Вторник, 21.01.2020, 12:43Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Поиск по сайту

Календарь

«  Январь 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Гражданин Отечества. К 255 летию со дня рождения А.А. Баранова (часть 1)
"Какую участь получило мое  ревностное о будущем благе Отечества и Компании усердие ?"  

А.А. Баранов


Часть 1

Название «Русская Америка» вызывает у нас в памяти с имена Г.И. Шелихова и Н.П. Резанова, людей, которые стояли у истоков образования Российско-Американской Компании и руководивших ею с территории России: из Охотска, как Шелихов, или из Петербурга, как Резанов. Вклад Шелихова освоение Россией новых территорий в Северной Америке и его организаторские способности, позволившие привлечь нужных людей и получить разрешение чиновников на освоение новых территорий, еще до конца не оценен. К сожалению, жизненный путь его оборвался рано, в 1795 году он умер при не выясненных обстоятельствах, и Компанию возглавила его жена. Н.П. Резанов был женат на одной из дочерей Шелихова и входил в Правление Компании, к тому времени располагавшееся в Петербурге. Ко времени его поездки в Русскую Америку он уже был вдовцом. Основной целью этого путешествия было налаживание отношений с Японией, и попутная инспекция Российских владений в Америке которые включали в себя уже не только территории Аляски, но и земли в Калифорнии и на Сандвичевых островах. Переговоры с Японией окончились неудачей. Поездка в Калифорнию широко известно по рок-опере «Юнона и Авось». На обратном пути в Россию Н.П. Резанов простудился и умер.

Но кто же были те люди, которые вели дела в самой Русской Америке, управляли промыслами, защищали и увеличивали территории России в Америке? Кто приносил баснословные прибыли Компании, такие огромные, что она смогла организовать первое кругосветное путешествие и иметь собственный флот, служба на котором засчитывалась как государственная?

Первоначально территории Северо-восточной компании ограничивались несколькими промыслами на Алеутских островах. Там работали несколько предприимчивых купцов и их служащих, которых называют «промышленные». Так же и Шелихов лично занимался промыслами, даже его жена несколько раз выезжала с ним на Алеутские острова. Постепенно Шелихов сосредоточил в своих руках почти все промыслы и организовал компанию на паях. Вести делами он сначала оставил своего служащего Самойлова, а затем управляющего Деларова, которого он обещал сменить при первой возможности.

Мало кто знает, что 15 августа 1790 года в Охотске был заключен договор между Григорием Ивановичем Шелиховым и Александром Андреевичем Барановым, по которому «каргопольский купец, иркутский гость» соглашался на выгодных условиях управлять делами Компании на территории Америки, сроком на 5 лет, которые превратились в 28 лет жизни. В Россию Баранов так и не вернулся. Главному Правителю Русской Америки достались все тяготы становления и организации колоний на суровых берегах Аляски. Он осуществил все замыслы Шелихова и расширил владения Компании до Гавайских островов.

    А.А. Баранов 1810-е годы

Баранов прибыл на Аляску в 1790 году и был бессменным Правителем русских территорий, отвечающим за все, до 1818 года. За эти годы чистая прибыль от деятельности в колониях для РАК составила колоссальную, по тем временам, сумму - около 13 миллионов рублей.

Александр Андреевич Баранов родился в 1746 году в городе Каргополе в семье мещанина. Грамоте научился у дьячка, и недостаток образования мешал ему всю жизнь. Он был человеком больших способностей и продолжал образование самоучкой. В 1787 году за статьи о Сибири он был принят в члены Вольного экономического общества. Хорошо знал химию и горное дело. Своими способностями, предприимчивостью и честностью был известен в купеческой среде, поэтому Шелихов хотел заполучить его в свою компанию.

«Баранов роста ниже среднего, белокур, плотен и имеет весьма значащие черты лица, не изглаженные ни трудами, ни лишениями, хотя ему уже 56 лет, строен, силен и ловок»,- писал мичман Г.И. Давыдов в 1802 году. В России он оставил полностью обеспеченными, жену и двоих приемных детей.

