировали храбрость и укрепляли свое тело и дух. Бичевание происходило обычно зимою, при сильных морозах, во время купания в море. Голыми прутьями колоши истязали себя, пока хватало сил, потом наносили себе по избитому телу ранения острыми предметами и ножами, после чего сидели в море до окоченения, пока их не выносили и клали у огня. Еще страшнее было вечернее бичевание, происходившее в бараборе (хижине). Оно почти исчезло.

Колоши не чужды гостеприимства, судя по тому, как они принимают и угощают.

Наказаний за преступления у них нет. За убийство платят убийством. Воровство не считается большим пороком - только отнимается краденое. Если кто-нибудь соблазнит чужую жену и ускользнет от ножа обиженного мужа, то платит ему чем-нибудь за оскорбление. Калги (рабы) бесправны. Но убивают их обычно лишь в трех случаях: 1) на поминках; 2) на больших праздниках; 3) на новоселье. Если калга успеет скрыться вовремя, то может после праздника спокойно вернуться домой, и ему ничего не будет. Иногда господа нарочно дают возможность заранее убежать рабам.

Колоши довольно способны, превосходят алеутов сметливостью и ловкостью в торговле. Среди них немало искусных ремесленников: стоит посмотреть на их изделия - баты (небольшие судна), одеяла, плащи, копья, изваяния фигур из аспида и дерева. Могут с успехом плотничать, заниматься огородничеством и др. Способны к наукам,( хотя массового обучения их до отца Иоанна не было).

Если сравнить способности алеутов и колошей, то можно заметить, что смышленность колошей выше, но так называемый природный ум - выше у алеутов. И это, возможно, оттого, что последние раньше познакомились с русскими и приняли христианство. 

Алеуты почти все "бессребренники", а колоши умеют запасти продукты в достатке, быть бережливыми и расчетливыми, склонны к накопительству. 

Колоши терпеливы, даже до бесчувствия (физически), но им трудно снести обиду и оскорбление, даже неласковый взгляд. Мстительны, но скорее от честолюбия, а не от раздражительности.

Они храбры, когда нападают врасплох или имеют дело не с храбрыми. А от смелых бегут. Имеют стремление к независимости и свободе. Перед алеутами превозносятся своим достоинством, считая их калгами (рабами) русских.»

Русские в 1795 году появляются на острове Ситка, которым владел клан тлинкитов киксади. Более тесные контакты начались с 1798 года. После нескольких мелких стычек с небольшими отрядами киксади, которые возглавлял молодой военный вождь Катлеан, Александр Андреевич Баранов заключает договор с  вождем племени киксади, Скаутлельтом о приобретении земли для строительства фактории. Скаутлельт крестился, и его имя стало Михаил. Баранов был его кресным отцом.  Скаутлельт и Баранов договорились об уступке киксади русским части земель на берегу и строительстве небольшой фактории в устье речушки Старригавань..  В 1799 году было начато строительство форта Архистратига Михаила, теперь это место называется Старая Ситка. Три года существовало поселение на берегах Тихого океана. В общем, ничто не предвещало трагедии, которая произошла неожиданно для Александра Андреевича Баранова и всей Русской Америки. До сих пор никто не может выяснить, что же произошло на самом деле в 1802 году, чем же  были недовольны индейцы и почему они решили нарушить договор. Вполне возможно, что русские и алеуты нарушили какие-то ограничения или табу местных жителей, а может быть, не все кланы поддерживали Скаутлельта и только ждали возможности показать свою силу.  Индейский вождь Ситки Скаутлельт сам продал Баранову землю под постройку города, мореходы Ост-Индской компании забили тревогу. Неукротимая энергия Баранова вызывала у них зависть и озлобление.

Старая Ситка - место расположения Крепости Архистратига Михаила, основанной в 1799 году и разрушенной Тлинкитами в 1802 году.  

 Баранов укрепил Кадьяк и поставил на нем пушки. И вот  теперь строит укрепление на острове Ситка. Ост-индский капитан Барбер, известный пиратскими выходками, высадил в 1802 году на острове Ситка шесть матросов якобы за бунт на корабле. Их взяли на работу в русский город.

