Пятница, 24.01.2020, 12:40Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск по сайту

Календарь

«  Январь 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Гражданин Отечества. К 255 летию со дня рождения А.А. Баранова (часть 2)
Гражданин Отечества. К 255 летию со дня рождения А.А. Баранова (часть 1)

Часть 2

А.А. Баранов    А.А. Баранов 1810-е годы

Все эти годы с 1802 Компания переживала кризис из-за потерь судов и уничтожения поселений на Ситхе и в Якутате. Только своевременная доставка из колоний все новых партий ценных мехов спасала РАК от неминуемой гибели.

Угроза со стороны индейцев сковывала деятельность Главного Правителя. Отвлечение двух судов и нескольких десятков человек для «японской» экспедиции Резанова, надеявшегося силой заставить японцев на развитие торговых отношений с РАК, более чем на 2 года «остановило многие полезные предприятия Баранова».

Российская экспансия в Америке была связана не только с внутренними, но и с внешними факторами. На Северо-западном побережье, со стороны Англии и США усиливались торговля и политическая конкуренция. В силу экономической отсталости России исход борьбы был предрешен. Баранов просил разрешения РАК делать иностранцам «острастку», но Главное правление не решалось на это, а Правительство делало ставку только на дипломатические переговоры с Вашингтонским кабинетом. Переговоры оказались неэффективными, и к 1810 году Правительство охладело к защите экономических интересов колоний.

Заботы Правителя были тесно связаны с проникновением на новые территории, новые промысловые угодья. Баранов мечтал попасть и закрепиться на рынках азиатских государств, его сдерживал недостаток в кораблях и запрет Китайского и Японского Правительств торговать с русскими в их портах. Баранов пытался объединиться с американским капитаном и для торговли, на его судне с приказчиком РАК он послал пушнину и другие товары в порт Кантон, но это мероприятие, в результате закончилось неудачей. Таким образом, торговля с портами азиатских стран при посредничестве иностранных капиталов не получилась.

К этому времени Баранову уже не приходилось бороться с оппозицией из духовных, да и сами члены духовной миссии после «внушения», сделанного им Н.П. Резановым, присмирели. Теперь их возглавлял хорошо образованный иеромонах Гедеон. В 1805 году Гедеон открыл в Павловской Гавани 2-х классное училище для креолов и туземцев. Их обучали чтению, письму, арифметике, географии, истории и некоторым ремеслам. К окончанию училища ученики сами могли обучать других. Всего в училище было от 50 до 100 учеников, среди которых были даже якутатские тлинкиты. К сожалению Гедеон был не долго и отбыл в Россию, поручив управление миссией монаху Герману.

тлинкит  Тлинкит в праздничном наряде

В сентябре1806 года Баранов отбыл на Кадьяк, в Ново-Архангельске был оставлен ближайший помощник - Кусков. Вернулся Баранов в 1808 году и прочно осел в Ново-Архангельске с семьей, сюда была переведена главная колониальная контора и Ново-Архангельск стал «столицей» Русской Америки.

Теперь Баранова тревожили слухи о снаряжении французских каперов для набега на русские колонии в Америке, в связи с русско-французской войной 1806-07 годов, но Тильзитский мир предотвратил эти нападения, хотя возникший англо-русский конфликт со всеми возможными последствиями осложнил жизнь русских колоний.

В 1807 году в Ново-Архангельск из Петербурга прибыл шлюп «Нева» под командованием лейтенанта Гагемейстера. Он передал Кускову сообщение о присвоении ему почетного звания коммерции советника, а Баранову вручил орден Анны 2-й степени.

В 1808 году Баранов официально регистрирует брак с индианкой Анной Григорьевной, матери его сына Антипатра и дочери Ирины, и у него родилась вторая дочь – Катерина.

Зимовка шлюпа «Нева» на Ситхе была бы убыточной и Баранов в ноябре 1808 года решает отправить шлюп за продовольствием для Камчатки и Русской Америки, а также для разведки акватории Тихого океана. Гагемейстер согласился. На Гавайских островах король Камеамеа I принял Гагемейстера радушно, и можно было решить проблему снабжением продовольствием русских поселений на Аляске, но это не нашло отклика в царском Правительстве. В условиях войны с Англией и господства Британского флота в морях и океанах, основание русской колонии на Гавайях было бы авантюрой.

