Вторник, 21.01.2020, 12:44Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск по сайту

Календарь

«  Январь 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Николай Коробицын— путешественник и мореплаватель

Имя устюжанина Николая Ивановича Коробицына — сравнительно редко встречается в краеведческой и специальной литературе, фактически о нем почти не знают. Более подробно рассказать об этом человеке появилась возможность при изучении документов о М. М. Булдакове и деятельности Российско-Американской компании.

Николай Иванович Коробицын родился в 1775 году в семье мещанина Ивана Павловича Коробицына, имевшего в г. Великом Устюге собственный дом на улице Ленивице, что в ту пору находилась между церквами Петра и Павла и Симеона Столпника. Ныне это место подмыто течением реки и утрачено. Сказать что-либо определенное о занятии родителей трудно, но можно уверенно считать, что они относились к обеспеченной части горожан. Не будет ошибки, если скажем, что Иван Павлович был человеком грамотным и сыну дал хорошее по тому времени образование, хотя и домашнее. Подтверждением служит рукопись книги, написанной Николаем Ивановичем, к которой обратимся позднее...

Можно предполагать, что И. Коробицын имел отношение к торговле, к коммерческой деятельности. Иначе зачем бы ему посылать своего сына в поездки в Сибирь с целью совершенствования в торговых делах. В одной из записей обывательской книги города значится: «...сын в отлучке в сибирские города имеет торговый промысел», т. е. ведет торговлю не от себя, а состоит на службе у кого-то».

А было так: в 1795 году, в июне, двадцатилетний Николай Коробицын отправляется на Макарьевскую ярмарку в Костромскую губернию. Путь до реки Ветлуги проделывает на повозке, запряженной лошадью, а затем в лодке по р. Ветлуге. В Макарьев прибывает только в июле, проделав 42-дневный путь. Поискав работы и не найдя подходящей, чтобы отправиться в Сибирь, он уже собирается вернуться обратно и даже подрядил повозку, но неожиданно встретил устюгского купца Александра Ивановича Саблина и поступил к нему на службу. Вскоре, взяв его товары, Н. И. Коробицын отправляется в Иркутск. Путь предстоял трудный: от Макарьева до Перми — по рекам Волге и Каме, а там, подрядив ямщиков, предстояло следовать по суше до Тюмени через Кунгур и Екатеринбург. В Тюмени требовалось снова искать ямщиков, чтобы отправиться в Томск через Канск. 1500 верст с преодолением множества рек! Только в середине октября ему удается добраться до Томска, уже по установившемуся зимнему пути. Во время пребывания в Томске потребовалось ехать в Барнаул для получения денег у тамошнего купца Котломанова. К сожалению, купца не оказалось дома, и поездка получилась бесполезной. Однако наблюдательный Николай Иванович во время пребывания в городе не теряет время впустую и знакомится с производством серебра. Вот как он описывает это: «В бытность мою во оном, я имел удовольствие любопытствовать находящийся внутри города серебряно-плавильный завод, имеющий в себе 12 чанов горнов, всегда действующих. Строение сего завода не составляет с наружности важного виду, но в выделывании серебра довольная из оного выходит пропорция, и каждодневно до 400 пудов отправляется в Санкт-Петербург»{8}.

В ноябре подводам, сопровождавшимся Коробицыным, удается снова отправиться в путь на Иркутск через Ачинск, Красноярск, Нижнеудинск. Только в декабре, наконец, заканчивается долгий путь товаров в Иркутск. Коробицын останавливается на квартире купца Саблина. Сдав товары, через некоторое время, а именно: в январе 1796 года, он переходит на службу к устюгскому купцу Бибикову и вскоре отправляется в обратный путь на Макарьевскую ярмарку уже с китайскими товарами. На этот раз до Томска зимним путем, а оттуда в мае по рекам Томи, Оби, Иртышу до Тобольска. Там в июне, переложив товары на подводы, — через Тюмень, Екатеринбург — в Пермь, а оттуда на судах по рекам Каме и Волге до Макарьева. Труднейший путь! Все это рассказывается читателю для того, чтобы иметь более точное представление о торговой деятельности купечества, особенностях и трудностих того времени в перевозке товаров для совершения торговых сделок.