Личная жизнь Баранова на Аляске, а он был женат на индианке, дочери вождя, деятельность в окружении эскимосов, алеутов, индейцев и промышленников, состоявших, в основном, из конченых людей, заговоры, нападения туземцев, борьба с иностранными пиратами, трагическая смерть. Все это могло бы послужить материалом не для одного романа или фильма. Качества, присущие Баранову, честность и верность царю и Отечеству, могли бы быть хорошим примером для многих. «В правителе здешних областей видели пример ревности и усердия, каковому некогда потомство будет более удивляться…» (Н.П. Резанов)

Баранов отплыл на Аляску в 1790 году на Кадьяк с командой из 52 человек. После кораблекрушения и тяжелой зимовки на Уналашке, он добрался до места назначения и принял дела у Е.И. Деларова. В это время в Америке было всего 150 русских промышленных, большею частью людей своевольных, не привыкших к подчинению и порядку. «При первом шаге ожесточенная судьба преследовала меня здесь несчастием, но может быть увенчает конец благими щедротами, или паду под бременем ее удара»,- писал А. Баранов. Уже в мае 1792 года на галиоте «Св. Михаил» было вывезено пушнины на 400 тыс. рублей. В начале мая 1792 года Барановым заложено селение в Павловской Гавани, а сам Баранов отправился в поход с на 2-х байдарах с 30 промышленниками в сопровождении промысловой партии из 300 кадьякцев. Посетив залив Кука, Баранов прибыл затем в Принс-Уильям, где примирил и аманатил 3 селения эскимосов-чугачей. По заданию Баранова, одновременно летом 1792 года галиот «Св.Симеон» исследовал акваторию Тихого океана к югу от Кадьяка. Партия остановилась на острове Хитчинбрук, где в ночь с 20 на 21 июня 1792 года его лагерь подвергся нападению военного отряда якутатских тлинкитов и их союзников эяков. Сражение продолжалось несколько часов. Сам Баранов едва не был убит в начале сражения. Его спасла лишь железная кольчуга, которую он всегда носил под одеждой. Натиск индейцев сдерживал только огонь фальконета из которого стрелял Баранов. В 1792 году под управлением Баранова находились всего 160 русских промышленника.

В конце сентября 1794 года на судне «Св. Екатерина» со штурманом Г. Прибыловым и «Три святителя» прибыло подкрепление в виде 123 промышленных и 45 посельщиков, из числа сосланных в Сибирь, для организации на Аляске сельскохозяйственной колонии и ремесленного центра. Иркутский генерал-губернатор И.А. Пиль рассматривал Аляску как своего рода восточную границу своей обширной губернии. Также прибыл архимандрит Иоасаф с духовной миссией. Вместе с людьми Баранов получил от Шелихова детальные инструкции по дальнейшей колонизации Америки.

Уже зимой 1794/95 года в Русской Америке был заложен собственный флот – были построены одномачтовый куттер «Дельфин» и шебекка «Ольга», служившая «флагманским» кораблем Баранова на протяжении нескольких лет. Главный Правитель также пытался наладить в колониях и металлургическое производство. Еще в 1792 году он сам сковал несколько железных прутов из руды, найденной на полуострове Кенай, а зимой 1794/95 года были отлиты медные колокола для церкви.

К концу 1795 года было уже 280 промышленников под управлением Баранова, а весной 1795 корабль «Феникс» увез в Охотск груз пушнины на 280 тыс. рублей. С декабря 1795 по март 1796 годов Баранов вторично обошел на байдаре о. Кадьяк для осмотра селений и переписи туземного населения. В 1796 году он основал крепость и селение в заливе Якутат, которое он назвал Новоросийском.