В начале лета1809 года Баранов как обычно направил промысловую партию в проливы архипелага Александра под началом своего племянника И.А. Куглинова под прикрытием шхуны «Чириков». Еще до отправления партии на промысел среди промышленников в Ново-Архангельске возник заговор, названный по имени главных зачинщиков - заговор «Наплавкова-Попова». Голод зимы 1808/09 года, тяжелая жизнь и крутой характер правителя накалили и без того взрывоопасную обстановку. Источником вдохновения также была казачья вольница времен Ермака и Разина. Они намеревались убить Баранова и его детей, штурмана Васильева и американского шкипера Дж. Кларка, затем алеутских старшин. Потом планировался захват крепости и корабля «Открытие», на котором мятежники с награбленным товаром намеревались отплыть на остров Пасхи или к другим полинезийским островам. Что будет с Ново-Архангельском и остальными русскими колониями после их бегства, заговорщиков не интересовало. Планы бунтовщиков были раскрыты, участники схвачены и закованы в кандалы. Дело по заговору тянулось 8 лет. Особенное влияние оказал непримиримый противник РАК, сибирский губернатор И.Б. Пестель, который хотел использовать материалы дела для компрометации А.А. Баранова. Его нападки на последнего привели к тому, что Комитет министров просил царя отправит в колонии специального чиновника для рассмотрения возможных злоупотреблений. В 1817 году Наплавков и Попов были приговорены к каторжным работам в Сибири. Эта история очень повредила Компании в глазах Правительства и была одной из причин искать замену Баранову, который и сам уже неоднократно просил об отставке и которому уже шел 72 год.

Немецкий путешественник Г.И. Лангсдорф очень точно охарактеризовал Главного Правителя: «Долголетняя жизнь между дикарями, ежедневные сношения с негодяями, недостаток в людях, достойных доверия, и убеждение в необходимости строгих и крутых мер как для собственной безопасности, так и для выгод компании – все это притупило в нем нежные чувства и сделало его непреклонным». По свидетельству Лангсдорфа не столько Баранов, сколько его недобросовестные помощники были повинны в злоупотреблениях. В целом этот заговор был самым крупным выступлением против власти РАК. На самого Баранова заговор произвел очень тяжелое впечатление, и он настоятельно возобновил свои просьбы об отставке Главному правлению РАК.

Баранов не отличался ангельским характером. Постоянные лишения, опасности и трудности, обстановка в колониях, нелегкое бремя руководства своевольными людьми, необходимость с небольшим количеством русских – не более 400, удерживать под контролем огромные территории и вести постоянный промысел, приучили Баранова к необходимости принимать быстрые решения и доводить их до конца руководствуясь, в первую очередь, соображениями безопасности большинства населения Колоний.

В 1810 году правление РАК, для увеличения потока пушнины, разрешило забой котика на островах Прибылова. Массовое уничтожение пушного зверя практиковалось до 1810 года, а потом стали необходимы «запуски», то есть запрет на добычу определенного вида животных, для восстановления популяции. Квоты добычи определялись правителями Русской Америки на глазок.

Весной 1810 года Баранов, как обычно, отправил из Ново-Архангельска под началом Кускова промысловую партию для добычи каланов. На обратном пути партию всюду поджидали отряды вооруженных тлинкитов, готовых напасть при малейшей оплошности русских. Итоги этой экспедиции заставили Баранова обратить особое внимание на развитие промысла у берегов Калифорнии, где коренные жители были миролюбивее и не имели огнестрельного оружия.

Незадолго до этого была предпринята неудачная попытка основать колонию к северу от Уналашки на острове Св. Матвея. Зимовка 1809 года была неудачной и из 20 находившихся там промышленных от цинги умерла половина, а оставшихся летом 1810 года вывезли обратно на Уналашку.