Есть и такая версия – индейцев, что они не предполагали строительства крепости, и ее строительство восприняли как захват земли, а может быть, все было гораздо проще. Русские не продавали индейцам огнестрельное оружие и водку, в отличие от американцев. И, они, недовольные этим и поддержанные американцами, которые мечтали о том, чтобы Россия убралась с этих территорий, в своем недовольстве, в 1802 году разрушили крепость Архистратига Михаила и убили всех ее жителей. Этот поход возглавлял военный вождь киксади, племянник Скаутлельта, молодой вождь – Катлиан. И если о Скаутлельте устное предание киксади умалчивает, то о Катлиане, как «борце» с русскими захватчиками они помнят хорошо. Подкупив индейских вождей оружием, ромом и безделушками, за время долгой зимней стоянки в деревни тлинкитов,  посулив им дары, если они  прогонять русских со своего острова и пригрозив не продавать ружья и виски, Барбер сыграл на честолюбии молодого военного вождя Катлеана. Ворота форта открыли изнутри американские матросы.  Итак, естественно, без предупреждений и объяснений индейцы напали на крепость. Вероятно, крепость бы устояла, но в ней находились предатели. Это были шесть американских матросов, которые  якобы бежали с корабля и напросились на работу. Они открыли ворота крепости изнутри. Все защитники, включая женщин и детей, были убиты. Шлем Катлиана, в котором он был во время атаки на крепость, и кузнечный молот, выхваченный им у убитого в кузнице на берегу, которым убивал всех безоружных, считаются реликвиями – регалиями киксади тлинкитов.

Крепость была полностью разрушена, и там до сих пор ничего не строят. Потери для Русской Америки были значительны, два года  Баранов собирал силы для того, чтобы прийти на Ситку.

Весть о разгроме крепости Баранову привез сам Барбер. У острова Кадьяк он выставил 20 пушек с борта своего корабля —"Юникорн". Но, побоявшись связываться с Барановым, ушел на Сандвичевы острова — торговать с гавайцами добром, награбленным в Ситке. А на пожарище в Ситке в то время валялись тела русских переселенцев.

Затем наступил год возвращения русских на Ситку. Баранов узнал, что из Кронштадта вышла в море первая русская кругосветная экспедиция, и с нетерпением ожидал прихода "Невы" в Русскую Америку, занимаясь в то же время строительством целой флотилии кораблей.

Летом 1804 г. правитель русских владений в Америке А.А. Баранов отправился к острову со 150 промышленниками и 500 алеутами на своих байдарках и с кораблями "Ермак", "Александр", "Екатерина" и "Ростислав". Когда они достигли Ситки, то нашли здесь капитана Лисянского, совершавшего на корабле "Нева" кругосветное плавание.

А.А. Баранов приказал русским кораблям расположиться напротив селения. Целый месяц он вел переговоры с вождями о выдаче нескольких пленных и возобновлении договора, но все было безуспешно. Индейцы перешли из своей старой деревни в новое поселение в устье Индейской Реки.

 

Национальный парк Ситки, берег, на котором проходило сражение 1804 года.  

Ее устье было мелководным, поэтому байдарки не могли подплыть близко к берегу, и Катлеан чувствовал себя хозяином положения. К этому времени все остальные кланы тлинкитов и американские матросы, уже покинули киксади, и они были один на один с русскими и эскимосами. Начались военные действия. Первая атака Русских на киксади была ими успешно отбита. Во время нее  Баранов был серьезно ранен в руку. Однако осада продолжалась. В начале октября к флотилии Баранова присоединился бриг «Нева», которым командовал Лисянский. Это был один из кораблей первой русской кругосветной экспедиции, которую снарядила Российско-Американская компания, для связи со своими территориями на Аляске. Поддержанный пушками «Невы», Баранов предложил Катлеану сдаться, обещая сохранить всем жизнь.

По совещании, Баранов и Лисянский условились о мерах действия и 17 июля  всеми судами и с отрядом алеутов вышли из Крестовской гавани, а к вечеру были на якоре у ситхинского селения, против кекура; где, однако же, нашли пустые хижины.

Жители все удалились в крепость, построенную ими на мысе при речке, далее в бухте. 18 (30 сентября по н. стилю) числа тоён Котлеян с некоторым числом человек приходил к крепости для переговоров, и когда предложили ему, чтоб он дал аманатов1, тогда и он требовал к себе такое же число русских и алеутов. Не видя склонности к миру, приказано ему удалиться.

Для очищения окрестного берега с судов сделали несколько пушечных выстрелов с ядрами, чтоб узнать, не скрывается ли кто в засаде для воспрепятствования высадки с судов. После чего Баранов, съехав на берег, занял высокий, утесистый, довольно обширный камень (кекур) и поднял на оном флаг в знак овладения сим местом под Российскую Державу, наименовав оное по-прежнему Ново-Архангельской крепостью.

На кекуре поставили пушки и определили стражу; а партия алеутов заняла все окрестности оного. В то время усмотрена байдара колош, следовавшая с моря в крепость, которую преследовать послан от капитана Лисянского лейтенант Арбузов.

При нападении на оную колоши защищались отчаянно, стреляя из ружей; но байдару вскоре подорвало от бывшего на ней пороха, и большая часть колош утонула; спасено только шестеро: из них два сильно раненных скоро померли, а другие взяты и отвезены на «Неву». Вскоре показались на берегу около 60 человек колош; половина из них осталась на пути, а другие в воинских доспехах, вооруженные ружьями и копьями, пришли под крепость на кекуре, в числе их были и тоёны.