К 1797 году контролируемые Барановым территории увеличились за счет того, что он занял несколько крепостей, ранее принадлежавших другим российским компаниям и теперь оставленных из-за нападений индейцев. Так, после занятия Константиновского редута, Баранов смог поставить под свой протекторат всех эскимосов-чугачей.

Зиму 1797/98 года Баранов провел в Павловской Гавани. Здесь архимандрит Иоасаф открыл еще одну школу в дополнение к той, что заложил на Кадьяке еще Шелихов. В ней обучались мальчики-креолы, чьими отцами были русские, а также 20 детей туземцев, добровольно пожелавших учиться. Дети жили в бедности, и Баранов на свои средства вынужден был одеть школьников. У него уже подрастал сын-креол, которому суждено было учиться в этой школе.

Весной 1798 года он отправил промысловую экспедицию из 400 байдарок в проливы архипелага Александра, а бриг «Орел» для картографирования архипелага Александра и залива Букарелли, что давало возможность присоединить и эти земли к территории России, до того как на эти территории заявит претензии Англия. Баранов мечтал соединить Кадьяк с заливом Нутка цепью русских факторий и полностью присоединить к России эту часть Северо-западного побережья Аляски. По его проекту для этого требовалось от 485 до 500 русских промышленников. Для реализации этих задач у Баранова было недостаточно людей, тем более, что 12 промышленников погибли весной 1798 года. Сам Баранов просился в отставку, срок его контракта истек еще три года назад, так как стал, по его словам, уже стар и болен, но был готов остаться при новом правителе еще на 2-3 года. Ему было 52 года и он и не представлял тогда, что ему предстоит возглавлять русские колонии еще 20 долгих лет. В это же время, Баранов стал фактически правителем всей территории Аляски. После окончательного краха соперника Северо-восточной компании – компании Лебедева-Ласточкина.

Баранов постоянно поддерживал связь с Россией, хорошее отношение местных племен позволяло ему быстро осуществлять переброску грузов и людей на огромные расстояния, пушнина добывалась также местными силами, под руководством русских промышленных.

Комплексное хозяйство, которое колоссальным трудом и издержками старался наладить Баранов, также приносило свои плоды, особенно в сфере кораблестроения, что позволяло поддерживать регулярную связь с Охотском и Камчаткой, исследовать новые территории.

К 1799 году Баранов уже настолько укрепился на берегах Аляски, что сочетание интересов российских купцов и царской бюрократии привело к созданию РАК (указ Павла I от 08.07.1799 года). Вначале это была чисто коммерческая организация по добыче пушнины, после Указа она стала реально представлять собой ответвление государственного аппарата. Компания имела свой флаг, многочисленные льготы, Правительственные награды и т.д. Ее акционерами был царь, вдовствующая императрица и ряд крупных царских сановников.

договор

Главным поселением в Русской Америке к 1799 году было укрепленное селение Павловская Гавань на острове Кадьяк, где находилась контора РАК, правителю которой Баранову, были подчинены все остальные русские колонии, располагавшиеся в Южной части Аляски. Гарнизоны многочисленных маленьких деревянных редутов и крепостей состояли из нескольких человек русских промышленников с дружественными туземцами и аманатами. Действовали также временные артели по добыче пушнины. На редутах имелись земляные укрепления, которые были необходимы для обороны от частых нападений воинственных индейских племен.

Обладание заморскими колониями было немыслимо без флота, и РАК флот имела. Часть флота была унаследована от компании Шелихова-Голикова, другая была построена или приобретена. Мореходные качества этих судов оставляли желать много лучшего. Экипажи кораблей состояли из необученных промышленников. Правление компании, снаряжая корабли с провизией или необходимыми товарами для колоний, экономило даже на пеньковых веревках. Нанятые на службу, офицеры императорского флота, были, как правило, малоискусны, чванливы, любили выпить и халатно относились к своим обязанностям. Все эти обстоятельства приводили к частым кораблекрушениям.