В 1810 году Правитель получил известие от американских капитанов о снаряжении в Кантоне английского крейсера для набега на русские колонии, поэтому Баранов просил капитана Головнина, прибывшего в Ново-Архангельск на шлюпе «Диана», задержаться для защиты колоний. Головнин считал, что осенью набега не случиться, и оказался прав. В Ново-Архангельске Головнина поразила суровая дисциплина, учрежденная Барановым, но для разгрузки по праздникам и торжественным дням водка и ром лились рекой. Спиртное выдавалось только половине гарнизона. Трезвая часть стояла на часах, охраняя крепость от индейцев. В следующий раз они менялись местами. В 1810 году из Охотска вышло судно «Св.Мария», на борту которого был сменщик Баранова Г.И. Кох, но во время зимовки судна на Камчатке Кох внезапно скончался и Баранов опять остался без сменщика.

К 1811 году Баранов имел излишек самых различных товаров и решил направить их на корабле «Юнона» на Камчатку, которая так же, как Русская Америка, нередко страдала от нерегулярного подвоза всего необходимого из Охотска. Однако судно разбилось вблизи Петропавловска 3 ноября 1811 года. В 1812 году Баранов получил медаль «В память 1812 года».

В это же время царское Правительство решило усилить контроль над колониями в Америке. В конце декабря 1811 года РАК перешла из ведения министра коммерции в ведение министра внутренних дел. Укрепление контроля приветствовали члены РАК, рассчитывая на усиление государственной поддержки. В 1812 году был создан совет, в который, наряду с директорами, входили чиновники, имеющие отношение к деятельности РАК (МИД, МВД, минфин, министерства военно-морского флота). Это было необходимо для принятия более оперативных решений по конкретным проблемам компании. Фактически это означало дальнейшее сращивание РАК с государством.

Узнав о безвременной кончине Коха, правление компании направило на смену Баранова коллежского советника Т.С. Борноволокова, но он погиб во время кораблекрушения на пути в Ново-Архангельск. В этом же году тлинкиты снова собирались напасть и уничтожить Ново-Архангельск, для чего собрали много оружия, горючих материалов и заручились поддержкой соседей-соплеменников. Баранов узнал о заговоре, и индейцы отказались от нападения. В это время разгорелась война между США и Великобританией (1812-1815) и американские капитаны, опасаясь английских крейсеров, часто оставались под прикрытием пушек Ново-Архангельска, нередко они предлагали Баранову товары и корабли, он шел на такие сделки, расплачиваясь котиковыми шкурками.

В российских колониях малейшая неосторожность или легкомыслие могли иметь печальные последствия. Так, во время плавания в 1815 году у островов архипелага Александра штурман корабля «Открытие», которым командовал Подушкин, съехал на берег собирать ягоды и попал в плен к тлинкитам. Те привели его к кораблю и, приставив кинжал к груди, потребовали от Подушкина выкуп – половину груза всего судна. Подушкин избрал лучший способ освобождения своего подчиненного. Направившись на юг к островам Королевы Шарлотты, он хитростью заманил к себе двух вождей местных племен хайда и обменял их на своего штурмана. В истории Русской Америки подобные эпизоды были обычными.

Обстановка в Ново-Архангельске в 1815 году накалилась. Баранов узнал, что с американских кораблей, стоящих в гавани, тайно продается оружие и порох тлинкитам. Особые подозрения правителя пали на капитана брига «Педлер» - Ханта. Подозревая Ханта в намерении подорвать ночью крепость, Баранов послал к нему двух приказчиков. На борту «Педлера» произошла драка между матросами и служащими РАК. На шум явился сам Правитель и промышленниками на двух баркасах и, пристав к бригу с двух сторон, взял его на абордаж. Из-за этого между Барановым и капитаном «Суворова» Лазаревым, который встал на сторону Ханта, возник конфликт. Лазарева также подозревали в сделках с американцами. Этот инцидент закончился высылкой капитана в Россию. Руководство РАК неоднократно добивалось осуждения Лазарева, который нарушил инструкции и выступил против Главного Правителя колоний, но Морское министерство давно испытывая стойкую неприязнь к РАК, дважды официально отклоняло все обвинения против него. В конце концов, Лазарев был полностью оправдан.