Поездки Николая Ивановича не заканчиваются на этом. В декабре он снова в Иркутске. В этот приезд состоялось знакомство с купцом Деларовым, с товарами которого в январе 1797 года он отправляется в Якутск. Из Якутска — с товарами на Москву, затем в январе 1798 года снова: Иркутск, Якутск, Охотск. И так множество поездок. В одной из них часть товаров была утеряна при перевозке, и Коробицын был обязан заплатить 600 рублей. Такой суммы не было, и ему помогает устюгский купец М. М. Булдаков, находившийся в то время в Иркутске. Об этом случае так вспоминает Коробицын: «За потерянные сукна настоятельное последовало с меня взыскание, о чем доходило дело разбирательства до городового Иркутского магистрата, по решению коего принужденным был за оную заплатить 600 рублей, по неимению тогда личных, много в оном мне благодетельствовал Михайло Матфеевич господин Булдаков, посредством коего я о пропаже у купца Мичурина со оным решился обеспечением платежа господином Булдаковым, оставя продолжать служение свое у Мичурина, остался в Иркутске на своих правах до 1801 года».

В январе 1801 года в Иркутске Николай Иванович поступает на службу в Российско-Американскую компанию на должность приказчика, затем делает еще ряд поездок, уже с товарами компании. Последняя его поездка началась в апреле 1802 года в Москву, куда он прибыл в конце октября. В Москве жил в доме Российско-Американской компании. Здесь он получает письмо от первенствующего директора компании, в котором М. Булдаков предлагает ему отправиться в кругосветную экспедицию в должности приказчика экспедиции. Для принятия решения требовалось согласие родителей. Получив разрешение на столь длительную, трудную и далеко не безопасную службу, Н. Коробицын в феврале 1803 года отправляется в Петербург. На этом закончились его поездки в качестве сопровождающего товары различных купцов. В Петербург прибывает в марте, живет на Васильевском острове, около Биржи. С этого времени Николай Иванович целиком отдается новой работе, получает грузы для корабля, имея в своем подчинении 20 рабочих и трех приказчиков. С апреля 1803 года полностью переходит на службу экспедиционного корабля «Нева» под командованием Ю. Лисянского. Вот как он вспоминает об этом в своей книге: «Записка приказчика Российско-Американской компании» на стр. 130: «С первого апреля 1803 года по заключению мной с компанией условий поступил я в совершенную службу экспедиционного корабля «Невы», прикащиком, по положению компанией каждогоднего жалования из столовых по 1600 рублей до возвращения из вояжу экспедиции обратно в С.-Петербург и по день окончательного по делам оныя отчету. Получать оное во время же нашего экспедицией вояжу. Поступившие в груз корабля «Невы» товары должны быть в моем ведении, которое по благополученом в Америку прибытии здесь тамо находящейся компанейской конторе, а при отправлении оттуда в обратный вояж, по назначению главного компании правления, получа от тамошней конторы в свое ведение, погрузя в корабль; и на обратном оттоле пути, ежели обстоятельства позволят, зайти в китайский порт Кантон, то оныя смотря и соображая обстоятельствам, к пользе компании променять на китайские товары. Также все принадлежащие по экспедиции корабельные издержки как-то: жалование господ офицеров и всего экипажа ровно и на содержание команды, для заготовления провизии и всякие случившиеся по корабельной части расходы должны состоять в моем ведении».

Таким образом, Н. Коробицын становится ответственным за все товары и грузы на корабле. Одновременно ему поручается вести подробные записи (дневник) путешествия, именно эти записи впоследствии дали богатый материал исследователям, но изданы они были более, чем через 100 лет со времени путешествия, в 1944 году!

Закончив погрузку и другие приготовления, оба корабля — «Нева» и «Надежда» — вышли из гавани и стали на Кронштадском рейде, в двух верстах от гавани. Начались обучения и тренировки обеих команд для далекого и сложного плавания.. Кроме Н. Коробицына в экспедиции принимали участие еще шесть устюжан: квартирмейстеры — Осип Аверьянов и Семен Зеленин, матросы первой статьи Иван Попов, Петр Борисов, Михаил Шестаков, Митрофан Зеленин. И это из 45 человек всего экипажа!

Наконец, 26 июля 1803 года в 8 часов утра с корабля «Надежда» под командованием И. Крузенштерна и Н. П. Резанова был дан Сигнал выстрелом из пушки - сняться с якорей. Подняв паруса, корабли покинули Кронштадт и отправились в долгий, длившийся три года, трудный и опасный путь. Такая, например, есть запись в дневнике Н. Коробицына: «В продолжении трехнедельного нами на Копенгагенском рейде стояния производилась в пищу всем корабельным служителям свежее мясо, хлеб, зелень и сверх водошной порции еще по две кружки пива, на что по день нашего отправления израсходовано 400 гишпанских пиастров, которыя по тогдашнему на серебро курсу состояли по 1 рублю 90 копеек каждой» (стр. 135). Или: «Мы переходя равноденственную линию или екватор, не чувствовали чрезвычайнаго и несноснаго на оном жару и в разсужоении воздуха не приметили в людях какой-либо перемены в здоровье». Члены экипажей видели торговлю рабами, встречались с пиратами, были свидетелями жесточайшей эксплуатации туземного населения. Вот как описана жизнь людей на колониальных островах: «Содержание же сих. бедных невольников в рассуждении их пищи и одежды малым чем отличается от животных, при всем том, еще угнетаемы всякими наитягчайшими работами. Продажа сих бедных невольников состоит так же, как каковых-либо животных», (стр. 151).