Со временем, сильное истощение популяции калана заставило Баранова искать новые места для промыслов и значительно расширять места владений Российской империи, Появились иностранные конкуренты, стремящиеся захватить всю пушную торговлю на побережье или, при удобном случае, оккупировать территории промыслов. В год основания РАК был сделан еще один решительный шаг в сторону расширения владений Российской империи на Северо-западном побережье Америки. Новое русское поселение было заложено на острове Ситха (Баранова) к юго-востоку от Якутата, куда с Кадьяка Баранов направил огромную флотилию из множества байдарок, гукора «Св.Екатерина» и галиота «Орел». Командир «Орла» не хотел подчиниться бесчиновному правителю и вышел в море только после длительного сопротивления. 30 июня Баранов отбыл из Якутата, а 8 июля достиг западного берега Ситки. Обосновавшись на Ситхе, Баранов приобрел у местных вождей участок земли под поселение, за который было заплачено товарами. На участке возвели строения новой крепости. В крепости вместе с промышленными, находилось несколько женщин и жена Правителя Анна Григорьевна. Зима 1799/80 года для русских на Ситхе прошла тяжело, за время зимовки умерло двое промышленных. К концу 1800 года были построены основные укрепления.. По пути к Ситхе, в Якутате, Баранова ожидал острый конфликт между промышленными. Прибыв в Ситху, Баранов узнал, что командир галиота «Орел» самовольно вышел в море и во время шторма потерпел крушение.

Несмотря на все трудности: холод, сырость, тяжелую работу, недостаток продовольствия, крепость и необходимые сооружения были построены. Отношения с местными племенами индейцев-тлинкитов были сложными. Во избежание столкновений, Баранов делал ставку на дружбу с их вождями, а при своем отъезде на Кадьяк, давал распоряжения начальнику крепости соблюдать осторожность при контактах и поддерживать мирные отношения.

Воспользовавшись отсутствием Баранова на Кадьяке, монахи-миссионеры, переводчик и командир галиота «Орел» Талин, захватили власть у оставленного вместо Правителя приказчика. Прибыв в Павловскую Гавань, Баранов сумел взять бразды правления снова в свои руки. Талиным двигало в первую очередь сословное превосходство над купцом и склочный характер. Баранову постоянно приходилось при помощи штрафов и угроз ликвидировать саботажи промышленных. Промышленные состояли большею частью из самых развратных и гнусных людей и даже из преступников, состав и настроения в их среде были такие же, как на пиратских кораблях.

В 1800 году на берег материка и островов океан начал выкидывать обломки корабля «Феникс» еще в 1799 году отправленного из Охотска с грузом и людьми. Погибло более 100 человек и товаров для колонии на 600 тыс. рублей. Это была самая большая потеря и морская катастрофа в истории РАК. Убытки были столь значительны, что сказывались еще на протяжении ряда лет. Особенно тяжело пришлось Баранову, он не имел теперь ни хорошего судна, ни опытного капитана, ни новых людей для укрепления и расширения колоний, ни товаров для приобретения пушнины у туземцев, ни средств для поддержания сносной жизни находившихся под его началом промышленников. Не менее тяжелый урон понесла и православная миссия на Аляске. Среди погибших были и только что возведенный в сан кадьякский епископ Иоасаф со своей свитой, единственный из духовных полностью поддерживавший Баранова в его действиях.

Н.П. Резанов писал: »Живем все плохо, но хуже всех наш приобретатель сих мест, в какой-то дощатой юрте наполненной сыростью до того, что всякий день плесень обтирают и при здешних сильных дождях со всех сторон, как решето текущей. Чудный человек! Баранов есть весьма оригинальное и притом счастливое произведение природы».