Помимо пушного промысла Баранов развивал по мере сил земледелие и скотоводство, но из-за неблагоприятных климатических условий они не получили большого распространения.

Исключение составляла колония Росс. Калифорнийские берега предстали перед русскими в 1803 году. В планах Резанова, которые были представлены РАК, четко обозначалась линия дальнейшей колонизации с учетом Калифорнии. Это виделось Резанову сравнительно легким делом, учитывая слабость испанцев. Резанов торопил и обвинял Правительство за недостаточное внимание к этому региону, считая, что Россия должна занять Калифорнию раньше испанцев. Плодородие Калифорнии было самым надежным средством для обеспечения Русской Америки продовольствием. В проектах Резанова берет начало идея Русской Калифорнии, отчасти реализованная в колонии Росс. Успех первых экспедиций и информация, доставленная Слободчиковым и Таракановым, воодушевил Баранова. Укрепившись на Ситхе, в 1808 году он снаряжает промыслово-исследовательскую экспедицию, надеясь принять в ней участие, но здоровье его было расстроено, и он поручает возглавить экспедицию Кускову. Главной задачей экспедиции описание берегов, заливов и островов. Также следовало обратить внимание на бобров и котов, нравы местных индейцев, их склонность к торговле и каковы местные ресурсы. Эта экспедиция должна была быть глубокой разведкой промыслов и выгодных мест новоальбионского берега, также с расчетом на перспективу завоевать симпатии местного населения.

В декабре 1809 года от Правительства было получено разрешение на поселение в Калифорнии на собственное усмотрение, это снимало с Правительства ответственность и давало возможность дипломатического маневра. После 4-х экспедиций Кускова, в 1812 году была основана крепость Росс, ее название было определено по жребию, вынутому из-под иконы Спасителя. Идея Русской Калифорнии начала воплощаться в жизнь. Баранову уже было 66 лет. Росс возник на месте Меджины. Народ уступил право выбирать на его берегах место и поселиться за плату, выданную ему товарами. Это был аргумент для диалога российских властей с Испанией. В свою очередь, индейцы в лице России искали защиты от испанцев. Эти дружеские отношения с индейцами были стратегическим преимуществом русских, но надежды индейцев не в полной мере оправдались. В конкретных условиях РАК предпочитала мир с Калифорнийскими испанцами, так как от них в конечном итоге зависела безопасность Росса. Первое десятилетие колония Росс находилась под управлением ее основателя Кускова. Баранов следил за становлением колонии. Росс создавался как база для промысла калана и будущий очаг сельского хозяйства, призванный снабжать Аляску продовольствием. Это был форпост РАК в Калифорнии и перевалочный пункт в русско-калифорнийской торговле.

В 1815 году политика Испании в отношении РАК изменилась. Испанцами были приняты жесткие меры против нелегального промысла, прервавшие экспедицию брига «Ильмена». Это была торгово-промысловая экспедиция. Рак на судне представлял сын Баранова Антипатр, он контролировал торговлю и вел дневник (архив Кускова). Но действия испанцев серьезно не подорвали развитие русско-калифорнийских связей. В условиях Калифорнии от торговли русским трудно было отказаться, и с 1818 года корабли РАК ежегодно заходили в Калифорнийские порты за провизией.

Кораблестроение, начатое Барановым еще в 1793 году, к концу его правления пришло в упадок. Оказалось дешевле покупать суда, чем строить, но успешно развивались металлообработка, слесарное и столярное дело, выделка кож и т.д. К 1810 году русские колонии могли почти полностью обеспечить себя многими ремесленными товарами.

В 1816 году продолжалось географическое изучение Русской Америки, для этого был отправлен бриг «Рюрик» под командованием лейтенанта О. Фон Коцебу. Географические исследования были сильной стороной деятельности РАК. Благодаря организованным кругосветным плаваниям Российский флот вышел в мировой океан и совершил ряд важных открытий.