Николай Иванович делал подробные описания природы мест, где останавливался корабль, а также описание жизни в русских поселениях и поселениях местного населения на Аляске. В записках много уделено внимания рассказам о распорядке, особенностях службы на корабле, причем неоднократно с симпатией написано о Н. П. Резанове, как о человеке очень эрудированном, мыслящем, лояльно относящемся к членам экипажа. Записки велксь с исключительной подробностью,

Через три года труднейших испытаний наступил долгожданный день — 23 июня 1806 года, когда в 8 часов утра на корабле «Нева» увидели Кронштадт! А в 8 часов 30 минут корабль бросил якорь на рейде и отсалютовал крепости 13-ю пушечными выстрелами. Тем же их приветствовал а крепость. Множество народа встречало отважных мореходов.

С прибытием в Кронштадт Н. Коробицын немедленно отбывает в Петербург, в контору Российско-Американской компании. Вскоре начинается разгрузка товаров. Работы заканчиваются полностью к 13 августа. Николай Иванович совсем покидает корабль, уезжает снова в Петербург, а в сентябре 1806 года за труды в трехгодичном плавании получает высокую награду — золотую медаль, выпущенную специально в честь завершения первой кругосветной экспедиции. Золотая медаль на алой александровской ленте для ношения на шее за труды в трехгодичном плаваний имела восьмигранную вытянутую форму, нa одной стороне было изображение Александра I, на другой, во овале, трехмачтбвый корабль, идущий в море под всеми парусами, и надпись: «За путешествие кругом света».

Затем Н. И. Коробицын некоторое время продолжает работать в Российско-Американской компании, но с февраля 1807 года по личной просьбе оставляет службу. В конце мая того же года в повозке, отправляется в Вологду, затем на лодке плывет на Родину. 19 июня 1807 года, утром, перед ним открывается милый сердцу вид многоцерковного, древнего Великого Устюга. Позади 12 лет поездок, путешествий, подчас нелегких, связанных с большим риском для жизни.

Позднее он писал, что родной город показался ему очень скучным и серым, с каким-то своим, специфическим образом жизни. Из имеющихся архивных документов известно, что Николай Иванович вел незамкнутый образ жизни, вскоре его выбирают гласным заседателем городской думы, каковым он являлся на протяжении ряда лет. В 1813 году женился, а в 1814 году уже пестовал своего первенства — сына Александра. Все время занимался обработкой записей, сделанных во время кругосветного плавания, и за 9 лет сухопутных путешествий. Результатом стала книга «Записки приказчика Российско-Американской компании Н. И. Коробицына» (1795—1807 гг.). Трудно с определенностью сказать, что послужило причиной написать «Записки...», скука, или влияние Михаила Матвеевича Булдакова, этого просвещенного человека своего времени. Возможно, то и другое. Как бы то ни было, интереснейший документ появился, но при жизни автора и его близких не увидел света. Причина временной утраты рукописи пока неизвестна. В 1940 году совершенно случайно она была обнаружена в одном букинистическом магазине и только в 1944 году отпечатана в сборнике «Русские открытия в Тихом океане и Северной Америке». Издание Академии наук СССР.

Умер Николаай Иванович в 1830 году в возрасте 55 лет, похоронен на Великоустюгском кладбище. Надо сказать, что по имею щимся архивным документам он причисляется к мещанскому званию, в то время, как сам Николай Иванович к рукописи «Записок...» на титульном листе называет себя купцом. Последнее неизвестно и остается загадкой. Что касается семьи, то о сыне Александре Николаевиче в одном из документов, относящихся к 1871 году, имеется следующая запись: Коробицын Александр Николаевич — 57 лет, жена его Анна Егоровна — 43 лет, дочери Елизавета — 15 лет, Александра — 14 лет.

Не исключено, что потомки, дальние родственники путешественника и морехода, живы и в наши дни. Возможно, у кого-то из них сохранился портрет и документы своего знаменитого предка, именем которого назван мыс на северо-восточном берегу Кореи. Подробное описание мыса сделали офицеры судов экспедиции Е. В. Путянина.

Такова далеко не полная история жизни еще одного уроженца земли устюгской.

http://www.russkysever.ru/ru/books/detail.php?ID=2119

Copyright MyCorp © 2020 | Сделать бесплатный сайт с uCoz