В Русской Америке русских было абсолютное меньшинство, и основной рабочей силой РАК были туземцы. Туземцы делились на зависимых от компании и независимых, у которых Компания при первой возможности брала заложников – аманатов. Аманаты были нужны для обеспечения безопасности своих служащих. В самом низу социальной лестницы колоний были каюры или «служащие алеуты». Это была самая угнетенная часть населения Русской Америки, которая была занята на самой тяжелой работе и не получала за свой труд ничего кроме пищи и одежды. Они приносили очень большую прибыль, а Компания старалась выжать из них даже невозможное. Практически они были на положении рабов. Для того времени это положение не было чем-то необычным. В России еще было крепостное право, и практиковалась купля-продажа дворовых людей. Уклонение от участия в промыслах не допускалось, было и открытое принуждение к труду.

Привозимая с материка, необходимая для жизни продукция стоила очень дорого по сравнению со стоимостью добываемой пушнины для туземцев, и они часто становились должниками компании. При гибели работника, долг должна была отрабатывать его семья.

Директора Компании в Петербурге проявляли полное равнодушие к нуждам колоний. Особенно выражено это было в период становления, когда многие неотложные просьбы Правителя Баранова игнорировались. Недостаток европейских товаров Баранову удавалось как-то компенсировать продуктами труда каюров. Местное население было нищим, голодало, смертность была высокой. Индейцы и алеуты жили еще в родоплеменных отношениях, запасов продовольствия на зиму не делали, земледелие также не было в их обычаях. Чтобы как-то стимулировать промысел, приходилось раздавать туземцам подарки и нюхательный табак.

Положение местных женщин, а русских женщин там не было вообще, было таким же, как и каюров. За работу они не получали ничего. Для работников, за неповиновение к выходу на работу, применялись телесные наказания, несмотря на инструкцию Баранова «обращаться с населением нормально». Так как нужно было заготовить для компании определенное количество пушнины и товаров, без принуждения и наказаний не обходилось. С другой стороны, сами промышленные были полностью зависимы от РАК. Бесправию промышленных способствовала монополия Компании, и полная зависимость работных от кредиторов. Тяжелая, полная опасностей и лишений жизнь была их уделом, но Компания была безразлична к судьбам своих людей. Во главе всего этого стоял Главный Правитель, в руках которого сосредотачивалось все управление Русской Америкой. Пушного зверя с годами становилось меньше. Постепенно основой экономики Русской Америки стала добыча калана, на которого охотились алеуты и эскимосы, объединенные в байдарочные флотилии. Таких флотилий-партий было много. Самая крупная Кадьякская, кроме того, была Тугидакская, Еврашечья и другие, более мелкие..

Пушной сезон 1800 года был очень удачным, но были и серьезные потери. При переезде с Кадьяка на остров Семиди, во время шторма утонуло много байдарок с туземцами, не приходили существенные подкрепления из Охотска. Назревал конфликт с местной оппозицией. Духовные с чиновными вышли из пределов своих должностей и до половины зимы настраивали многих из промышленных и островитян к мятежу и возвращению независимости. Главной причиной конфликта между членами духовной миссии и Барановым было отношение к туземцам, которых монахи «защищали» от чрезмерного угнетения, но, в основном, это была борьба за влияние на местное население между светскими и духовными властями. К сожалению, Правитель даже если бы и хотел радикально изменить жизнь туземцев к лучшему, сделать этого не мог, так как только их труд обеспечивал существование Российских колоний в Америке. Да и жизнь их не слишком отличалась от жизни крепостных крестьян на территории России.

Имея склонность к изобретательству, Баранов научился варить «хвойное пиво» против цинги, добывал скипидар, придумал специальный состав для смоления лодок, умел ставить паруса, научился счислению широт и долгот по приборам. Заразившись отвагой алеутов, ходивших в море на одиночных кожаных лодках, проплыл на такой лодке вокруг Кадьяка, оглядел его гавани, запасы леса, искал глину для кирпичей и медь, в которой очень нуждался, для строительства своего флота.