К середине 1810 года перед РАК возникла проблема креольского (метисного) населения русских колоний. Матерями креолов были, в основном, эскимоски Кадьяка и алеутки, но встречались и русско-индейские метисы. Главное правление РАК предписывало правителю «при вступлении креолов в законный возраст стараться об обзаведении их семейством». Кроме того, на главного правителя возлагались заботы о воспитании и образовании креолов. Почти все креолы были обучены грамоте и письму в Кадьякской или Новоархангельской школах и наиболее способные стали учениками навигации, ремесленниками, приказчиками, письмоводителями. Сын главного правителя Антипатр также окончил школу, как и его сестра, Ирина, помимо грамоты он знал английский язык и разбирался в навигации, постигая науку кораблевождения во время плаваний на судах РАК, где он служил суперкарго. Ирина рисовала и играла на фортепиано.

У Баранова со временем собралась большая библиотека, он много читал, любил играть на бильярде. Позднее, когда многое будет сделано, в домашней библиотеке на острове Ситха Баранов повесит портрет Суворова. «Дерзать и в самых трудных условиях – побеждать!» - таков был его девиз. Да и сам Баранов походил характером на Суворова.

Баранов старел, в 1815 год ему было уже 69 лет, и ему становилось все труднее удерживать в подчинении людей и разросшиеся земли колоний. Против него многие интриговали, кроме того правление в 1809-1816 годах не получало от него отчетов (хотя он высылал регулярно пушнину), что тревожило директоров РАК. Главное правление предписало капитан-лейтенанту Л.А. Гагемейстеру, отправленному на корабле «Кутузов» в 1816 году из Кронштадта в Ново-Архангельск на месте исследовать деятельность Баранова и при необходимости принять от него управление колониями.

Прибывший на Аляску Гагемейстер располагал документами по смещению престарелого Баранова, но в грубой форме оповестил его об этом много месяцев спустя – 11 января 1818 года. Этому предшествовала всесторонняя проверка деятельности Баранова Хлебниковым. Никаких нарушений проверка не выявила, хотя у Баранова было более чем достаточно возможностей для личного обогащения за счет РАК. Он так и не нажил состояния за всю свою 28-летнюю службу в колониях, предпочитая жертвовать на школы, больницы и церкви. Он материально поддерживал родственников и друзей.

Масштабы деятельности Баранова говорят сами за себя. Вопреки многочисленным объективным и субъективным трудностям, ему удалось раздвинуть границы русских колоний в Америке и заложить прочные основы, как для дальнейшего их существования, так и финансового благополучия РАК. Общая прибыль компании за период деятельности Баранова (1799-1818) составила огромную сумму - 13 миллионов рублей. Тогда как компания послала товаров на сумму около 3 миллионов рублей, а реально колонии получили товаров только на 900 тысяч рублей из-за кораблекрушений и потерь в пути.

Во многих работах деятельность Баранова и российских поселенцев в Америке рассматривается в отрыве от фактической политической обстановке того времени. В отличие от политики других государств Россия и Баранов, как ее представитель, стремился упрочить мирные взаимоотношения с туземцами (алеутами, эскимосами, индейцами). Именно в годы правления Баранова правления на территории Русской Америки были созданы благоустроенные поселения, судостроительные верфи, мастерские, школы, больницы. Поощрялось хлебопашество, огородничество, скотоводство. Были обычными браки русских с представительницами местного населения. Сам Баранов был женат на дочери индейского вождя и имел от нее троих детей. Детям от смешанных браков РАК старалась дать образование. Их обучали не только на островах, но и в Охотске, Якутске, Иркутске и даже в Петербурге. Как правило, все они возвращались в родные места служить компании.

Можно с уверенностью сказать, что если бы русские владения в Америке возглавил бы не Баранов, то они и сама РАК к 1800 году прекратили бы свое существование. В1799-1800 годы колонии были брошены на произвол судьбы, и Баранов, находясь в крайности, искал и находил выход из создавшегося положения без посторонней помощи.