Баранов предложил им, что, забывая все прошедшее, он требует ныне возвращения всех оставшихся у них пленных алеутов; и чтоб в обеспечение пребывания здесь русских, дали аманатов, сами же, оставя свою крепость, отошли бы подалее от занятого нами места. Около двух часов продолжались переговоры, но колоши не приняли сих умеренных предложений и, прокричав громко три раза у! у! у!, удалились.

20 (2 октября по н.ст.) числа все суда подошли к неприятельской крепости, сколько позволяла глубина, и, остановясь на якорях, открыли по оной огонь. Колоши со своей стороны отвечали несколькими пушечными выстрелами. Крепость колошинская состояла, по выражению Баранова, из претолстого, в два и более обхвата, суковатого леса; а шалаши их были в некоторой углубленной лощине; почему, и по отдаленному расстоянию, ядра и картечи наши не причиняли никакого вреда неприятелю.

Это заставило наших решиться взять укрепления приступом. Колоши, собрав все свои силы, открыли из крепости сильный огонь. В то самое время, когда располагались уже ломать и зажигать крепость, Баранов был ранен в правую руку пулей навылет.

Новые в деле военном некоторые промышленные и алеуты показали тыл; тогда было решено: отступя в порядке, возвратиться на судно. 21 числа (3 октября п онновому стилю) Баранов, чувствуя боль от раны, не в состоянии был заниматься военными действиями и потому просил капитана Лисянского принять всех людей в свое распоряжение и содействовать по благоусмотрению. Лисянский приказал производить с судов сильную пушечную пальбу по крепости.

Это наконец произвело желаемое: от колош явились парламентеры, с коими имели переговоры о присылке аманатов и о возвращении прежних пленных. На занятом под крепость месте на кекуре, вблизи, построили на первый случай здания, нужные для складки груза; для казармы вырубили до 1000 бревен, а для Правителя выстроили небольшой домик из досок и заложили из стоячих заостренных бревен частокол с будками по углам.

Это составляло крепость, безопасную от неприятельского нападения колош. (Журнал Вокруг Света)

 

На рассвете 4 октября 1804 года крепость в устье Индейской реки оказалась покинутой… Все племя ушло. Они не поверили заверениям Баранова, просто потому, что сами никогда бы не отпустили никого живым в подобной ситуации. После предательского нарушения договора и нападения на доверявших им людей. После некоторого сопротивления туземцы предложили переговоры, и 8 октября 1804 г. над туземным поселением был поднят русский флаг. Началось строительство форта и нового поселения. Вскоре здесь вырос город Новоархангельск.

Новоархангельск с августа 1808 г. стал главным городом Русско-Американской компании и административным центром русских владений на Аляске и оставался им до 1867 г., когда Аляска была продана Америке.  Баранов занял опустевшее селение и разрушил его. Новую крепость – будущую столицу Русской Америки – Ново-Архангельск он основал совсем в другом месте. На берегу залива, там, где стояла старая индейская деревня, на возвышении, было построено укрепление, а потом и дом Правителя, который так и называли индейцы – Замок Баранова.

Тот злосчастный ночной побег из крепости унес жизни многих слабых детей, стариков и женщин. Индейцы этого не забыли.  До сих пор это сражение и картины бегства хранятся в их памяти. Баранов не раз отправлял послов к Катлеану, но шаманы были против заключения мира с русскими. Только осенью 1805 года, было вновь заключено соглашение между Барановым и Скаутлельтом. В качестве даров были преподнесены бронзовый двуглавый орел, Шапка мира, сделанная русскими по образцу тлинкитских церемониальных шляп, и синий халат с грностаями. Но еще долго русские и алеуты опасались углубляться в непроходимые дождевые леса Ситки, это могло стоить им жизни.

Постепенно был выстроен город – Новоархангельск.  В Новоархангельском порту стояли деревянная крепость, судостроительная верфь, склады, казармы, жилые дома. Здесь проживало 222 русских и свыше 1 тыс. туземцев. Казалось, что конфликт остался в прошлом, противостояние закончилось мирной жизнью.

Однако шаманы и вожди не провели необходимых церемоний в племени, и для индейцев война все еще продолжалась… Проклятия шаманов все еще неслись из глубины времен, и звучали в умах и сердцах индейцев, как живые. 

Памятник Александру Андреевичу Баранову - Ситка, Аляска

 

Но у Бранова было много врагов. Чиновники Русской Америки травили его всю жизнь, не в силах простить ему простого происхождения, ума и кипучей энергии. Баранова постоянно преследовали ложными доносами, клеветой и скрытыми интригами. Наконец в 1818 году враги распустили слух, что Баранов наживается на делах Русско-Американской компании и поэтому не представляет отчетов в Петербург.


-->
Copyright MyCorp © 2020 | Сделать бесплатный сайт с uCoz