Баранов не был намеренно жесток, в чем его нередко упрекают наши современники, он был суровым и требовательным начальником, соответствующим времени и условиям в которых он жил. Так что обвинения Баранова в истреблении алеутов беспочвенны, лучшим доказательством этого является народная благодарная память жителей Аляски о Первом Главном правителе. Расширяя и укрепляя, по мере сил, Российские владения в Новом Свете и защищая людей, находившихся под его опекой, он не щадил ни себя ни других.

Исследования отечественных историков показали, что финансовые отчеты Правления Компании своим акционерам, из-за отсутствия надежной связи, непостоянстве пушного промысла, приписок и махинаций отдельных служащих, не всегда отличались большой точностью. Эти обстоятельства еще больше усугубились после перевода Правления РАК из Иркутска в Петербург.

Его принцип «народ для империи, а не империя для народа». Подобные представления вообще характерны для российского общества, а Баранов был большим патриотом. Труд, здоровье, жизнь отдельных людей и целого поколения туземных и русских работников, своей жены, сына и дочерей были принесены им в жертву интересам государства. Баранов был сыном своего времени и общества и точно выполнял возложенные на него этим обществом обязанности. Не столько для личного обогащения и даже не для выгод компании, сколько ради интересов империи он взял на себя нелегкое бремя руководства российскими колониями в Новом Свете. Баранов писал: "Что же до моего об общем благе, выгодах компании и пользах Отечества старании, кое последнее принял я за главный предмет, с самого начала моего вступления в правление предпочтительно пекся, нежели о частных и того меньше собственных моих выгодах, не обнадеживал я ни языком, ни бумагами, но доказал и доказываю поднесь прямою деятельностью».

Он не цеплялся за свой пост. Ему надоели все дрязги и летом 1800 года он просил освободить его, но по воле судьбы должен был остаться. Человек, которого выслали ему на смену – погиб.

К 1801 году оппозиция все не унималась. Иеромонах Афанасий, сменивший Иосафа, потребовал не посылать туземцев на промыслы. Когда Баранов отказался, его назвали изменником государю. На этом монахи не остановились. Их целью было воссоздать прежнюю жизнь, которая состояла в разбоях и грабежах никем не сдерживаемых бандитов, и чтобы никто не ездил в партию, промышляя для себя, и продавал вольно по Охотским ценам. В результате их происков дело могло закончиться не только крахом РАК, но и восстанием туземцев, что привело бы к гибели всех промышленных и союзных племен. Частично агитация монахов возымела свое действие, и со временем угрозы приняли обоюдный характер. Кое-как монахов утихомирили без жертв. В результате 1799-1800 годы ознаменовались усилением экспансии РАК в южном направлении вдоль северо-западного побережья Америки, а добыча калана продолжала успешно развиваться. В 1799 году Баранов получил именную медаль, как признание его заслуг перед государством.

Теперь Баранова тревожили слухи о том, что Испания в союзе с Францией собираются разорить российские владения в Америке. К счастью страхи были напрасны. Ни у той ни у другой стороны на это не было достаточной морской мощи.

Весной 1801 года Баранов мобилизовал на промысел каланов байдарочные флотилии. Недостаток европейских товаров заставил Баранова пойти на сделку с капитаном американского судна «Энтерпрайз» и закупить у него припасы и необходимые вещи.