Шелихов делал только свои предположения, Баранов их докончил и сделал новые заселения, о которых Шелихов и не мечтал. К 1783 году Шелихов освоил только остров Кадьяк, Кенайскую и Чугацкую губы. Увеличивая промысла, Баранов к 1794-1795 годам начал отправлять промысловые партии до Якутатского залива, к 1798 году до Хунцовского пролива, а в 1799 году, к моменту возникновения РАК, прибыл под Ситху (о. Баранова). С 1800 года начались походы к берегам Калифорнии, и в 1812 году был основан форт Росс. Кроме того, были налажены торговые связи с Гавайскими островами.

Прожив на Аляске 28 лет, Баранов не хотел уезжать в Россию, его там никто не ждал, а здесь, в 1817 году в Озерском редуте был построен дом, в 1815 году королем Камеамеа I на островах Ранное и Воагу были подарены земли и озеро с рыбой. Его уважали, тут прошла вся его жизнь, много было сделано и построено. В Петербурге его никто не ждал, и в 72 года делать там ему уже было нечего. Его семья оставалась на Аляске.

Дом А.А. Баранова

Гагемейстер долго не решался на смещение Баранова. Его авторитет и то, что проверка не выявила никаких нарушений, а сам Гегемейстер был прекрасно знаком с тяжелейшей жизнью в колониях, удерживали его от решительного шага. Однако жалобы самого 72 летнего Баранова на здоровье и на долгое отсутствие преемника, а больше то, что к дочери Баранова, Ирине, посватался лейтенант корабля «Суворов» С.И Яновский, который обещал остаться в колониях вместо Гагемейстера с женой и тестем, подтолкнули Гагемейстера взять на себя управление колониями.

7 января 1818 года состоялось венчание Ирины Барановой с Семеном Яновским, а 11 января 1818 года 37-летний Гагемейстер сменил престарелого Баранова. Между тем директора РАК позже решили, что неплохо бы оставить Баранова на Аляске, но было уже поздно. Руководствуясь первыми инструкциями РАК, на его отъезде настаивали капитаны Головнин и Гагемейстер, хотя они наверно и понимали, что резкая перемена климата и тяжелое морское путешествие с двухкратным пересечением экватора он может не выдержать. Баранов согласился уехать при условии, что ему дадут трех сопровождающих. С семьей Баранову проситься не удалось. Все были в разъездах. Провожать пришли только вожди племен. Они уважали Баранова. Он был требователен, когда надо, жесток, но справедлив. На память он оставил вождям свою кольчугу, которую носил под рубашкой, обороняясь от их стрел. Они сохранили ее до нашего времени и в 1999 году, как реликвию, передали ее Правительству США.

Решение о смене главного правителя российских колоний в Америке – это не просто замена Баранова на Гагемейстера, это смена приоритетов в северной части Тихого океана. А.А. Баранов был нанят Шелиховым в 1790 году, и, работая в интересах частной коммерческой компании, был вынужден действовать на свой страх и риск. Баранов был в первую очередь предпринимателем и, заботясь о пушном промысле, справедливо полагал, что во многом от его деятельности зависит успешность торговых операций РАК в России.

При образовании РАК в 1799 году он оказался в сложной ситуации, став правителем огромных территорий, с почти абсолютной властью над вверенными ему людьми. На Аляске к концу правления было около 400 русских промышленника и около 10 тыс. туземцев и 15 укрепленных поселений, Уезжая в Америку, он не предполагал, что ему предстоит быть главным представителем Российской империи в американских колониях и самостоятельно принимать государственные решения. Баранову приходилось быть одновременно бухгалтером, администратором, полководцем и дипломатом, при этом за 28 лет ему удалось не совершить ни одной грубой ошибки. В его подчинении находились люди, имевшие подчас далеко не безупречное прошлое в России. Хотя корреспонденция из Петербурга в колонии доставлялась по году и долее, Главное правление регулярно получало отчеты, донесения и рапорты от людей, соприкасавшихся с правителем Русской Америки, с критикой, а подчас и с прямыми обвинениями в его адрес. Директора компании умело обходили спорные вопросы, стараясь решить все проблемы внутри РАК. Во многом благодаря нему РАК смогла избежать финансового краха. Первенствующий директор РАК М.М. Булдаков всегда помнил это и уважал Баранова. Удаленность Главного правления от пушного промысла и приход в него людей, не знакомых со спецификой меховой торговли, постепенно меняли лицо компании. В 1818 году на первое место в деятельности РАК вышли политические вопросы.