Летом 1800 года Баранов опасался набегов на столицу колоний, в связи с непрекращающимися в Европе войнами, в которых активное участие принимала Россия. У него не было надежных кораблей для отправки товаров и пришлось устраивать тайные склады в глубине острова, но не европейские каперы нанесли удар по колониям, а индейцы, когда в мае 1802 года началось мощное военное выступление индейцев-тлинкитов, стремящихся изгнать русских с занимаемых земель и территориальных вод. Так же как апачи, тлинкиты были известны своей воинственностью и склонностью к грабежам и разбоям среди соседних племен. Причиной было желание тлинкитов самим получать товары с английских и американских кораблей, также их возмущало что партовщики, с попустительства начальства, грабили индейские захоронения и опустошали кормовые запасы. Действовала и антироссийская агитация, которую вели иностранные торговцы, поставлявшие тлинкитам оружие. Американские моряки шантажировали индейцев, они говорили, что вследствие истребления калана, суда из Америки не будут приходить. Готовясь к выступлению 1802 года, тлинкиты составили хорошо продуманный план по ликвидации всех русских поселений и байдарочных флотилий в юго-восточной Аляске. В результате уничтожение Михайловской крепости на Ситхе было успешно осуществлено. К счастью, Якутатская крепость и селение при ней уцелели. Успеху тлинкитов способствовало участие в штурме на их стороне американских матросов.

Утрата Ситхи была тяжелейшим ударом для русских колоний и Баранова. Были потеряны богатейшие угодья для добычи шкур калана, сожжены построенные с величайшим трудом крепость и почти готовое судно на стапелях, невосполнимы были и людские потери.

Это было крупнейшее военное выступление туземцев за всю историю Русской Америки. Оно на два года отодвинуло границу Российской империи на север до Якутата. Баранов считал, что необходимо срочно вторичное завоевание острова, или весь район архипелага Александра может выйти из-под контроля России. Сразу Баранов не мог предпринять никаких действий, из-за нехватки людей, снаряжения и судов, годных для похода. По иронии судьбы, в год потери Ситхи Баранов получил повышение. Ему поручили также и Уналашкинский отдел компании, и он стал Главным Правителем Русской Америки. Ему также был присвоен чин коллежского советника и дана медаль на ленте Святого Владимира (Указ Сената от 12.08.1802 г.). Этот чин по табели о рангах равнялся званию армейского полковника и давал право на потомственное дворянство. Компания пошла на это, в основном, для ограждения от «своевольства» морских офицеров. Но эта мера помогла лишь частично. Когда Баранов получил известие о награждении, он писал: »Я награжден, а Ситха потеряна. Нет, я не могу жить! Иду или умереть или заключить ее в число земель Августейшего моего благодетеля!»

В 1802 году РАК, имея монопольные права, решила еще больше закабалить промышленных и выдавать им плату деньгами, а не мехами, как было раньше. Таким образом, вся пушнина сразу попадала в руки РАК по твердым заниженным ценам. Промышленные устранялись от самостоятельной торговли и превращались в наемных рабочих. Баранову стоило колоссального труда умиротворить возмущенных людей и убедить их снова заключить генеральные контракты с компанией.

В 1803 году Баранов планировал новый поход на Ситху, но И.А. Кусков убедил его отложить это мероприятие, так как не было достаточного количества людей и кораблей, а Баранову приходилось рассчитывать только на свои силы. Для этого он заложил в Якутате два небольших судна и значительно усилил границы крепости, а Кускову дал распоряжение узнавать о намерениях тлинкитов.

Возвратясь на Кадьяк, не имея надежных судов, он заключил с американцами соглашение о совместном промысле. Предприятие оказалось успешным, и такая практика продолжалась и после 1804 года.

карта компанейских земель

Баранов всесторонне изучал территории Русской Америки и для разведки месторождений самородной меди послал экспедицию в долину реки Коппер (Медная). Вожди племен были недовольны продвижением русских вглубь материка. Руководитель экспедиции был тяжело ранен, экспедиция сорвана, к счастью, вторая экспедиция обошлась без потерь, но обнаружить месторождение меди так, и не удалось. Индейцы тщательно скрывали места ее добычи. В 1803 году туда в третий раз отправился Константин Галактионов, Это была его последняя экспедиция, так как на обратном пути в 1804 году он и сопровождавший его туземец-переводчик были убиты индейцами атна. Еще одна экспедиция по реке Коппер в 1805 году была последней попыткой Баранова исследовать внутриматериковые районы к востоку от залива Кука и Принс-Уильям: постоянные конфликты с тлинкитами и экспансионистские планы по расширению владений на северо-западном побережье в южном направлении заставили его отказаться от выполнения этой задачи.

В 1804 году Баранов начал поход на Ситху. К этому времени союз тлинкитских племен распался, часть тлинкитов поспешила заключить с Барановым мир. Прибыв в Ситхинский залив, он застал военный шлюп «Нева», принадлежащий компании, который совершал кругосветное путешествие. Это усилило эскадру Баранова. Местные тлинкиты бросили селение, и оно тут же было занято Барановым. Там сразу началось строительство будущей столицы Русской Америки Ново-Архангельска. Но у тлинкитов еще была своя крепость, которую пришлось взять штурмом, и по приказу Баранова она была сожжена. Баранов был ранен. В этом же году он получил повышение по службе (Указ 1802 года) и у него родилась дочь Ирина. В конце лета 1804 года Баранову были посланы подкрепления из Охотска – около 200 человек. Сам Баранов зимовал на Ситхе с 110 русскими.

Вторичное обоснование Баранова на Ситхе имело огромное значение для русских колоний. Основанная крепость Ново-Архангельск уже через несколько лет превратилась в важнейшую хозяйственную базу Русской Америки. Не случайно, что за это Баранов по ходатайству графа Н.П. Румянцева получил от императора Александра I в 1806 году орден Св.Анны 2-й степени. В это время ситхинцами на Восточной стороне острова была построена укрепленная крепость, а тлинкиты других мест взялись за строительство крепостей, вооруженных пушками, купленными у американских торговцев.

Формальный мир между тлинкитами и русскими был заключен лишь в 1805 году, что не мешало продолжению враждебных акций с их стороны. Так в 1805 году была захвачена и сожжена крепость и селение в Якутате. Это было еще одним тяжелым ударом для русских колоний. Была утрачена хозяйственная и стратегическая база на побережье Америки. Все это отодвинуло на несколько лет продвижение русских в южном направлении. Крепость в Якутате так и не была восстановлена. Весть о разорении Якутата вызвала брожение среди туземцев Русской Америки. Индейцы танаина стали проявлять холодность к русским, а эскимосы-чугачи и индейцы атна открыто угрожали нападением на Константиновскую крепость.

В 1806 году до Баранова дошел слух, что до 3-х тысяч тлинкитов собираются для захвата крепости в Ново-Архангельске. Срочно была укреплена деревянная стена, принятые Барановым меры и поддержка вождя племени хайда-кайгани Кау расстроила планы тлинкитов. Баранов путем различных трюков и фейерверков сумел внушить индейцам мысль о своем сверхъестественном могуществе и приобрел среди них славу великого колдуна. Индейцы свято верили, что он может летать по воздуху, куда и когда захочет, чтобы узнать обо всех намерениях своих врагов. Баранов, стремясь убедить индейцев в своих сверхчеловеческих способностях и имея под платьем кольчугу, специально давал пленным тлинкитам лук и стрелы и приказывал стрелять ему прямо в сердце. Стрелы всегда отскакивали от невредимого Правителя, вызывая почтительный ужас индейцев. «Благодаря Бога,"- писал Резанов летом 1806 года: "что в самое малолюдство не отважились они сделать решительного покушения. Они бояться крепко г-на Баранова, и истинно одно имя его весь край в страхе держит».

В октябре 1806 года умерла первая жена Баранова Матрена, которую он оставил в России. Через Н.П. Резанова была отправлена просьба царю от 15.02.1806 об усыновлении сына Антипатра и дочери Ирины, родившихся на Аляске у Баранова от индианки.

манефа алексеевна масаинова Правнучка А.А. Баранова


Гражданин Отечества. К 255 летию со дня рождения А.А. Баранова (часть 2)

Copyright MyCorp © 2020 | Сделать бесплатный сайт с uCoz