После смены Баранова, Гагемейстер управлял колонией весьма неудачно. Обострились отношения с тлинкитами, в июне уже создалось критическое положение с хлебом и продовольствием, что грозило голодом уде осенью. Введенная система оплаты труда и повышение цен, еще больше усугубили положение работников, особенно креолов и каюров, то, за что упрекали Баранова, увеличилось многократно. Л.А. Гагемейстер оставлял С.И. Яновского в непростой ситуации.

После отхода А.А. Баранова, который ценил хороших и умелых работников, от дел, последуюшие правители ничего не предпринимали для того, чтобы облегчить участь десятков людей, состарившихся на службе РАК. На выделяемые РАК пенсии на Аляске и в России прожить было очень сложно, если вообще возможно. С ликвидацией Гагемейстером паевой системы эти люди вдруг разом лишились всех заработанных ими шкурок морских бобров. «Надо иметь железное сердце, чтобы сих несчастных высылать на голодную смерть»,- Писал М.И. Муравьев. В том, что эти люди в России без семьи и детей будут обречены на нищенское существование, Муравьев был уверен и сомневался в том, что они смогут выдержать долгое путешествие и перемену климата. Эти сподвижники Баранова, трудившиеся с ним рядом всю жизнь и делившие и победы и трудности, только повторяли судьбу своего правителя, также высланного в Россию, где его никто не ждал, на верную смерть во время кругосветного путешествия.

Гагемейстер вместе с Барановым 18.11.1818 на корабле «Суворов» отбыл в Петербург. Очевидно, корабль был недостаточно подготовлен к такому путешествию, и, для ремонта, была сделана остановка в Батавии.

По данным историка Тихменева, Баранова принудили уехать, и он вынужден был подчиниться. Морально униженный, Баранов по дороге в Россию заболел. Медицинской помощи оказано ему не было. Во время стояния судна в Батавии (36 суток) он был на берегу в гостинице один и на четвертый день по выходу судна в море умер (16.04.1819 года) и как простой матрос, без медицинского освидетельствования причины смерти был сброшен в море. Документы и отчеты, которые якобы хотели получить в РАК, и Баранов вез с собой, как и его завещание, исчезли. Честный Баранов и его отчеты, кого-то явно не устраивали, как и в дальнейшем, его сподвижники. После его смерти они получили отставки и притеснения. Смерть Баранова влечет за собой смерти, так же совершенно необъяснимые, его сподвижников и близких. По свидетельству правителя Муравьева, 3 января 1822 года, на Аляске, остановился хронометр Баранова, исправно работавший многие десятки лет. А в это время в Петербурге умирает его единственный сын Антипатр, не достигнув еще и 30 лет. В это в этом же году куда-то исчезает дочь Катерина и ее сын Николай. В 1823 году умирает жена Анна Григорьевна и умирает его друг и соратник Кусков. В 1824 году умирает дочь Ирина, а несколько раньше умирают или гибнут еще молодые, в 1795 году – Шелихов и в 1807 году – Резанов, а зятья Баранова – С.И. Яновский и Г.И. Сунгуров преследуются всю жизнь. Некоторые историки объясняют раннюю смерть детей Баранова тем, что они были креолы, но это не может считаться причиной. К примеру, креолы, получившие образование в Петербурге и ставшие морскими офицерами: А. Глазунов, А. Климовский, А. Кошеваров, Колмыков, В. Малахов и другие долго жили и плавали там, где это было нужно. Жена Кускова, индианка, приехала в Тотьму и жила с ним, а три года спустя, после его смерти, вышла замуж и долго жила в России.

Документы, которые вез в Петербург Баранов для отчета о своей 28 летней деятельности на посту Главного Правителя, исчезли. Документы после смерти Баранова могли быть только у капитана корабля, то есть у Гагемейстера. Он мог их спрятать или уничтожить. Вместе с отчетами исчезли и его завещание и записка о подарке зятю, С.И. Яновскому, 1 000 000 руб., который он должен был получить из накопленного жалования Баранова в Главном правлении РАК в Петербурге, как приданое дочери Ирине. Баранов полностью обеспечил перед отплытием в Америку свою первую семью. Невозможно представить себе, что он не побеспокоился о своих детях и жене. Согласно договору с Шелиховым, Баранов должен был получать из имеющихся 210 паев 30 паев, плюс 1/10 от промышленных паев, а также ј пользы получаемой от общих мероприятий. За годы службы в Петербург было направлено товаров на сумму до 15 000 000 руб., и Баранов мог рассчитывать больше, чем на 1 млн. руб. Эти деньги он мог получить по прибытии в правление РАК или после своей отставки, оставаясь в Америке.

Уничтожение документов Баранова лишило Ирину приданого, а жену и дочь Катерину средств к существованию. Пенсию жене Баранова, которую выхлопотал сын Антипатр, и выплачивала компания, Правитель Муравьев быстро отменил. Кроме того, правление РАК отказалось платить заработанные на Аляске деньги зятьям Баранова Яновскому и Сунгурову. По своему возвращению в Петербург они не получили каких-либо должностей в компании, а порвали с ней все отношения и вынуждены были покинуть столицу. Более того, из воспоминаний одной из дочерей Яновского, известно, что правление РАК угрожало и шантажировало Яновского и грозилось объявить его декабристом и отдать под следствие на этом основании.

Петербургское правление РАК составляло подложные отчеты. РАК получала прибыль от колоний в размере 550% годовых, а показывало в отчетах, что терпит убытки. Появление Баранова в Петербурге было очень опасно и могло привести к разоблачению деятельности верхушки РАК, поэтому уничтожение или сокрытие документов и отчетов Баранова было выгодно. Деятельность Баранова и его вклад в создание колоний России на территории Америки долгое время оставались забытыми в отечественной истории. Только к 250-летию РАК чуть-чуть приоткрылась многолетняя завеса над первыми годами жизни русских колоний и масштабе деятельности русских первопроходцев и промышленников, сумевших освоить и наладить жизнь в колониях, тогда как число их в лучшие годы не превышало 400 человек. Основы, заложенные Барановым, дали возможность просуществовать русским колониям еще почти 50 лет, хотя уже в 1823 году, колонии России в Америке оказались в критическом положении из-за неумелого руководства и различных финансовых махинаций Правления РАК и Главного Правителя Муравьева.

Слава Баранова по всему западному побережью Аляски была громкой. Иностранные торговцы «С удивлением и почтением взирали на его труды и подвиги». Авторитет Баранова среди местных жителей был необыкновенно высок. Индейцы даже из отдаленных мест Северо-западного побережья Америки приезжали просто посмотреть на него. Король Сандвичевых (Гавайских) островов Камеамеа I желая поближе познакомиться с Барановым, передал ему с сыном Баранова Антипатром в дар великолепный шлем и плащ со своего плеча из красных и желтых перьев и с тех пор, через корабельщиков они обменивались подарками.

памятник на аляске       Памятник А.А. Баранову на Аляске

На Аляске Баранова помнят и любят. Его именем названы остров, озеро, музей на Кадьяке, гостиница в нынешней столице Джуно. В городе Ситха (бывший Ново-Архангельск), имя Баранова повсюду. 15.09. 1989 был открыт памятник. «Мы можем жить в мире и согласии в этом крае»,- эти слова Баранова высечены на постаменте памятника. В Каргополе, на родине Баранова, его именем названа набережная реки Онеги и в 1997 году, к 250 летию со дня рождения, установлен памятник – «Основателю Русских поселений на Аляске, исследователю и Первому Правителю Русской Америки».

                                             Прапраправнучка А.А. Баранова

                                             Зоя Борисовна Масаинова-Афросина

Copyright MyCorp © 2020 | Сделать бесплатный сайт с uCoz